Заключение

Пришла Пора прощаться, дорогой читатель. Я был бы очень рад, если бы эта книга помогла кому-нибудь избежать семейного разлада, кому-нибудь наладить контакт с детьми, кого-нибудь уберегла от мошенников. Я желаю вам научиться видеть насквозь, быть более чуткими к своим близким и к окружающим. И еще я вам очень желаю… встать на путь правды. Поверьте, так и жить проще. Вспомните героя повести Булгакова «Собачье сердце» профессора Преображенского… Его квартиру решило посетить с деловой миссией новое «правительство» дома.

«– Я понимаю вашу иронию, профессор, мы сейчас уйдем… Только я, как заведующий культотделом дома…

– Заведующая, – поправил ее Филипп Филиппович.

– Хочу предложить вам, – тут женщина из-за пазухи вытащила несколько ярких и мокрых от снега журналов, – взять несколько журналов в пользу детей Германии. По полтиннику штука.

– Нет, не возьму, – кратко ответил Филипп Филиппович, покосившись на журналы.

Совершенное изумление выразилось на лицах, а женщина покрылась клюквенным налетом.

– Почему же вы отказываетесь?

– Не хочу.

– Вы не сочувствуете детям Германии?

– Сочувствую.

– Жалеете полтинник?

– Нет.

– Так почему же?

– Не хочу.

Помолчали.

– Знаете ли, профессор, – заговорила девушка, тяжело вздохнув, – если бы вы не были европейским светилом и за вас не заступались бы самым возмутительным образом (блондин дернул ее за край куртки, но она отмахнулась) лица, которых, я уверена, мы еще разъясним, вас следовало бы арестовать.

– А за что? – с любопытством спросил Филипп Филиппович.

– Вы ненавистник пролетариата! – гордо сказала женщина.

– Да, я не люблю пролетариат, – печально согласился Филипп Филиппович…»

Заметьте, дорогие читатели, профессор говорил правду и ничего, кроме правды. Да, это сначала трудно, но потом привыкаешь, и становится легче жить, как будто камень сваливается с плеч. Я проверил. А самое главное, человек, говорящий правду, честен перед самим собой, он избавлен от угрызений совести, от бессонных ночей по этому поводу. Мне кажется, самое важное для индивидуума – уважать… самого себя. Но это возможно только при условии правдивости, приближенной к абсолютной.

Всегда ваш, Александр Вемъ