СЕКСУАЛЬНОЕ НАСИЛИЕ

Понятие «сексуальное насилие» имеет широкий смысл. Это не то, что обычно подразумевается под словом «изнасилование». Сексуальное насилие — это любые действия эротического или сексуального характера, которые осуществляются против воли человека, по отношению к которому эти действия осуществляются.

Чаще всего сексуальное насилие бывает в детском и подростковом возрасте, потому что дети и подростки, во-первых, не понимают, что с ними делают взрослые, а, во-вторых, они не могут дать адекватный отпор. Статистические данные о частоте сексуального насилия я уже приводила раньше. Цифры — просто ужасающие! Еще раз повторю: половина девушек до восемнадцати лет в той или иной форме подвергалась насилию, четверть девушек — в детском возрасте.

Может быть, ты слышала о таком сексуальном извращении как педофилия (теперь сексуальные извращения называют парафилиями, но суть от этого не меняется). Педофилия — это патологическая направленность сексуального влечения, сексуальное влечение к детям. Эфебофилия — это сексуальное влечение к подросткам. Если кто-то осуществлял какие-либо сексуальные действия по отношению к тебе, когда ты не достигла подросткового возраста (12 лет), то он — педофил. Если ты старше двенадцати лет, но еще не достигла шестнадцати лет, то, в случае, если совершеннолетний мужчина осуществлял сексуальные действия по отношению к тебе, то он — эфебофил. Если эротические действия совершает женщина по отношению к маленькой девочке, это называется гомосексуальной педофилией. Если особа, достигшая восемнадцати лет, совершает эротические и сексуальные действия по отношению к девочке-подростку, — это гомосексуальная эфебофилия.

Тебе нужно хорошо усвоить все эти понятия, потому что они тебе пригодятся.

Во-первых, для того, чтобы понять себя, что с тобой происходит, если когда-либо у тебя будут проблемы сексуального характера, а такие проблемы есть у очень многих взрослых женщин.

Во-вторых, тебе все это нужно знать, чтобы в будущем никогда не стать жертвой сексуального насилия.

В-третьих, если подобное сотворили с тобой взрослые, когда ты была маленькой, нужно осознать этот факт, пережить его и, подобно тому, как вытаскивают из дому старую ненужную вещь и выбрасывают ее на помойку, согласно известной английской пословице, вытащить свой «скелет из шкафа», рассмотреть его, увидеть, что он вовсе не такой страшный, и тоже выкинуть его на помойку. Именно так и нужно поступить с этими травмирующими психику воспоминаниями: выкинуть их из своей памяти.

Бывает так, что эти тяжелые воспоминания, травмирующие психику, вытесняются в подсознание: их уже нет в активной памяти, но в подсознании они сидят. Это своеобразный шрам в душе.

Так вот: если ты не сможешь сама с этим справиться, если это вызывает у тебя чувство стыда, отвращения, вины, если вспоминать об этом тебе страшно или противно, тогда лучше всего обратись к психотерапевту (или сексологу).

Не нужно жить с тяжелыми воспоминаниями!

Может быть, понадобится заново все это пережить, переосмыслить и с помощью специалиста избавиться от них, чтобы больше они никогда не травмировали твою психику. В противном случае то давнее происшествие, ставшее психической травмой, может негативно сказаться на твоей будущей сексуальной жизни, да и вообще на твоей жизни.

Для примера расскажу тебе весьма поучительный случай, а таких случаев я могу рассказать десятки, если не сотни.

Ко мне на консультацию пришла очень расстроенная молодая женщина, и буквально после первых же фраз стала плакать, и плакала в течение всего часа, пока шла консультация. Коротко расскажу тебе историю этой женщины.

Оказалось, что в течение последних трех лет, когда у нее родился ребенок, у них с мужем не было интимных отношений. Ну, маленький ребенок… Моя пациентка, назовем ее Татьяной, была так измучена, — ребенок был слабенький, часто болел, — что и думать не думала об «интиме». Потом время прошло, ребенок окреп, а они по-прежнему жили с мужем, словно брат с сестрой, и даже спали в разных спальнях, потому что Татьяна часто ночью вставала к ребенку. И вот она стала замечать, что он чем-то подавлен. Попыталась расспросить — супруг отмолчался. Тогда Таня спросила: «Ты что, изменил мне?» Муж пожал плечами, промолчал, потом посмотрел на нее несчастным взглядом и кивнул. Таня призналась: «Я вся похолодела…»

Некоторые женщины иногда расспрашивают своих любимых мужчин, не было ли у них «чего». Хоть это и причиняет им боль, тем не менее, они хотят знать правду. Так и Таня: захотела узнать всю правду и стала расспрашивать своего мужа дальше: «С кем ты мне изменял? Кто эта женщина?» Муж ответил: «Это не женщина…». Таня тогда и помыслить не могла, что она услышит, а услышала она: «Это мужчина…».

Моя пациентка рассказывала: «Я как стояла, так и села — мимо табуретки, прямо на пол. Не чувствовала, что ушиблась, вообще ничего не чувствовала. Такое ощущение, что мир рухнул, как я рухнула, на пол».

Ей никогда не приходило в голову, что ее муж — гей.

Супруга она выгнала в тот же день. И все время плакала, не переставая. Она чувствовала себя, будто оплеванной, и повторяла непрерывно: «Лучше бы он изменял мне с женщиной! Это так унизительно — он предпочел мне мужчину»!

Таня приходила ко мне каждую неделю, и мы с ней анализировали ее прошлую жизнь. Оказалось, что ее бывший муж (Татьяна подала на развод), — назовем его Михаилом, долго ухаживал за ней, но был каким-то квёлым, неактивным. Цветы дарил, «разговоры разговаривал», но в течение первого года ни разу не прикоснулся к ней, даже под руку не брал. А Таня — девушка скромная, на тот момент была девственницей, поэтому тоже не форсировала события. Да она и не знала, что нужно делать в таких случаях, каким образом парни ухаживают за девушками.

Так они и гуляли, в кино ходили, разговаривали, обменивались впечатлениями о прочитанных книгах. Михаил чуточку осмелел только на втором году ухаживаний. Все было очень скромно, пристойно — поцелуй в щечку на прощание. И все. Через три года он предложил ей пожениться. На тот момент она все еще оставалась девственницей, девственность потеряла только через две недели после свадьбы, да и то с трудом: у мужа были проблемы с эрекцией.

Замужем Татьяна семь лет, и когда она ретроспективно вспоминала свой брак, то оказалось, что и вспомнить-то нечего! Хорошего, я имею в виду. Как говорит Татьяна: «Я все тащила на своих плечах». Она была добытчицей в их семье, работала в двух местах и, даже когда была беременна первым ребенком (он умер у них спустя три дня после рождения), все равно продолжала работать почти до самых родов.

Роды у нее оказались тяжелыми, с искусственной стимуляцией, ребенок родился с тяжелой родовой травмой и умер. Таня очень переживала, хотела второго ребенка, а муж был настолько подавлен случившимся, что пару лет между ними не было интимных отношений. Да и Таня никак не могла оправиться от тяжелой травмы.

Михаил толком не работал — учился в институте, но через пень-колоду: уходил из одного вуза, поступал в другой, потом перешел на вечерний, а сам при этом не работал.

И вот, наконец, хоть и редко жили они половой жизнью, но Татьяне все же удалось забеременеть, и она родила второго ребенка, а спустя три года узнала страшную новость: ее муж — гей.

Конечно, это трагедия в жизни любой женщины, но здесь важно не то, что муж оказался геем, а то, почему Татьяна вышла замуж за такого парня.

С одной стороны, она была неопытной девушкой, — именно поэтому я рассказываю тебе этот случай, чтобы в твоей жизни никогда не произошло чего-нибудь подобного.

Знай: если парень восемнадцати — двадцати лет гуляет с тобой и год, и два и при этом даже не прикасается к тебе, а разговаривает о цветочках, пылинках, пестиках — у этого парня проблемы. Необязательно, что он — гей, может быть, у него проблемы либо с головой, либо ниже пояса, но проблемы есть точно. Период с восемнадцати до двадцати лет называется периодом юношеской гиперсексуальности. В этом возрасте парни, у которых бурное половое влечение, ведут себя наедине с девушкой совсем по-другому.

Имей в виду: геи очень часто женятся либо для того, чтобы замаскировать свою гомосексуальность, чтобы никто из окружающих не догадался об их ориентации, либо для того, чтобы, как они говорят, «излечиться».

Вот и Танин муж тоже, зная, что он — гомосексуал, женился в надежде «излечиться». Признался он в этом совсем недавно, уже после того, как они расстались, и это стало вторым ударом для Тани. Она говорит: «Мало того, что он оказался геем, так он еще не любил меня, а использовал всего лишь как средство! Ему надо было излечиться, а я?.. Я что — лекарство для этого гея? Я должна “лечить” его гомосексуализм»?!

Так бывает нередко. В юношеском возрасте, когда парень осознает свое гомосексуальное влечение, но не хочет стать отщепенцем, изгоем, особенно если он живет в маленьком городе (Таня приехала в Москву из небольшого южного городка), где все становится быстро известно, парни либо уезжают в большой город, где геев много, либо женятся.

Но нам в данном случае важно, почему все это произошло. Я начала с Татьяной курс психоанализа, и вот буквально на первом же сеансе выяснилось, что, когда Танечке было три годика, они с мамой и папой отдыхали у бабушки с дедушкой, которые жили в сельской местности. По поводу их приезда собрались гости, взрослые выпивали, а Таня и еще двое ребятишек примерно ее возраста играли во дворе. Кроме них никого на улице не было.

И вот к ним вышел пьяный Танин двоюродный дедушка — так она назвала родного брата ее бабушки. Он жил в том же селении. Он подошел к детям, расстегнул брюки и извлек свой пенис. Тогда Таня догадывалась, что это такое, но не видела никогда. Она вспоминала: «Это было омерзительное зрелище». Мало того, этот мерзкий старикашка (ему было лет семьдесят!) схватил Таню за волосы, залез ей в трусики и стал тыкать ей в лицо своим сморщенным грязным пенисом. Таня стала кричать и вырываться, тогда он схватил другую девочку, отпустив Таню, и та с плачем убежала. Вторая девочка тоже стала вырываться и кричать, старикашка испугался, отпустил ее, и дети разбежались.

Таня впервые была в этой деревне, не знала, куда ей деться, где спрятаться от страшного насильника, бегала, плакала, пока кто-то из соседок не увидел ее и не отвел девочку домой. Она непрерывно плакала, но ничего не рассказала родителям. А мама решила, что дочка заблудилась, потерялась, стала ее успокаивать и предупредила: «Никуда не уходи со двора». А Тане было так стыдно…

Во время психоанализа, когда я спросила, почему ей было стыдно, ведь она же ничего плохого не делала, моя пациентка ответила: «Я боялась, что мама меня будет ругать, скажет, что я во всем сама виновата».

Почему? В чем виноват ребенок, к которому пристает пьяный педофил?

Трехлетняя Таня, конечно же, этого не понимала. Разумеется, ей нужно было рассказать обо всем родителям. Когда я спросила, что было бы, расскажи она родителям, она ответила: «Мой папа на клочки бы порвал этого дядьку». Ну, «на клочки» — это может быть громко сказано, но, по крайней мере, педофил был бы наказан, девочка поняла бы, что она под защитой отца, что никогда не один взрослый дядька, да и вообще существо мужского пола не посмеет прикоснуться к ней против ее воли, не посмеет причинить ей вред. Вот тогда, если бы отец наказал растлителя, у Танечки бы четко зафиксировалось: у нее есть отец, который всегда ее защитит, а мужчины, если они ведут себя неподобающим образом, получают по заслугам.

К сожалению, этого не произошло. В Таниной душе остались чувство вины — совершенно незаслуженной — и страх. Страх перед мужчинами. Поэтому до восемнадцатилетнего возраста, пока она не встретила Михаила, своего будущего мужа, Таня боялась мужчин, сама того не сознавая.

Она была красивой девочкой, умной, способной, прилежной, хорошо училась в школе, у нее было много подружек, да и ребят в ее окружении было немало: она им нравилась, они ухаживали за ней. Но она держалась от них подальше. А когда девчонка ведет себя недотрогой, парни, конечно же, не проявляют особой активности.

Обычно парни «клюют» на более доступных девочек — тех, которые ведут себя раскованно, и от которых парни не ждут отказа. Ребята ведь тоже боятся быть осмеянными: а вдруг девочка пошлет его, да еще в грубых (или циничных!) выражениях, а для него это — психическая травма! Вот потому парни предпочитают девчонок, которые, по их мнению, безотказны. По крайней мере, парень надеется, что она не нагрубит ему в ответ, не отвергнет, не оттолкнет.

За Таней тоже пытались ухаживать — она вела себя вежливо, но держала дистанцию. И вот только Михаила она не боялась, потому что он, не испытывая нормального полового влечения, вел себя иначе, не так, как другие ребята из ее окружения. Он был для Тани неопасен — подсознательно она это понимала, потому именно его и выбрала, хотя ничем особенным Миша не выделялся: и не умен, и не активен, и не инициативен, и перспективой не воодушевлял. Но Таней руководило подсознание, а не осознанный выбор, вот потому она такого человека и выбрала.

Подобное бывает нередко. Девочки, пережившие сексуальное насилие в раннем детстве или в школьные годы, потом мужчин боятся. Нередко сами они того не осознают, а бывает, что и сознают, но ничего не могут с этим поделать. Как только парень (мужчина) проявляет по отношению к ней какую-то активность, да хотя бы просто старается прикоснуться, девочка (девушка) шарахается от него, как от зачумленного. Он думает: «Что это с ней такое?! Вокруг так много девчонок, готовых на все, а эта ведет себя, как барышня XIX века»! Потому такие девочки и не пользуются вниманием противоположного пола, а потом, повзрослев, они нередко остаются одинокими.

Если что-то подобное было в твоем прошлом, тебе обязательно нужна помощь профессионала, знай это!

Девушка признается подруге: — Я никогда не была так счастлива! У меня двое парней, и один из них такой замечательный — красивый, чуткий, заботливый, внимательный!.. — Тогда зачем тебе второй? — Ох, зато второй — НЕ ГОМИК!

Анекдот