II СНОВИДЕНИЕ БОГОВ


...

Театр сновидений

Как уже говорилось в начале книги, первозданным мотивом, лежащим в основе поведения всех существ, является потребность хоть в какой-то мере самостоятельно распоряжаться своей жизнью. Любую целенаправленную деятельность или процесс наиболее общим образом можно охарактеризовать как управление реальностью. Что бы ни происходило в жизни или существовании чего бы то ни было, это в конечном итоге сводится к одной и той же задаче: взять окружающую действительность под свой контроль в той или иной степени.

Ну а чем занимается сам Бог? Ответ на этот вопрос очевиден и не требует доказательств. Творение и управление реальностью — вот в чем состоит цель и смысл вообще всякой жизни. Управляющая функция Бога не вызывает сомнений, вопрос лишь в том, как Он ее осуществляет.

С тех пор как маятники религии извратили само понятие Бога, все, что связано с Ним, окутано какой-то странной и противоречивой тайной. Вроде бы Бог существует, но в то же время его никто не видел. С одной стороны, Бог управляет миром, но с другой — Его деятельность не проявляется явным образом. Вот и получается: Он есть, но Его нет; Его нет, но Он есть. Такая парадоксальная ситуация позволяет маятникам трактовать и использовать понятие Бога так, как им выгодно.

Если не вдаваться в детали, главной причиной искажения истинной сущности Бога является ряд подмен, осуществленных религиями. Служение Богу они превратили в поклонение, а очевидность Его существования заменили слепой верой. Маятники объявили человека беспомощным, противопоставив ему всемогущество Бога. А изначальную божественную сущность человека и вовсе свели на нет, тем самым разорвав его былое единство с Создателем.

Таким образом, человека, словно похищенного ребенка, лишили связи с Родителем и заставили забыть свое истинное происхождение, а также предназначение. В результате человек потерял всякое понятие о своей способности и власти выступать в качестве творца совместно с Творцом Всевышним. Сыну Бога внушили, что он не может распоряжаться своей судьбой, что он обязан чтить своего Отца издали и поклоняться Ему как идолу. Дитя якобы ни на что не способно и не имеет никакого права — вся жизнь его находится в руках деспотичного Родителя, который милостив лишь при условии, что ему безоговорочно подчиняются, склонив голову.

Поддавшись влиянию маятников, человек был отстранен с достойной службы и попал в услужение. Речь идет не только о маятниках религии, как таковой. Атеизм — тоже своего рода религия, только наоборот. Вера здесь обращается в неведение, неведение — в отрицание, а отрицание — в активное неприятие. Но какое бы мировоззрение человек ни выбрал, его положение, по своей сути, не меняется: религиозный маятник отдает судьбу в руки Божьи, а атеизм — в руки некоего Провидения или во власть обстоятельств, с которыми принято бороться.

И в том, и в другом случае человеку отводится незавидная роль марионетки: либо молись и жди милости Господа, либо вступай в битву и борись с препятствиями, поскольку ничто не дается даром. И все же, что бы человек ни делал, как бы ни дергался, он остается во власти маятников и обстоятельств до тех пор, пока его действия не выходят за рамки внутреннего намерения. Мы всегда получаем то, что выбираем. Если думаешь, что твой удел — бродить в дремучем в лесу, значит, придется продираться через бурелом. А если допускаешь дерзкую мысль о том, что способен подняться в небо, тогда взмываешь над лесом и летишь свободно. Тебя никто не удерживает, кроме тебя самого.

Но человек не сможет поверить, что он способен все получить просто так, безо всяких условий, с помощью внешнего намерения, если не осознает и не примет свою божественную сущность. Сделать это нелегко, потому что и сущность самого Бога искажена до предела: из Творца Его превратили в Правителя, требующего поклонения. А что делает правитель? Выступает в роли судьи, вершит справедливость, карает, воздает по заслугам, повелевает, наконец, помогает и заботится о своих подданных.

Однако на самом деле мы ничего этого не наблюдаем. В действительности творится сплошной произвол и беззаконие. Праведники страдают, а грешники творят свои черные дела безнаказанно. Справедливость «торжествует» лишь с большой натяжкой. Просьбы и молитвы не приносят ожидаемого результата. Хотя, казалось бы, что стоит Богу исполнить просьбу и восстановить справедливость, коли Он — всемогущ?

С тем, чтобы объяснить такое очевидное несоответствие, приверженцы маятников пытаются определенным образом интерпретировать происходящее, чтобы подладить сценарий под ту роль, которую они приписали Богу. В ход идут всякие выдумки и измышления типа: «На то воля Божья», или «Воздастся всем по заслугам, когда предстанут пред Ним». Можно подумать, люди, словно негодники, убежали от своего воспитателя и поэтому могут пока творить всякое безобразие, а вот когда он их поймает, тогда уж накажет по всей строгости.

В чем же заключается Намерение Бога, если отбросить все домыслы? Для ответа на этот вопрос мы не будем гадать или философствовать, а просто еще раз констатируем тот факт, что намерение всего живого, так или иначе, сводится к управлению реальностью. Не свершение правосудия и справедливости, не исполнение желаний и просьб, не воздание по заслугам и не наказание, не забота и не правление, а управление реальностью — вот что происходит в действительности.

Никому не дано делать то, чего не хочет Бог. Все действительно под Его контролем. Вот только управление Он осуществляет не централизованно, сидя на троне, а через посредство всех живых существ. Разве может Бог управлять миром, находясь вне его? Каждое существо несет в себе частицу Бога, а потому намерение отдельного существа не может не совпадать с Его Намерением.

Вложив душу как часть себя в каждое из живых существ, Бог наделил их способностью управлять реальностью в меру своей осознанности. Сознанием в разной степени обладает все сущее, начиная с человека и кончая минералами. Конечно, человек стоит на верхней ступени сознания, но из этого не следует, что камни не живут своей жизнью — просто их существование протекает в другом временном измерении. Все, что существует в реальности, вносит свой вклад в управление ею. Реки прокладывают путь для своего русла, горы вырастают посреди равнин, пустыни и леса, суша и море отвоевывают территории друг у друга, все обладают долей сознания и по-своему стремятся управлять своей реальностью. И чем выше уровень осознанности, тем больше возможностей для управления.

Для примера возьмем растения. Они привычны и в то же время загадочны. Никто не станет отрицать, что они живы, но мало кому приходит в голову считать их живыми в полном смысле этого слова. Человек рассматривает растения как бездушный биологический материал, не способный чувствовать и осознавать себя и окружающих. В этом заключается очень большая ошибка. Растения имеют свой особый вид нервной системы — их клетки обмениваются между собой электрическими потенциалами. Эти удивительные существа умеют по-своему видеть, слышать, осязать, ощущать вкус и запах. Более того, они могут общаться между собой, помнить, анализировать и даже переживать.

Американский исследователь Клив Бакстер однажды провел эксперимент, подключив к растению детектор лжи. В опыте участвовали два человека: один ломал ветки и рвал листья, а другой ухаживал и ласково разговаривал. Так вот, растение научилось различать этих людей. Когда в комнату входил «злой», растение «вскрикивало» — на самописце регистрировался всплеск, а когда приближался «добрый», оно успокаивалось. В результате своих опытов Бакстер пришел к убеждению, что растения способны улавливать электромагнитные колебания и даже мысли! Стоило участнику эксперимента лишь только подумать о том, чтобы сорвать лист, как растение тут же бурно реагировало. Исследования Бакстера были неоднократно проверены другими учеными — результат оказался тем же.

В одной лаборатории, где проводились подобные опыты, комнатный цветок проявил явные признаки того чувства, которое мы называем любовью. Лаборантка, снимавшая энцефалограмму цветка, заметила, как он «мурчит», когда она его поливает и ласково разговаривает с ним. Как только она входила в комнату, цветок выказывал бурный восторг, причем на других людей он так не реагировал. Каково же было удивление исследователей, когда цветок начал обнаруживать признаки ревности! Стоило предмету его любви затеять флирт с лицом противоположного пола, и цветок впадал в состояние, которое нельзя было назвать иначе как депрессивным.

Да что там растения! Исследования показали, что даже ДНК обнаруживает зачатки примитивного реагирования. Излучение молекулы ДНК, помещенной в спектрометр, несет в себе информацию не только о ее строении, но и, что поразительно, о «самочувствии». Когда молекулы чувствуют себя комфортно, излучение спокойное. При нагревании камеры спектрометра они начинают «визжать», реагируя на избыток тепла. При определенной температуре молекулы разрушаются и погибают. Но удивительней всего то, что даже в пустой камере, где были уничтожены молекулы ДНК, еще в течение сорока дней слышатся их «предсмертные крики» — спектрометр регист рирует фантомное излучение гибнущих молекул, которых физически там больше нет. Данные результаты были впервые получены в середине 80-х годов российским ученым Петром Гаряе-вым, работавшим в то время в Институте физико-технических проблем АН СССР. Хотя, надо отметить, официальная наука относится ко всем этим экспериментам, как и следовало ожидать, весьма скептически.

Растения не умеют кричать во весь голос и не в состоянии заявить о своих правах, чувствах, переживаниях. Но у них есть душа, и они тоже умеют страдать и радоваться. Просто растения, в сравнении с человеком, пребывают в глубоком сне. Они подобны спящему, который улыбается, когда сквозь сон узнает приятный ласковый голос, и хмурится, когда слышит враждебный окрик. Эти прекрасные сновидящие служат источником нашей жизни, украшают наш мир, дают нам все, начиная с чашки целебного напитка и кончая тенью в жаркий полдень. И при всем при этом не досаждают и не предъявляют претензий.

Растения способны, хоть и смутно, чувствовать все то же, что и мы сами. Они любят нас, если мы о них заботимся, и стремятся нас отблагодарить своими плодами. Но что они чувствуют, когда мы их обижаем, даже стыдно представить. Что может чувствовать дерево, когда рядом проходит более высокоразвитый, но бесчувственный двуногий и так, от нечего делать, обламывает ветку? Страх, боль, обиду? А разве можно передать тот ужас, который охватывает это беззащитное существо, когда двуногий под ходит к нему с топором? Трудно вообразить, какие чудовищные страдания испытывает дерево, в то время как в его тело вгрызается топор, а жизнь медленно и неуклонно уходит.

Мы никогда не узнаем о чувствах растений, этих безмолвных свидетелей жестокости человека, который обращается с ними как с биологическим материалом. Остается лишь надеяться на то, что они спят достаточно глубоко, чтобы не

испытывать страдания так же явственно, как существа, стоящие на более высокой ступени сознания. Ничего не поделаешь, мир жесток, он так устроен, что одна жизнь существует за счет другой. Но это не дает человеку морального права считать, что в этом мире сновидящих только он обладает душой и сознанием, а ко всем остальным может относиться с пренебрежением.

Недаром у народов, еще не испорченных цивилизацией маятников, принято перед тем, как убить животное или срубить дерево, попросить у них прощения. Последователи буддизма, например, всегда смотрят под ноги, чтобы нечаянно не раздавить насекомое, а также не станут зря топтать траву, если можно пройти по тропинке. Уважения достойно все живое, и в этом мире все имеют равные права. А если человек не придерживается такого мнения, тогда чего стоит он сам?

В сравнении со всеми прочими жителями планеты человек всего лишь относительно «проснувшийся», и не более того. Ведь жизнь — это своего рода сновидение. Нас окружает удивительный мир, населенный сновидящими существами. И каждое живет в своем сновидении и все время хочет чего-то, к чему-то стремится и имеет свое право, а также цель. Именно своя цель имеется у всякого живого существа. «Но почему это так? Зачем?» — спросит человек, возомнивший себя вершиной совершенства. А потому, что процесс достижения цели является двигателем эволюции. Эволюция — это способ творения, формирования реальности, избранный самим Богом.

Идея эволюции появилась сравнительно недавно. Ранее считалось, что мир не подвергается принципиальным изменениям и существует в том виде, в каком его изначально создал Бог. Суть эволюции можно вкратце охарактеризовать как процесс непрерывных количественных изменений, постепенно переходящих в качественные. Впервые эту идею ярко продемонстрировал Чарльз Дарвин в ее отдельном, биологическом аспекте. Движущими силами эволюции, по Дарвину, являются наследственная изменчивость и естественный отбор. Изменчивость служит основой образования новых признаков в строении и функциях организмов, а наследственность закрепляет эти признаки. В результате борьбы за существование происходит преимущественное выживание наиболее приспособленных особей.

В теории Дарвина все верно, однако из виду упускается один принципиальный момент: чем обусловлена собственно изменчивость? Естественный отбор и наследственность фиксируют или устраняют вновь появившиеся признаки как свершившиеся факты. Но откуда эти признаки берутся, что обуславливает их появление? Почему вырастают плавники, крылья, когти, шерсть, рога и тому подобное у тех видов, которые ничего этого не имели?

В эволюции наблюдаются скачки, замедления, попятные движения и появления принципиально новых форм, которые с точки зрения упорядоченной эволюции объяснению не поддаются. Например, оказалось невозможным установить цепочку возникновения и развития органов зрения. Откуда вообще взялось и как зародилось зрение? Ведь это качественный скачок, принципиальное изменение, которое не могло возникнуть просто случайно. А о происхождении жизни, как таковой, и говорить нечего: получается, однажды «случайно» возник генетический код жизни?

Из модели Трансерфинга следует очевидный вывод: изменчивость формируется намерением. Каждое живое существо формирует слой своего мира и себя в том числе. Стремление управлять реальностью нанизано на цель — делать это как можно лучше, для чего необходимо соответствующим образом изменяться и подстраиваться под окружающую среду. Намерение всего живого, начиная с одноклеточных организмов и кончая человеком, можно охарактеризовать общей формулой: я стараюсь действовать так и быть таким, чтобы управлять реальностью эффективно. Вот это намерение и материализует соответствующие секторы пространства вариантов, в результате чего появляются новые признаки.

Например, известно, что у самых древних птиц на крыльях были когти, чтобы лазить по деревьям. Вероятно, прежде чем они научились летать, им приходилось взбираться наверх и планировать. Форма управления реальностью типа: «Я лазаю по деревьям», — не очень эффективна. Неплохо бы добавить к этому еще одну функцию: «Я умею планировать вниз». Но еще лучше: «Я летаю свободно». Намерение летать свободно постепенно воплощает в реальность все новые варианты, один лучше другого. Последовательно, в течение долгого времени и смены многих поколений, материализуются секторы, в которых крылья приобретают все более совершенную форму.

В эволюции наряду с созидательными существуют также и разрушительные процессы. Здесь действуют первый и второй законы маятников. Маятники выполняют как деструктивную, так и стабилизирующую функции в ходе эволюции. Их непрекращающаяся битва приводит к вытеснению одних видов другими или к полному исчезновению. Но с другой стороны, маятники синхронизируют намерение отдельных живых существ. Иначе как бы развивались одни и те же признаки у популяции вида на широком жизненном пространстве?

В результате объединения внутреннего и внешнего факторов, каковыми выступают устремленность отдельных существ и деятельность маятников, осуществляется все развитие в материальном мире. Таким образом Бог творит реальность и управляет ею, через намерение всего сущего. Вместе с душой Он вложил в каждое живое существо часть своего намерения и отправил его в сновидение — жизнь.

Наш мир — это театр сновидений, где Бог выступает как зритель, сценарист, режиссер и актер одновременно. Будучи зрителем, Он наблюдает за пьесой, которая разворачивается на сцене мира. Будучи актером, Он переживает и чувствует все то же, что и существо, роль которого исполняется. Видимо, в том и состоит цель Бога — испытать все, что только возможно, в этом пестром калейдоскопе сновидений. Но почему в пьесе творится столько бед и несправедливости? Почему Он допускает все это? А маятники — это всемирное зло — они существуют с Его ведома?

На эти вопросы нет ответа. Мотивы Бога известны Ему одному. Мы можем лишь констатировать факт: как режиссер и сценарист, Он дает пьесе возможность развиваться свободно, в соответствии с намерением всех участников. Каждый вносит свой вклад в формирование реальности, в результате чего и получается общая картина — сон Бога, сотканный из множества сновидений — отдельных Его манифестаций, каковыми являются жизни всех существ.

Но те вопросы, на которые мы не можем ответить, в общем-то не имеют значения. Важен лишь один главный вывод, который следует из всего сказанного: каждому живому существу Бог предоставил свободу и власть формировать свою реальность в меру своей осознанности. В зависимости от степени этой осознанности жизнь превращается либо в бессознательное сновидение, где сновидящий беспомощен и находится во власти обстоятельств, либо в сновидение осознанное, которое можно контролировать и направлять силой намерения.

Всем дана свобода выбора, вот только пользуется этой привилегией далеко не каждый. Ведь почему процесс эволюции тянется так долго, коли намерение способно реализовать нужный сектор пространства вариантов? Потому что практически все живые существа не используют намерение осознанно и целенаправленно. Пребывая в бессознательном сновидении, они как будто смутно чего-то хотят, не понимая толком, чего именно. Намерение получается расплывчатым, неясным, безотчетным.

Человек в этом смысле продвинулся не дальше животных. Как уже говорилось, маятники отняли у него не только способность управлять реальностью силой мысли, но и даже само знание о том, что такое возможно. Вовлеченный в деструктивные игры маятников, человек довольствуется лишь обратным действием внешнего намерения, получая реализацию негативного отношения и худших ожиданий. В остальном ему приходится с большим трудом добиваться своих целей лишь в узких рамках внутреннего намерения.

И все же человек, имея достаточно высокий уровень осознанности, способен вырваться из этого круга и превратить свою жизнь в осознанное сновидение, в котором реальность подчиняется не только прямому воздействию, но и воле. Если частица Бога есть в каждом из нас, значит, наше намерение — это намерение Бога. Формируя свою реальность силой намерения, мы выполняем Волю Бога. Если вы изъявляете намерение, считайте, что это намерение Бога. Как вы можете сомневаться в том, что оно будет исполнено? И требуется для этого всего лишь взять себе это право.

Не просить, не требовать и не добиваться, а создавать. Формировать свою реальность с помощью осознанного намерения. Разве может Бог просить у самого себя? Разве существует кто-то, от кого Бог может требовать чего-то для себя? Он и так возьмет все, что захочет.

Когда вы молитесь Богу, это то же самое, как если бы Бог молился самому себе. Когда вы просите у Бога, это то же самое, как если бы Бог просил у самого себя. А можно понимать и наоборот: вы молитесь себе самому и просите у себя.

Психология bookap

Если ваше намерение — это намерение Бога, тогда ваши страхи, сомнения — чьи? Тоже Его. Он дал вам свободу выбора. В вашей воле выбирать все, что хотите. Выбирая нелегкий путь, вы с трудом добиваетесь цели, преодолевая всевозможные препятствия. А как же иначе? Ведь вы убеждены в том, что ничто не дается просто так, вот и получаете по вере своей.

Но разве Бог так беспомощен, что должен добиваться? Ему нет нужды тратить силы на борьбу с неподатливой действительностью. Он способен формировать новую реальность так, как Ему того хочется. То же самое способен делать человек, если возьмет в толк, что это возможно. Так почему бы вам не проснуться в сновидении и не воспользоваться своей былой привилегией? Если вы готовы, тогда остальное — дело техники. Из следующей книги вы узнаете, как это делать.