АХ, МАМЫ, ПАПЫ…

Родитель: должность, требующая бесконечного терпения, чтобы ее исполнять, и не требующая никакого терпения, чтобы ее получить.

Леонард Левинсон

В процессе взросления на девочку оказывают влияние разные люди — члены семьи, родственники, знакомые родителей и другие взрослые, одноклассники, подруги. Но наибольшая роль принадлежит родителям.

Вот еще одна история из моей клинической практики.

У моей пациентки Ольги до сих пор обида на мать. Когда она рассказывала мне о своих детских обидах, ее глаза набухали слезами.

— Мама думала только об отце, о том, как его удержать, а до меня ей не было дела, — рассказывала она. — Я тогда еще мало что понимала. Однажды она взяла меня за руку и повела к нему на работу. А он там был с женщиной… Мама хотела показать, какой у меня плохой отец. Лишь потом я поняла, что отец “гуляет” от матери, а тогда мне было ужасно стыдно. Хотелось спрятаться, убежать. Зачем мама это сделала?!.. И папу мне было жалко. Он так растерялся, стал оправдываться, что-то говорить. Раньше отец был для меня эталоном мужчины — сильный, уверенный в себе, красивый. А тут он растрепанный, полуодетый, волосы всклочены… Я перестала его уважать.

Ее мама — деловая женщина. Суховатая, скупая на эмоции. Никогда не обнимет дочь, не улыбнется ей ласково, не спросит, как у нее дела.

Оля всегда была отличницей, и в школе, и институте. Примерная, послушная дочь. Сдержанная, вежливая, корректная. Мать считала, что с нею все в порядке. А что творится у дочери в душе, она не знала.

Отец Олю почти не замечал. Он был занят собой, своими любовными интрижками, домой приходил поздно. Частенько, плотно закрыв дверь в спальню, чтобы не слышала дочь, ее родители выясняли отношения, и мать не скупилась на хлесткие характеристики и оскорбительные слова.

В 13-летнем возрасте Оля влюбилась в старшеклассника Леню. Как и многие девочки-подростки, тогда она была “гадким утенком” — нескладная фигура, длинные руки и ноги, крупный нос. К тому же, у нее сильная близорукость, она носила очки. Ее одежде мать уделяла мало внимания. Покупала ей добротные вещи массового пошива, а Оля, видя, как одеты другие девочки, хотела носить такую же модную одежду, но не смела о чем-то попросить мать. Да та бы ей ничего и не купила. Ее мать одевалась очень консервативно, к своей внешности была безразлична. Прическа — типичный “перманент”, темный костюм, низкие каблуки, никакой косметики. “Я занимаюсь делом, — говорила она. — А на всякие глупости у меня нет времени”.

Естественно, 17-летний Леня не обращал на Олю внимания. А девочка страдала.

— Я некрасивая, — решила она. — Меня никто не полюбит.

Оля решила реализовать себя в ином плане. Активно занялась общественной работой, выступала на всех школьных собраниях, ее всем ставили в пример. Потом, без какой-либо поддержки родителей поступила в Плехановский институт. Там она тоже была лучшей из лучших. На ребят внимания не обращала.

Видя неблагополучный брак родителей, Оля замуж не спешила. Вначале она хотела сделать карьеру. И сделала ее.

Еще будучи студенткой, Ольга работала в банке, читала много специальной литературы, параллельно училась на курсах. После окончания института ее пригласила на работу в крупный банк, и там сразу отметили ее деловые качества. Уже через пару лет Оля купила машину, квартиру, быстро сделала в ней ремонт и переехала в собственную квартиру.

Позже, когда мы вместе анализировали ее прошлое, Оля поняла, что бессознательно пыталась привлечь внимание родителей, доказать, что достойна их любви. На отца она не сердилась (так часто бывает, что отца, каким бы тот ни был, дочь любит больше), но не могла простить матери ее равнодушия. “Я докажу, что ничем не хуже тебя”, - примерно таким был лейтмотив ее поведения, хотя сама Оля этого и не осознавала. Одновременно она пыталась завоевать любовь отца.

Ах, эти комплексы детских лет!.. Порой обида девочки-подростка саднит в ее душе всю жизнь и влияет на ее дальнейшую судьбу. Так получилось и у Оли. Потом она пришла ко мне. Психоанализ и психотерапия обладают большими возможностями. Оля многое поняла. Теперь у нее нет обиды на родителей, у них хорошие отношения. И личная жизнь наладилась. Она замужем, муж ее любит, она его тоже.

Не суди о человеке по его родне — не он ее выбирал.

NN

Самое печальное, когда родители запрещают девочке встречаться с возлюбленным. Но разве сердцу прикажешь?!.. В результате возникают драматические ситуации.

Три десятка лет назад, собирая материал для диссертации, ночами, после работы, я дежурила вместе с бригадой токсикологов и хирургов института им. Склифосовского. Сколько ж привозили наивных девчушек, пытавшихся покончить с собой из-за “несчастной любви!” И как они себя в итоге искалечили…

15-летняя Лена влюбилась в соседа по даче. Раньше она не любила ездить на дачу, где родители заставляли ее полоть и поливать клубнику и прочую растительность. Ей больше нравилось проводить время с подружками. Но как-то раз решили отметить 40-летие отца Лены именно на даче, и ей пришлось поехать, чтобы помочь матери накрыть стол.

Павел, их сосед, был давним приятелем ее отца, и тоже пришел на торжество. В последний раз Лена видела его 10-летней девочкой, и вдруг… “Какой он красивый и мужественный!” — мысленно ахнула она. По сравнению с ее прыщавыми сверстниками 35-летний Павел значительно выигрывал. Он хорошо пел, играл на гитаре, прекрасно танцевал, шутил и развлекал всю компанию. Все гостьи были от него без ума.

Лене тоже хотелось, чтобы Павел с нею танцевал, но она не умела танцевать. К тому же, мама заставляла ее помогать ей на кухне, а Лене так хотелось быть рядом с Павлом. Вынося тарелки с закусками для гостей, она не сводила глаз с Павла, а тот не обращал на нее внимания. Если он садился к столу, девочка ставила очередное блюдо рядом с ним и подолгу не уходила, надеясь, что тот заговорит с нею, предложит сесть рядом. Но Павел ухаживал с сидящей справа дамой (Лена ее тут же люто возненавидела). И только услышав, что ее зовет мать, она опять уходила на кухню. Так прошел вечер, а они даже не перекинулась ни единым словом.

Павел пошел провожать свою пассию на остановку автобуса, а Лена убежала в свою комнату, заперлась и горько рыдала. На стук матери она не отозвалась, и та решила, что дочь устала и спит.

Из окна ее комнаты не было видно дома Павла. Когда все гости разошлись, и родители легли спать, Лена вылезла в окно и обежала дом, чтобы увидеть, горит ли свет в доме соседа. Окна были темными, и она терялась в догадках, то ли Павел еще не вернулся, то ли уже спит. “А вдруг он сейчас с этой кикиморой?!” — в отчаянии думала она. Не выдержав, перелезла через забор, разделяющий их дачные участки, и, пригнувшись, добежала до дома соседа. В доме было тихо.

— Наверное, он уже спи”, - успокоилась Лена и тем же путем вернулась домой.

Утром она предложила матери пригласить соседа на завтрак, схитрив:

— После гостей осталось столько еды, нам столько не съесть.

Мать не возражала — с соседом они приятельствовали уже много лет.

— Я сейчас сбегаю за ним, — предложила Лена.

Она никогда не бывала в доме Павла, и ей очень хотелось увидеть, как он живет. Тот уже был на ногах, что-то мастерил в сарае в одних джинсах. Увидев его мускулистые руки, широкие плечи, Лена аж зажмурилась от восхищения.

— Мама приглашает вас завтракать, — наконец промолвила она.

— Иду, — тут же откликнулся Павел.

Все утро Лена вертелась возле него, а потом вызвалась помочь ему. Она подавала ему инструменты, держала лестницу, когда он лез на крышу, и чувствовала себя на вершине счастья. Весь день они провели вместе. К обеду и ужину Лена приносила ему “доедать” еду, оставшуюся после торжества. То же самое было и на следующий день.

Зная, что Лена не любит копаться в огороде, мать не возражала. Потом она рассказывала мне, что у нее и в мыслях не было, что ее дочь влюбилась во взрослого мужчину. Как и многие матери, она считала ее еще ребенком. Как быстро мы, став взрослыми, забываем, какими были в возрасте наших детей!..

И вот выходные прошли. Пришло время уезжать с дачи. Лена судорожно искала предлог, чтобы остаться на даче (Павел был в отпуске и жил там постоянно). Она даже залезла на дерево и прыгнула с довольно большой высоты, надеясь подвернуть ногу. В мечтах она представляла себе, что родители оставят ее на попечение Павла, а сами уедут в Москву — в понедельник им на работу. Не потащат же они ее на руках, если она подвернет ногу! Машины у них нет, автобусная остановка не близко, а потом еще ехать на электричке…

Но ее надежды не оправдались. И нога не подвернулась, и родители в ответ на ее робкое предложение: “Можно, я поживу на даче?” — наотрез отказали. “Ты даже воды из колодца набрать не сумеешь”, - сказала мать. “Или дачу спалишь”, - заявил отец. “Но у меня каникулы, надоело сидеть в Москве”, - выдвинула новый аргумент Лена. “Приедем на следующие выходные, а через три недели у нас отпуск, будем отдыхать на даче целый месяц”, - слова отца были окончательными и обжалованию не подлежали.

Утешало Лену лишь то, что в следующую пятницу она опять увидится с любимым. Последующие пять дней она ходила, как сомнамбула. То порывалась тайком съездить на дачу, то плакала, то злилась на родителей.

И вот, наконец, долгожданная пятница! И опять все выходные она провела с Павлом. Тот был женат, но его жена в то время жила в московской квартире. Лена о ней даже не думала. Возлюбленный принадлежал ей безраздельно!

Возможно, Павел догадывался о чувствах девочки, но ничем этого не показывал. Вел себя с нею чисто по-дружески, называл “соседкой”, шутил, но обращался как с дочкой приятеля, — и только. Быть может, он не осознавал, какая буря чувств бушевала в ней.

Лене не нравилось, что он обращался с нею, как с девчонкой, и она решила объясниться ему в любви. Написала ему длинное послание, полное пылких признаний и восторженных эпитетов, строила планы на их совместное будущее. И вот когда она уже подписала письмо “Люблю! Навеки твоя Лена”, - в комнату вошла мать. Именно эта подпись, выведенная крупными буквами на поллиста, сразу бросилась ей в глаза.

— Кому это ты пишешь такие письма? — грозно воззрилась она.

Решив, что все равно все скоро станет известно, — ведь она собиралась жить с Павлом, — девочка ответила:

— Павлу. Я его люблю.

В первый момент мать опешила, потом побежала звать мужа. Авторитет отца в семье всегда был непререкаем.

— Немедленно собирайся! Мы уезжаем, — заявил он.

Плачущую Лену родители чуть ли не волоком тащили до остановки автобуса. А она даже не попрощалась с любимым, не передала ему письмо, и он еще ничего не знает!

— Больше на дачу ты не поедешь, — категоричным тоном заявил Лене отец. — А с этим мерзавцем я поговорю по-мужски. И его жене открою глаза на его шашни с девчонкой, которая ему в дочери годится.

Всю ночь девочка проплакала, проклиная родителей, потом на нее напало тупое безразличие. Раз любимый никогда не будет с ней, дальше жизнь не имеет смысла.

Утром Лена не встала к завтраку. Родители ушли на работу, заперев дверь в квартиру (без ключа замок не отпирался). Услышав, как за ними закрылась дверь, Лена встала, написала прощальную записку и вышла на балкон. Ей совсем не было страшно. Даже наоборот — казалось, что сейчас она полетит, как птица. А птицы так беззаботны и счастливы… Она перелезла через перила, посмотрела в небо и прыгнула вниз. Шестой этаж. Ее спало только то, что под их окнами росли кусты боярышника.

Лену привезли в больницу в крайне тяжелом состоянии. Перелом позвоночника, множественные переломы, разрыв селезенки. Она перенесла несколько тяжелых операций.

— Не хочу жить и не буду, — твердила она. — Не надо было меня спасать. Все равно я сделаю это.

Ее родители были потрясены поступком дочери. Отец поседел, мать непрерывно плакала. Лена — их единственная дочь.

— Но мы же ей добра хотели, — оправдывалась потом ее мать. — Какая может быть любовь в 15 лет?! Павел женат, у него двое детей, семью никогда не оставит. А вдруг Леночка стала бы его любовницей?! Она же еще ребенок!

Увы, уже не ребенок… По крайней мере, уже не такой ребенок, которому можно что-то приказать, запретить. С подростком нужно обращаться бережно, учитывая ранимость психики этого возраста, и уважать его права. Это уже личность, с интересами которой нужно считаться.

— Но мы же не знали, что это так серьезно! — восклицала мать Лены.

Нужно было знать, раз вы именуетесь родителями! Написаны десятки книг о трудностях подросткового возраста. Те родители, которые хотят помочь дочери (или сыну) пережить этот сложный период, читают эти книги или обращаются за советом к профессионалам.

Молодость гораздо сильнее страдает от советов старших, чем от собственных ошибок.

Л. Вовенарг

Подросток (любого пола) очень неуверенно ощущает себя в этом мире. Ему (ей) нужна постоянная поддержка родителей, их ободрение, доброта и любовь, а не упреки, нотации и запреты.

Недостаточно произвести на свет ребенка, кормить, поить и одевать его. Нужно вырастить его гармоничной личностью.

Милые мамы, имеющие дочь-подростка! Пожалуйста, вспомните, как вам было трудно в ее годы, как вам хотелось, чтобы родители вас любили и называли ласковыми словами, почаще хвалили и поменьше ругали. Вспомните все и постарайтесь понять свою дочь! Не забывайте, что психика девочки-подростка чрезвычайно ранима!

Если вы вместе с нею пройдете трудный возраст, когда девочка становится девушкой, ей будет гораздо легче в жизни, уверяю вас. Да и вам будет от этого лучше — у вас будет не просто дочь, а подружка, наперсница, соратница и друг.

Родители воспитывают детей, дети же — перевоспитывают родителей на свой лад.

В. Георгиев