МАЛЕНЬКАЯ МАМА

Сверхоптимизм — это когда тринадцатилетняя школьница на шестом месяце беременности втирает себе в живот крем для похудания.

NN

Давай рассмотрим, что будет, если вдруг ты забеременеешь. Кстати, имей в виду, что у матерей моложе восемнадцати лет в пять раз чаще рождаются дети-олигофрены. Олигофрения в переводе с греческого означает «малоумие». Легкая степень олигофрении — дебильность. Иначе говоря, мать, не достигшая восемнадцати лет, в пять раз чаще рожает дебилов. А уж если матери четырнадцать — пятнадцать лет, то сама посуди, кого она может родить. Причем умственно неполноценные дети у юных девчонок многократно чаще рождаются, чем у старородящих после сорока лет, хотя гинекологи и считают, что у старородящих очень высок риск рождения неполноценного ребенка. Если отец ребенка младше восемнадцати лет, то это рассматривается как фактор риска рождения ребенка недоношенного, с низкой массой тела. А у такой же юной матери — высокий риск токсикоза беременности, и ее малыши чаще всего будут иметь проблемы с физическим и психическим здоровьем. И еще. У юных беременных чаще, чем в более старших возрастных группах бывают самопроизвольные выкидыши, а потом гинекологические заболевания и, как результат, бесплодие.

Я лежала на сохранении в Центре здоровья матери и ребенка, когда носила свою дочку и как раз относилась к категории старородящих. Мне тогда было тридцать пять лет, а дочку я родила в тридцать шесть. Так вот, со мной в палате лежали девчонки двенадцати, тринадцати, четырнадцати лет, которые поступали на так называемые искусственные роды. А все дело в том, что девчонка «залетела», но скрывала от матери свою беременность и переходила тот срок, когда еще можно было сделать аборт.

И вот ее беременности уже месяца четыре, четыре с половиной, а то и пять, и мать, наконец, замечает, что у дочери живот все больше и больше. Потом на семейном совете принимается решение, что рожать нельзя, но и аборт уже делать поздно, и вот тогда-то по медицинским показаниям назначаются искусственные роды.

Это и в самом деле настоящие роды — со схватками, с болью. Их вызывают искусственным путем: ставят капельницу и вводят специальные вещества для стимуляции родовой деятельности. А эта маленькая девочка-женщина двенадцати — тринадцати лет вынуждена испытывать такую же боль, какую испытывают женщины в родах. Но между ними — огромная разница! Взрослая роженица счастлива от того, что у нее скоро появится долгожданный ребенок. А бедная девчонка, которая залетела по глупости-неосторожности, корчится в муках для того, чтобы от ребенка избавиться.

А от чего она избавляется? От последствий собственной неосторожности! Вся беда-то в том, что она и удовольствия не получала, когда уступала своему парню. Это он получал удовольствие, а она потом мучается.

Обычно искусственные роды происходили не в родовой, а в палате. В Центре охраны здоровья матери и ребенка двухместные палаты. Я лежала в Центре долго, почти всю беременность, и за это время моими соседками по палате побывала целая вереница этих девчушек. Жалко их было ужасно, потому что чаще всего у них рождались живые дети. То, что у них появлялось на свет, уже можно назвать ребенком, а не эмбрионом, потому что искусственные роды делают на сроке шесть — шесть с половиной месяцев.

После рождения медсестра тут же уносила ребеночка — в этом центре есть специальное отделение для выхаживания недоношенных детей. Потом их забирают бездетные женщины. Эти женщины образуют огромную очередь на усыновление-удочерение. Некоторые бесплодные женщины специально устраиваются в этот Центр, чтобы эту очередь обойти и получить малыша.

Девчонка, отмучившись, уходит из больницы, но я думаю, что в ее душе навсегда остается тяжелейшая травма, потому что ребеночек-то рождается живой, он пищит, он мяукает, как котенок… Даже не передать словами! Ведь и котенка жалко, а уж ребенка-то…

А ведь девчонка-то все это слышит, она в полном сознании, и вот при ней это маленькое существо, которое исторглось из ее чрева, куда-то уносят. Она слышит разговоры, что кому-то потом отдадут этого ребенка, а это ее ребенок, это не кусок мяса, это не котенок — это ее ребенок, которого она родила в муках!

И вот потом, спустя многие годы, некоторые начинают искать своих детей, а найти невозможно, потому что нет никаких документов, подтверждающих, что юная мать отказывается от своих прав на ребенка, поскольку это считается прерыванием беременности, а не родами! Поэтому найти его она просто-напросто не может — никаких следов не остается.

Взрослая женщина вдруг в какой-то момент просыпается вся в слезах и думает: «А где же мой малыш, с кем он, кто его воспитывает, а знает ли, кто его настоящая мать?»

Потом некоторые из таких женщин приходят ко мне и говорят: «Не могу себе простить! Была маленькая, глупая, совершила огромную ошибку. И потому, что была неосторожна и залетела, и потому, что переходила сроки, уж лучше бы аборт сделала, — по крайней мере, не слышала бы голосочек своего ребенка. Да и в том, что отдала его в чужие руки, — тоже моя огромная ошибка»!

Многие плачут: «Не могу уснуть, все время представляю себе этого малыша. Только теперь он — уже и не малыш».

А еще вот какая беда — потом может быть бесплодие. Только представь себе: это был единственный шанс иметь ребенка! Других у нее не будет — это же трагедия!

Я тебя прошу: когда ты прочитаешь то, что здесь написано, хорошенько подумай обо всех возможных последствиях своей неосмотрительности!

А еще подумай, что будет в твоей семье, если ты забеременеешь. Неожиданная беременность несовершеннолетней девочки — это огромная драма для ее семьи. Родители испытывают противоречивые чувства. Мамы нередко терзаются чувством вины, мол, не рассказала вовремя своей дочке все, что нужно, не доглядела. Бывает, что родителям стыдно перед близкими людьми, перед знакомыми. А некоторые очень переживают, потому что беременность юной дочки воспринимается ими как свидетельство их собственного старения. Как же так? Мама думает: мне всего тридцать пять, а если дочка родит, так я уже буду бабушкой!

А кому хочется стареть? Уж в тридцать пять-то точно не хочется стать бабушкой. А в тридцать два — тем более! А ведь сейчас девчонки беременеют и в двенадцать лет. Если мама родила ее в двадцать, то в тридцать два она вполне рискует стать бабушкой. А ведь есть такая закономерность: если мать родила рано, то высока вероятность, что ее дочка тоже родит рано. И вот представь, мама родила дочку в восемнадцать, а девчонка вполне может родить в двенадцать, и тогда ее мать станет бабушкой в тридцать. Ничего себе! Как тебе кажется?

К чувству стыда и вины, которое испытывают матери юных беременных девочек, добавляются и финансовые проблемы. Ведь это требует определенных материальных затрат: помещение девочки в больницу, оплата медицинских услуг. А вдруг потом у девочки будут какие-то осложнения? Это тоже потребует лечения и расходов.

Вот и подсчитай, сколько негативных, то есть отрицательных, последствий неосторожности, и какие тяжелые испытания ждут девочку и ее родителей. Бывает, что родители прилагают все усилия, чтобы «узаконить» беременность, а для этого идут к родителям парня или уговаривают его самого жениться на своей дочке. Ну а как уговорить парня жениться? Он не собирался жениться, он всего лишь хотел переспать с этой девчонкой. Зачем ему жениться? Это в прежние времена было так: раз девочка забеременела, парень должен быть джентльменом и скрыть ее позор женитьбой.

Сейчас все совсем по-другому. Сейчас любой парень скажет: «А надо было таблетки принимать»! А о том, что презервативом надо было пользоваться, он думать не будет. Сейчас парня беременностью девчонки жениться не заставишь — это уж точно!

Даже если две семьи решат проблему полюбовно и детей поженят, юной паре счастья, скорее всего, не видать. Ну какой из них брак? Ей, допустим, двенадцать — четырнадцать лет, ему — столько или чуть больше. Денег у них нет, квартиры нет, работы нет, образования нет. А что есть? Да ничего!

Мало того, девчонку, скорее всего, будет тошнить, мутить ото всего на свете, и даже от этого парня. Секса ей, когда она беременна, совсем не захочется, а ему, может, и захочется, да не с ней, потому что беременные становятся капризными, им не угодишь: их то тошнит, то они не в духе…

Вот и получается, как в известной частушке: «Любовь растаяла в тумане дымкою, а мне оставила коляску с Димкою». Браки, которые совершается из-за беременности девушки, нестойки.

Да и вообще, любые браки, заключенные по принуждению, как правило, довольно быстро распадаются!

Если же семья примет решение, что девочке нужно прервать беременность, то возникают другие серьезные проблемы. Когда аборт производится в юном возрасте (до восемнадцати лет), то очень велик риск бесплодия в будущем. Мало того, аборт — это тяжелейшая психическая травма.

Смотри! На бедную девчонку, которая «залетела», обрушиваются сразу две беды: во-первых, она будет страшно переживать из-за того, что ей придется убить собственного ребенка, а, во-вторых, велика вероятность, что в будущем у нее детей не будет. И это не говоря уже о том, что в ее организме возникают физиологические нарушения из-за гормональных изменений, вызванных ранней беременностью и ее искусственным прерыванием: нарушения обмена веществ, повышение риска заболеть раком молочной железы, вегето-сосудистой дистонией, расширением вен и прочими заболеваниями из-за прерывания беременности.

Сама посуди, не слишком ли высока цена за то, чтобы идти на поводу у сексуально-озабоченного парня?!

Не оставляйте без присмотра

Страну великого аборта.

Владимир Вишневский