Глава VI. ЗАКЛЮЧЕНИЕ

На основании модели вариантов дается объснение некотор ых паранормальных явлений и странных феноменов пространства и времени.

Странная реальность

В заключение мне бы хотелось еще немного укрепить почву под ногами разума. Увы, в трансерфинге так много невероятного, что приходится постоянно объяснять разуму, что все это действительно реально.

Какая бы модель ни была положена в основу трансерфинга, принципы его остаются в силе. Другими словами, все эти принципы инвариантны по отношению к модели. И главный принцип состоит в том, что излучение наших мыслей оказывает не только косвенное, но и непосредственное влияние на окружающую нас действительность. Официальная наука до сих пор отказывается признавать этот факт, так как экспериментальная проверка приносит неоднозначные результаты. Но нам с вами нужно решать свои проблемы сейчас, а не дожидаться, когда ученые скажут свое веское слово.

Мы все привыкли к тому, что наш мир подчиняется закону причинности, когда любое следствие имеет свое основание. Под причиной обычно понимается некое действие. Но дело в том, что сами мысли человека принято рассматривать только в качестве руководства к его последующим действиям, а не как материальное излучение, способное влиять на окружающий мир. И тем не менее факты — упрямая вещь.

Необъяснимые проявления работы внешнего намерения не могли быть полностью проигнорированы наукой. Знаменитый швейцарский психиатр Карл Юнг исследовал явления, связанные с взаимодействием мыслей и материальной реальности. Он проанализировал сотни странных случаев, которые проявляли себя как непостижимые совпадения, не обусловленные видимыми причинами. Юнг определил такие совпадения термином синхронистичность. В лекции «О синхро-нистичности» он приводит один классический пример из своей практики.

«1 апреля, 1949 г., утром я занес в свой блокнот надпись, содержащую образ полурыбы-получеловека. На завтрак мне подали рыбу. В разговоре кто-то упомянул об обычае делать из кого-нибудь „апрельскую рыбу". Днем одна из моих бывших пациенток, которую я не видел несколько месяцев, показала мне несколько впечатляющих картин с изображениями рыб. Вечером мне продемонстрировали кусок гобелена с изображенными на нем морскими чудовищами и рыбами. На следующее утро я встретил свою бывшую пациентку, которая была в последний раз у меня на приеме десять лет тому назад. Этой ночью ей приснилась рыба. Несколько месяцев спустя, когда я включил этот случай в одну из своих работ и как раз закончил его описание, я вышел из дома к озеру, на то место, где я уже несколько раз побывал в течение этого утра. В этот раз я обнаружил на волноломе рыбу длиной сантиметров в тридцать. Поскольку поблизости никого не было, то я не имел представления, каким образом она сюда попала».

Не могу удержаться, чтобы не привести еще один отрывок из лекции Юнга, по причине, о которой вы узнаете позже. Он пишет: «Я мог бы рассказать вам великое множество таких историй, которые, в принципе, не более удивительны или невероятны, чем неопровержимые результаты, полученные Рейном (имеются в виду опыты с экстрасенсорным восприятием, например, угадыванием карт. — Прим. автора), и вы вскоре поймете, что почти каждый случай требует индивидуального объяснения. Но причинное объяснение, единственно возможное с точки зрения естественной науки, оказывается несостоятельным из-за психической относительности пространства и времени, которые являются обязательными условиями причинно-следственных связей.

Героиней этой истории является молодая пациентка, которая, несмотря на обоюдные усилия, оказалась психологически закрытой. Трудность заключалась в том, что она считала себя самой сведущей по любому вопросу. Ее великолепное образование дало ей в руки идеально подходящее для этой цели „оружие", а именно слегка облагороженный картезианский рационализм, с его безупречно „геометрической" идеей реальности. После нескольких бесплодных попыток „разбавить" ее рационализм несколько более человечным мышлением я был вынужден ограничиться надеждой на какое-нибудь неожиданное и иррациональное событие, на что-то, что разнесет интеллектуальную реторту, в которой она себя запечатала.

И вот однажды я сидел напротив нее, спиной к окну, слушая поток ее риторики. Этой ночью ее посе-. тило впечатляющее сновидение, в котором кто-то дал ей золотого скарабея — ценное произведение ювелирного искусства. Она все еще рассказывала мне этот сон, когда я услышал тихий стук в окно. Я обернулся и увидел довольно большое насекомое, которое билось о стекло, явно пытаясь проникнуть с улицы в темную комнату. Мне это показалось очень странным. Я тут же открыл окно и поймал насекомое, как только оно залетело в комнату. Это был скарабеевидный жук или хрущ обыкновенный (Се1оша аига!а), желто-зеленая окраска которого очень сильно напоминала цвет золотого скарабея. Я протянул жука моей пациентке со словами: „Вот ваш скарабей". Это событие пробило желаемую брешь в ее рационализме и сломало лед ее интеллектуального сопротивления. Теперь лечение могло принести удовлетворительные результаты».

Так вот, спустя полчаса после того, как я размышлял о жуке Юнга и думал, включить ли мне его в качестве примера, ко мне в окно влетел Странник весьма внушительной внешности. Это был жук, похожий по описанию на вышеупомянутого. Хотите — верьте, хотите — нет. Надо признаться, несмотря на то что подобные визиты случаются крайне редко, меня это нисколько не удивило. Но вовсе не потому, что я привык спокойно относиться к явлениям синхронистичности. Напротив, поглощенный своими размышлениями, я не придал этому событию совершенно никакого значения. Я машинально выпустил жука в форточку, чтобы он ее не искал. И только спустя некоторое время, я ужаснулся: Боже, какой же я идиот! Сколько раз внешнее намерение объявляет мне о своем присутствии, столько же раз я от удивления широко раскрываю свои глаза. Ведь я же спал беспробудным сном наяву, когда меня изо всех сил тормошили, чтобы показать знак. Будь я суеверным, я бы посчитал это знамением свыше. Можете себе представить, как люди постоянно спят наяву и не замечают очевидных проявлений внешнего намерения.

Подобных примеров существует великое множество. С точки зрения трансерфинга ситуация здесь вполне понятна: визуализация в отдельных случаях вызывает сильный порыв ветра внешнего намерения. Но Юнг не торопится делать окончательный вывод о том, что же послужило причиной совпадений: сами мысли сформировали события или же мысли возникли в результате неосознанного предчувствия событий. С одной стороны, он говорит, что «мысли создали основу для серии случайных событий», а с другой — «иногда трудно отделаться от впечатления, что имеет место предчувствие наступления серии определенных событий».

В своей работе «Синхронистичность: акаузальный объединяющий принцип» (1960 г.) Юнг определил син-хронистичность как «одновременное наступление некоего психического состояния и одного или нескольких событий внешнего мира, имеющих существенные параллели с субъективным состоянием на данный момент». Юнг долго не решался опубликовать свой труд, потому что явление синхронистичности не укладывалось в рамки традиционного научного мышления.

Юнг делает неопределенный, но достаточно смелый по меркам традиционной науки вывод. «Синхронистические феномены доказывают возможность одновременной смысловой эквивалентности разнородных, причинно не связанных друг с другом процессов; иными словами, они доказывают, что воспринятое наблюдателем содержимое может быть в то же самое время представлено каким-то внешним событием, причем без всякой причинной связи. Из этого следует, что либо психе расположена вне пространства, либо пространство родственно (связано) с психе».

Очевидно, никакого нарушения закона причинности здесь нет. Причина имеется всегда, просто механизм взаимодействия мыслей и окружения проявляется неявным и пока непонятным образом. Что же является причиной в синхронистичных совпадениях: события формируются мыслями или же мысли возникают как предчувствие событий? С точки зрения трансерфинга имеет место и то и другое. Душа получает доступ к данным, находящимся в поле информации, которые затем могут интерпретироваться разумом. Разум, в свою очередь, формирует мысли, которые при наличии единства души и разума могут воплощаться в материальной реализации. Вот эти положения и лежат в основе модели трансерфинга. Но я опять же подчеркиваю, что модель вариантов не претендует на точное описание мира, а служит лишь отправной базой, основанием для понимания принципов. Мы еще слишком мало знаем об этом мире. Но это не мешает нам использовать принципы трансерфинга. А в том, что они работают, вы можете убедиться сами.

Все явления, связанные с воздействием мысленной энергии на окружающий мир, можно обосновать известной из квантовой физики теоремой Джона Белла, которая звучит следующим образом: «Не существует изолированных систем; каждая частица Вселенной находится в „мгновенной" (превышающей скорость света) связи со всеми остальными частицами. Вся Система, даже если ее части разделены огромными расстояниями, функционирует как Единая Система». Данная теорема доказана теоретически и уже нашла практические подтверждения. Правда, «мгновенная связь» входит в противоречие со специальной теорией относительности, которая утверждает, что энергия не может распространяться быстрее света. Тем не менее теорема имеет место быть.

Выходит, внешнее намерение не подчиняется теории относительности. Вообще, квантовая физика базируется на недоказуемых постулатах. Это означает, что она тоже представляет собой определенную модель. И непонятных противоречий там не одно, а целое множество. Это еще раз подтверждает, что не следует придавать большого значения модели. И надо отметить, идеи Юнга нашли поддержку у самих основателей современной физики — Вольфганга Паули и Альберта Эйнштейна. Впрочем, вполне вероятно, что процесс передачи информации не имеет отношения к энергии вообще, поэтому может происходить быстрее скорости света.

В модели вариантов также можно найти противоречия, но тем не менее она многое объясняет. Модель вариантов если не устраняет, то по крайней мере «сглаживает» некоторые известные парадоксы пространства и времени. До сих пор мы рассматривали перемещение на другие линии жизни с синхронизацией по времени. Линии жизни всегда были параллельны оси времени. Другими словами, переход осуществлялся всегда из одной точки времени в ту же самую точку.

Теперь представьте себе две линии жизни, непараллельные относительно оси времени. Проекции одной и той же точки этих линий на ось времени будут лежать в разных местах. Переход между ними означает перемещение во времени в прошлое или будущее в зависимости от направления наклона. Относительная крутизна наклона определяет дальность перемещения во времени.

Аналогично, если две линии жизни не параллельны относительно выбранной оси пространства, переход между ними будет означать мгновенное (или нереально быстрое) перемещение в пространстве. Крутизна и направление наклона линий определяет дальность и направление перемещения. Это достаточно грубое объяснение, но для нашего понимания вполне приемлемо.

Въедливый Читатель может возразить: ну а как же быть с парадоксом нарушения причинно-следственных связей при путешествии во времени? Допустим, я перемещаюсь в прошлое до своего рождения и там… зверски убиваю своих родителей. Как я тогда появился на свет? Данный парадокс в рамках модели вариантов является всего лишь кажущимся. На той линии жизни я действительно не смогу родиться. Ну и что? Ведь я родился на другой линии. Напомню, существует бесконечное множество линий жизни — вариантов, где я есть и где меня нет. Самый кровожадный любитель парадоксов может даже переместиться в свое детство, там встретить себя и порешить невинное создание. Но в данном случае он встретится не с самим собой, а с реализацией своего отдельного варианта, который существует наряду со всевозможными другими.

Прошлое действительно нельзя изменить, оно уже случилось. Но оно случилось не только потому, что произошла реализация пройденного отрезка линии жизни, а потому, что варианты прошедших событий уже и так существовали. О будущем в этом смысле можно также сказать, что оно уже случилось. Поэтому причинно-следственные связи не нарушаются при переходе с одной линии жизни на другую. Вы можете взять киноленту и зачеркнуть один кадр, но от этого последующие кадры не пострадают. Время статично. Динамически меняется только реализация вариантов на линии. Точно так же перемещается пятно света от фонарика в темном лесу.

Что действительно невозможно, так это перемещение в прошлое или будущее на одной и той же линии жизни. Парадоксы как раз имеют место только в этом случае. Не потому ли предсказания ясновидцев весьма приблизительны, а нередко и ошибочны? Ясновидящие способны каким-то образом сканировать отрезки будущего. Если сканируемые отрезки лежат на других линиях жизни, тогда погрешности в предсказаниях легко объяснимы. В соответствии с моделью вариантов чем дальше отстоит одна линия от другой, тем сильнее различия в сценарии.

Ученых приводит в недоумение манера движения НЛО: мгновенное ускорение, остановка, внезапная смена направления под прямым углом. С учетом инертности такое движение невозможно, к тому же обитатели этих аппаратов должны были бы испытывать огромные перегрузки. С точки зрения модели трансерфинга здесь нет ничего сверхъестественного. Инопланетяне вовсе не испытывают перегрузки, потому что НЛО не летают, подобно нашим самолетам и ракетам. Скорее всего, мы наблюдаем движение не самого объекта, а его реализации в пространстве вариантов.

В вопросах, касающихся души и разума, также существует очень много неясного. Материалистическая наука представляет мир как механистическую систему. Другими словами, материя первична и определяет сознание. В свете последних достижений той же науки данная модель все больше утрачивает свои позиции. Впрочем, смена моделей будет повторяться снова и снова, если человек ошибочно полагает, что может проникнуть в самую суть фундаментальных законов природы. С таким же успехом курица может формулировать свою концепцию зарождения, строения и развития птицефермы. Человек в своем интеллектуальном развитии стоит на ступень выше, но бесконечная сложность мира ближе от этого не становится. Человеку не дано все знать и понимать.

Маятники науки и религии, претендующие на конечную инстанцию истины, завоевали свое господство не столько за счет правильного толкования истины, сколько за счет гонения всех инакомыслящих. Постоянная вражда существует не только между маятниками науки и религии вообще, но и между отдельными ветвями внутри этих маятников. Битва не прекращается. Но битва эта идет не за истину, а за приверженцев.

Когда я обосновывал неспособность мозга хранить всю информацию, я исходил из модели представления информации в виде компьютерных битов. Но эта модель может быть вовсе неприменима к нейронам мозга. Кто знает, как на самом деле хранится эта информация? Представляете, как бы исследовал телевизор ученый той эпохи, когда не было телевидения и радио? Он бы пробовал нажимать кнопки, вытаскивать разные детали и наблюдать, какие изменения происходят на экране. Не зная принципа работы телевизора и основываясь на результатах своих «научных» наблюдений, такой ученый пришел бы к различным выводам, в основе которых лежал бы один, казалось бы, не подлежащий сомнению факт: телевизор сам генерирует все эти телепередачи. Они рождаются там, в этих транзисторах и микросхемах.

Примерно таким же образом приверженцы механистической модели исследуют мозг человека. Действительно, повреждение отдельных участков головного мозга предсказуемым образом сказывается на восприятии и психике. Принцип работы человеческого интеллекта по-прежнему остается неразгаданным. Тем не менее приверженцы делают вывод, что именно материя определяет сознание, и никак иначе. Консервативные последователи механистической модели, гордо называя себя учеными, спесиво заявляют: они занимаются подлинной наукой, которая основывается на фактических данных, а не домыслах дилетантов. Все не вмещенное в рамки теории объявляется антинаучным и не просто отметается, а подвергается преследованию. К счастью, таких становится все меньше.

Вы можете с этим спорить или соглашаться, только не забывайте, что'это всего лишь модель. Как все происходит на самом деле, никто не знает. Разуму свойственно отвергать то, что не укладывается в рамки разумных объяснений. До тех пор, пока разум не убедится в рациональности знаний, он не впустит его в свой шаблон мировоззрения. Трансерфинг, безусловно, работает, но для того, чтобы его использовать, необходимо иметь хоть какое-то объяснение для разума.

Модель вариантов дает нам возможность ощущать почву под ногами. Но не более того. Она остается всего лишь схемой. Она может быть трансформирована в другую, более изощренную модель. Например, можно отбросить допущение, что существуют так называемые линии жизни, это облегчало понимание в начале книги. Тогда пространство вариантов превращается из дискретного в непрерывное. Тропинок в лесу больше нет, есть просто лес. Однако суть трансерфинга от этого не меняется. Какова бы ни была модель, она будет всего лишь более или менее адекватно отражать реальность. Путь познания реальности бесконечен, как бесконечны формы проявления реальности.

Возможно, вы отметите для себя, что принципы трансерфинга перекликаются с принципами других подобных учений. В этом нет ничего удивительного. Всякое учение относительно замкнуто в себе и является самодостаточной моделью. Но поскольку все мы являемся людьми с примерно одинаковым по качеству мировоззрением, постольку и модели могут иметь сходные области. Бесполезно задаваться вопросом, какая из них описывает мир более адекватно. Значение имеет только то, какие практические результаты можно извлечь из того или иного образца.

Взять, например, математику. Различные отрасли математики представляют собой отдельные модели описания материальной реализации. Одну и ту же физическую задачу можно решить несколькими способами, применяя разный математический аппарат. Нет смысла спорить о том, что лучше — аналитическая геометрия или дифференциальное исчисление. Можно лишь вы-бирать, что больше по душе. Делайте и вы свой выбор.