Глава 5


...

Что происходит с нашим Я, или Мне уже пятнадцать…

Ситуация

– Ну сколько можно торчать перед зеркалом?! – наконец не выдержала мама. – И вообще, Виолетта, ты испортишь волосы этим феном!

– У меня еще прическа не готова!

– И вот это безобразие ты называешь прической? «Я упала с сеновала, тормозила головой».

– А вот это тебя не касается! У нас так все ходят!

– Как ты со мной разговариваешь?!


И так далее. Продолжение легко вообразить. Представления подростка о себе, о своей внешности могут сильно отличаться от представлений родителей. Что это значит? Почему?

Развитие Я в период от 13 до 16 осуществляется по очень замысловатой траектории. Это не прямой и равномерный путь – это скачки и откаты, это взлеты и падения. Вопросы о самом себе, попытки проанализировать себя как личность – это специфические черты именно подростков. Когда нам было 7 лет, мы не терзали себя размышлениями: «Что я за человек?» Самосознание же подростка изменяется не столько количественно, сколько качественно, причем иногда очень быстро, резко, неожиданно.

В подростковом возрасте мы сначала осознаем смысл и значение отдельных своих поступков, обучаемся анализировать их, давать им оценку и лишь потом становимся способны оценить свое поведение в целом. От анализа поведения мы переходим к анализу и оценке своих нравственных качеств, характера, способностей.

Для развития нашего самосознания в этот период особое значение имеют оценки и суждения о нем со стороны родителей, учителей, друзей. Нам очень нужны эти «живые зеркала», особенно в младшем подростковом возрасте, потому что они могут помочь нам разобраться в своей личности, в ее особенностях. Но это вовсе не значит, что мы всегда готовы безоговорочно согласиться со всеми высказанными мнениями. Учитываются лишь те, которые исходят от людей, для нас значимых. Но даже и в этом случае мы порой внешне демонстрируем несогласие, а сами потом размышляем о том, что услышали, и оцениваем себя, опираясь на сказанное.

Многие люди подобны колбасам: чем их начинят, то и носят в себе.

Козьма Прутков

Интересно, что нравственные принципы и идеалы в этом возрасте бывают очень своеобразны и порой сильно отличаются от нравственных ценностей взрослых. Скажем, явно или неявно может провозглашаться такой постулат: «Жалость – свойство слабых». Или: «Лучше оказаться дураком, чем трусом».

Идеи, подобные последней, реализуются иногда в совершенно бессмысленных испытаниях храбрости: ревущие двигатели мотоциклов, несущихся навстречу друг другу на пустынном ночном шоссе, – кто свернет первым? Или хождение по перилам балкона на девятом этаже. Не показать свой страх другим – это главное. К сожалению, последствия такой демонстрации храбрости оказываются порой весьма трагичными.

Наше Я неизбежно отражается в наших увлечениях. Именно здесь оно находит наиболее яркое воплощение. Когда мы находимся на пороге взрослости, наши увлечения становятся весьма разнообразными: кто-то конструирует модели самолетов или кораблей, кто-то коллекционирует марки, кто-то активно занимается спортом, кто-то шьет, танцует, играет на гитаре или гоняет на картингах. Но в настоящее время есть два наиболее явно выраженных увлечения, объединяющих подавляющее большинство подростков: это современная музыка и компьютеры. Сами по себе эти увлечения не являются плохими или хорошими. Проблема возникает тогда, когда «одна, но пламенная страсть» заменяет собой все другие и заслоняет разнообразные богатства жизни.

Портреты поп-звезды на стенах комнаты, многочасовые простаивания в подъезде с одной-единственной целью – увидеть своего кумира хотя бы мельком, страстные письма с признаниями в любви и слезы восхищения над пуговицей, оторванной у предмета поклонения в толпе таких же фанатов, – все это знакомо многим подросткам.

«Фанатеть» по отношению к кумирам музыки или спорта – это нормально или заслуживает осуждения и насмешки?

Компьютеры – вещь, безусловно, необходимая в современном мире. Без владения информационными технологиями немыслим в будущем, видимо, ни один вид профессиональной деятельности. Но восьми-десятичасовые битвы с виртуальными монстрами в какой-нибудь сетевой игре или ночные бдения с воспаленными глазами и беззвучной болтовней на чатах в Интернете – могут ли они заменить живое общение глаза в глаза с друзьями?

Есть о чем поразмышлять и что обсудить. И лучше – как раз глаза в глаза.