Глава 3. Если он мало зарабатывает


...

Правило 28. Будьте осторожны с приемом «А тебе слабо?»

Штольц – герой, он любит соревноваться и побеждать. Он испытывает кайф, когда доказывает, что он лучше, что он круче. Олимпийский девиз сitius, аltius, fortius – быстрее, выше, сильнее! – это для него и про него. Прием «А тебе слабо?» призывает его к соревнованиям, а это его родная стихия.

Его взбудоражит ваш призыв:

– Гляди, Петя, Вася-то уже устроился на работу, хоть и от кризиса пострадал.

Но вот вторая половина этой фразы должна быть очень правильно выстроена.

Годится такая формулировка:

– А ты что, хуже, что ль? Ты же лучше!

Но категорически не годится упрек:

– Эх ты, Вася устроился, а ты даже этого не можешь сделать. Да ты не мужик!

Такая формулировка никому не понравится, это обидно и оскорбительно. Она не способствует повышению самооценки и может спровоцировать мужчину на агрессию по отношению к вам.

Призыв к состязанию следует формулировать не в виде упрека, а в виде подбадривания.


Вы еще можете добавить: «Я в тебя верю, давай вперед! Действуй! Догоняй».

Но будьте осторожны, не пережмите. А то вы так включите его азарт, что он начнет сражаться с ветряными мельницами, да так и не сможет остановиться, будет продолжать и продолжать искать работу. Он понесется искать самую крутую должность с самым высоким окладом и пропустит достойное предложение. Журавль в небе, конечно, хорошо, но синицу из рук лучше не выпускать.

Его можно подзадорить конкретными задачами. Например, вы можете сказать своему Штольцу: «Все наши знакомые хорошие дома себе начали строить. Давай мы тоже себе построим трехэтажную каменную избушку в престижном месте. Что мы, хуже других?»

К этим призывам хорошо добавить сексуальную подливку: эротически-романтический ужин с чулками-подвязками и наручниками с плюшевой оторочкой. И ваш герой помчится совершать подвиги!

Психология bookap

А вот на Обломова призывы «слабо?!» не действуют совсем. Обломов не борец. И если вы скажете ему: «А вон Саша своей Маше купил и то, и другое, и пятое, и десятое», он не вскочит на коня, не начнет трясти копьем, чтобы перещеголять соперника. Вместо этого он свалится в постель с новым приступом конъюнктивита и проворчит: «Ну вот и иди к своему Сашке. Я всегда говорил, я тебя не достоин, ищи себе спонсора». И напрасно вы будете уверять, что вы его любите, что только он один на всем белом свете нужен вам. Тень всесильного Сашки уже легла между вами и превратилась в железобетонный забор.

А вот слова: «Милый, я в тебя верю, ты обязательно справишься», – поднимут с дивана даже самого закоренелого Обломова. Но тут есть один очень маленький, но очень весомый нюанс: в него действительно надлежит верить безоговорочно. Если у вас есть хоть малейшие сомнения в его победе, это проскочит едва слышной ноткой в вашем голосе. А ваш Обломов очень чувствительный. Он уловит эту вашу едва слышную нотку сомнения, снова закутается в одеяло и пуще прежнего примется глотать пилюли. Так что если вы сомневаетесь в нем, если ваша вера потеряла незыблемость, лучше промолчите. Молчание, как всегда, выручит.