ВВЕДЕНИЕ. НОЧЬ, КОТОРАЯ ИЗМЕНИЛА МОЮ ЖИЗНЬ

Самое большое открытие моего поколения — это факт, что человек может изменить свою жизнь, изменив свое умственное отношение к ней

Уильям Джеймс

В 1980 я окончил юридический колледж и думал, что всю жизнь буду работать юристом. Как бы то ни было, это — то, чем я хотел заниматься с ранних лет.

Вначале все шло по плану. После продолжительной учебы в летнее время я сдал выпускной экзамен, и меня направили на практику в Нью-Йорк. Моя личная жизнь тоже была на подъеме. Мы с Долорес учились в одной группе в колледже, a в начале 1981-го поженились. Я был на пути к большому успеху и счастью.

Или, по крайней мере, так я думал.

Но после нескольких лет работы в юриспруденции я понял, что я совсем не счастлив.

Конечно, кое-что в моей профессии мне нравилось. Мне правилось помогать людям разрешать споры, особенно когда удавалось уберечь их от хождения по судам и другим инстанциям.

Однако в работе адвоката было много вещей, которые мне не нравились, которые, казалось, отнимают у меня желание жить: гора утомительной бумажной работы и рутинные действия, которые должны были быть обязательно выполнены. Постоянно приходилось что-то отменять или переносить: это нормально, когда рассмотрение судебного процесса в суде переносят по десять раз.

Я боялся ходить на работу

Я продолжал выполнять работу с большим трудом, но становился все более и более неудовлетворенным специальностью адвоката. Я был недовольным и удрученным. Прямо говоря, мне не нравилась моя жизнь, и я не видел возможностей для ее улучшения.

Была ли у вас такая работа, на которую вы ходили со страхом в груди, и казалось, что каждый день «груз проблем мира сего» лежит у вас на плечах?

Вот это то, что чувствовал я. В буквальном смысле зажатый в тисках, я чувствовал боль и физически и эмоционально. Я даже выглядел старше своих лет. У меня начались постоянные головные боли и «ураганы» в желудке. Боясь заболеть серьезно, я ходил к врачам, они назначали целую серию необходимых медосмотров. Каждое исследование заканчивалось одним и тем же результатом — врачи не могли найти никакого органического нарушения. Лишь один из врачей порекомендовал принимать «Маалокс» для нормализации работы желудка.

Но духовно я был мертв. Все было лишено смысла. Ежедневная рутина отразилась и на моей внешности: хотя мне было всего лишь под тридцать, я выглядел на все сорок! Я был истощен. И однажды вечером, сидя в одиночестве в своем кабинете, я понял, что что-то должно измениться. Я не знал, что именно я должен сделать, я просто произнес вслух: «Моя жизнь стоит большего, чем то, что я имею сейчас... Должно быть что- то большее, чем это мучение и несчастье».