Часть 4. Образы и преображения


...

Глава 2. Психосенсорный синтез

Вам предстоит познакомиться с психотехнической системой тренинга, но мне не хотелось бы, чтобы те из вас, кто примет ее, сказали: «Все в порядке. Я усвоил и освоил». Ведь никто из живущих не может сказать про себя: «Я прожил жизнь, и я все знаю». А если кто-нибудь и отважится на подобное заявление – он либо лжет, либо мертв. Для любой системы наступает смерть, когда она становится абсолютом и из системы превращается в схему. Особенно это важно, когда речь идет о человеке, и тем более о его тайне тайн – душе. Поэтому не спешите с выводами относительно своих результатов, даже если они превзойдут все ваши ожидания. Последняя страница и окончание этой небольшой работы означают всего лишь начало.

В этом мире существует только одна сила, способная произвести самые мощные трансформации, – это сила творчества. Ведь сама Жизнь – это процесс прежде всего творческий. Если бы это было не так, то не было бы ни того, кто сейчас пишет эти строки, ни того, кто их потом прочитает. Можно вести какой угодно образ жизни – здоровый, скотский, неприметный, бурный… А можно Жить. И данное пособие предполагает прежде всего ваше творческое соучастие, для того чтобы мы вместе и каждый из вас по отдельности каждый день обретали Живую Жизнь. Для этого нам нужно вернуться к своему Изначальному, которое мы не потеряли, но обесценили и перестали культивировать, тем самым превратив свою жизнь в существование, став несвободными и зависимыми. Изначальное – это та глубинная часть нашего Я, или можно сказать, глубинное Я, которое пребывает в постоянном общении с таинственным и непостижимым миром. Это пуповина, связывающая нас с тем, откуда мы вышли, то, через что мы получаем силу. Это, в конце концов, та внутренняя истинная свобода, которой мы наделены, но на отсутствие которой большинство из нас себя обрекает. Каждый способен к творчеству. Давайте вместе перейдем барьер, мешающий нашей самореализации.

Сенсорные каналы. Восприятие человека, будучи целостным, обладает свойством структурироваться, а потому неоднородно. Из трех основных каналов восприятия – визуального, аудиального, кинестетического – лишь один является основным, осуществляющим максимальный информационный доступ, в то время как дополнительные и дополняющие информационные функции принадлежат остальным каналам.

Например, у художника предпочтительным окажется зрительное восприятие, и в данном случае мы говорим о визуальном типе. Музыкант, скорее всего, ориентируется на свои слуховые ощущения, поэтому он представляет собой выраженный аудиальный тип. Скажем, спортсмен, для которого мышечное чувство, ощущение своего тела служит необходимым условием для достижения профессиональных результатов, является представителем кинестетического типа.

Когда мы говорим о том или ином сенсорном типе, мы имеем в виду ту систему представлений, которая превалирует в данном случае. Существует группа людей, для которых характерны очень яркие и чувственные обонятельные образы. Ясно, что здесь идет речь об осмически ориентированных субъектах с доминирующей функцией осмического (обонятельного) восприятия. Если говорить о вкусовых впечатлениях, то мы не можем игнорировать и их (вкусовой тип, или тип дегустатора). Таким образом, целостное восприятие действует как сумма функций пяти сенсорных каналов, которые можно условно обозначить как:

• визуальный – зрительный;

• аудиальный – слуховой;

• кинестетический – моторно-чувствительный;

• осмический – обонятельный;

• вкусовой.


Нетрудно заметить, что каждый из этих каналов соответствует аналогичному анализатору, который имеет анатомическое представительство в определенном органе и пользуется обособленной рецепторной организацией, одновременно обусловливая локальные физиологические механизмы:

• визуальный – глаз – зрительный анализатор – зрение;

• аудиальный – ухо – слуховой анализатор – слух;

• кинестетический – тело – анализаторы мышечной и кожной чувствительности – мышечная и кожная чувствительность;

• осмический – нос – обонятельный анализатор – обоняние;

• вкусовой – язык – вкусовой анализатор – вкус.


Как определить основной сенсорный канал. Легче и эффективнее всего это сделать, используя свою память, так как тип памяти соответствует сенсорному типу. В классической физиологии существует классификация, которая делит память на зрительную, слуховую, кинестетическую, обонятельную и вкусовую. Назовите любое слово, например «лес», и отмечайте про себя те ассоциации, которые у вас при этом появятся. Выберите для себя один из подходящих для вас вариантов. При слове «лес» я прежде всего:

• внутренним взором увидел его;

• внутренним слухом услышал его звучание;

• внутренним чувством ощутил его;

• воспроизвел его запах;

• вспомнил вкус, связанный с лесом.


Что у вас возникло в первую очередь?

• Картина?

• Звучание?

• Ощущение?

• Запах?

• Вкус?


Ответив на этот вопрос, вы сможете определить свой основной сенсорный канал. Что произошло? Названное слово, как реальный раздражитель, включило ассоциативный каскад воспоминаний, и память сработала в режиме характерного для вас восприятия. Подобный эффект дает нам возможность говорить о памяти как о сенсорной системе обратного восприятия. Это восприятие, осуществленное когда-то, в настоящий момент извлекается из хранилища тем же самым путем, по которому оно попало туда.

Синестетический тип. Существуют люди, которые способны «скрещивать» сенсорные каналы и получать при этом единый интегральный образ. Ярким представителем этой группы был Скрябин, который мог видеть звуки. Чюрленис, художник и композитор, видел звуки и слышал цвета. Другой великий синестетик, Артур Рембо, видел буквы окрашенными в различные цвета.

Однако способность к синестезии наблюдается не только у специфически одаренных личностей. Можно отметить, что и среднестатистический человек использует нередко синестетические оценки. Когда мы определяем, например, цвет как теплый или холодный, звук как мягкий или жесткий, наше восприятие является синестетическим. В данном случае мы цвет или звук наделяем кинестетическими характеристиками, а это значит, что мы их не просто видим или слышим, но и чувствуем! Наше восприятие выходит за жестко заданные рамки сенсорного канала и становится экстрасенсорным. Конечно, здесь присутствует метафора, но, скорее всего, метафора образовалась путем слияния потоков восприятия. Если вы начнете вспоминать, то обязательно обнаружите, что непроизвольно, бессознательно прибегали к синестезиям. Это говорит о том, что в каждом из нас заложены способности к такого рода восприятию.

Сенсориализация. В истории искусства есть немало примеров того, как творец настолько вживался в создаваемый им образ, что физически начинал испытывать те же самые явления, которые происходили с персонажами. Вспомним Флобера, когда он «отравил» свою мадам Бовари и при этом сам почувствовал явные признаки отравления, что заставило его пролежать несколько дней в болезненном состоянии. Фанатично религиозные люди способны вызвать у себя на теле «раны Христовы» – так называемые стигматы. В психологии подобный симптом носит название стигматизма. Он характерен для гипергипнабельных и сверхгипнабельных людей, в среде которых немало фанатиков той или иной веры. Механизм этого явления также представляет собой механизм сен-сориализации.

Из приведенных фактов ясно, что сенсориализация есть процесс чувственного переживания образов, который способен вызвать в Организме физиологические изменения. Так называемые спонтанные, непроизвольные сенсориализации наблюдаются чаще всего там, где мы вовлечены в какое-то эмоциональное сопереживание, требующее от нас активизации нашей системы представления. Читаем ли мы захватывающую книгу, или слушаем волнующую музыку, или смотрим на картину, насыщенную затрагивающими нас образами, мы неосознанно сенсориализуем. Вспомните о своих бурных вегетативных реакциях, когда вы страдали со своими любимыми персонажами, смеялись с ними, любили и ненавидели.

Пример сенсориализации можно обнаружить и в состоянии гипноза, когда внушение ожога вызывает на коже испытуемого четкое покраснение. В процессе самогипноза (вариант которого представляет аутогенная тренировка) воспроизведение яркого образа вызывает комплекс реакций со стороны организма. Если вы, положим, вызовете интенсивное представление яркого и горячего солнца, вы ощутите тепло.

Сигнальные системы. По сути своей – это информационные системы, где каналом обратной связи являются рефлексы: безусловные – врожденные и условные – приобретенные в процессе опыта. Первая сигнальная система – эволюционно более древняя, и потому связана с архаическим типом отношений с внешней средой, который осуществляется по принципу «стимул – реакция». Это значит, что непосредственный раздражитель, поступающий извне, вызывает непосредственный рефлекторный ответ. Если вы случайно дотронулись до раскаленного утюга, то, не задумываясь, тут же отдернете руку. Сработает инстинктивный автоматизм, который зафиксируется и станет принадлежностью опыта.

Вторая сигнальная система по сравнению с первой является более новой и сложной организацией психической деятельности. Она связана со словом, которое в данном случае способно быть раздражителем и вызывать рефлекторные ответы. Для иллюстрации обратимся еще раз к примеру с лимоном, который уже стал классическим. Едва вы возьмете натуральный лимон и попробуете его на вкус, то во рту начнется обильное выделение слюны. Здесь реальный раздражитель, воздействуя на реальные вкусовые рецепторы, включил активность первой сигнальной системы и вызвал тем самым специфическую ответную реакцию. Во втором случае вам очень образно и красочно рассказывают о лимоне, и вы начинаете ощущать кислый вкус во рту и сильное слюноотделение. Слово подействовало как материальный раздражитель за счет включения второй сигнальной системы.

Третья сигнальная система открыта мною в условиях психотерапевтической практики и получила название имагоэнергетической. Ее субстратом является кольцо превращений образа в энергию и энергии в образ. Принцип ее функционирования таков: образ – или формирующийся в процессе индивидуального развития, или архетипический – в тканевых структурах конденсируется в виде энергетической матрицы, а любая форма биоэнергии, в свою очередь, при соответствующих условиях способна разрядиться в образ. Иначе этот процесс можно назвать биопсихической трансформацией.

Физиологический смысл данного процесса – принцип экономии. Как таковой образ является принадлежностью психической реальности, и мы располагаем гигантским количеством образов. Если сознание представить как некое пространство, а образ – как некий объем, то для того, чтобы вместить в себя все существующие образы, оно слишком ограниченно и потому не способно к такому акту. Деятельность третьей сигнальной системы позволяет часть образов вытеснить в бессознательное и трансформировать их энергию.

Одна пациентка проходила у меня курс гипнотерапии. Кроме первого сеанса, где глубина погружения в транс соответствовала первой ступени, она достигала второй ступени. Ей предлагалось свободно реагировать на те образы, которые я заранее заготовил и концентрировал в своем воображении, не прибегая к вербальному контакту. В то время когда я интенсивно и отчетливо представлял образ птицы, женщина, по ее описаниям, испытала чувство невесомости и свободного парения, хотя она и не могла себе объяснить, почему вдруг появилось такое ощущение – «просто внезапно стало легко и приятно». Экспериментируя и дальше в этом направлении, я записал свои результаты в следующую таблицу, где слева я поместил выбранные образы, на которых концентрировался, а справа – ощущения, которые возникали у нее в этот момент, записанные с ее слов.

• Огонь: «По телу пошло приятное тепло, и вдруг стало жарко».

• Вода: «Прохлада, ощущение потери тела, легкий шум в ушах. Чувство, будто погружаешься куда-то».

• Горы: «Мне вспомнились горы. Ощущение разреженного воздуха высоты».

• Лес: «Легкий, приятный шум в ушах, напоминающий шуршание листвы».

• Поле: «Ощущение пространства, свободы. Легко дышится».

Я привел здесь только часть образов, с которыми мы работали. Во всех остальных ста случаях результат оказывался столь же продуктивным. Интересно отметить, что во всех экспериментах испытуемые не воспроизводили те образы, на которых фиксировался я. У каждого из них возникали свои собственные ассоциации, не совпадающие с моим материалом. Поэтому здесь вовсе не идет речь о передаче мысли на расстоянии. Приведенные практические примеры наглядно показывают деятельность третьей сигнальной – имагоэнергетической системы.

Имагинация. Понятие имагинации определяет воображение как творческий созидающий акт, способный непосредственно воздействовать на окружающий мир с силой не менее «материальной», чем у физических действий. Созданное воображением и в воображении – не есть фикция, а является реальностью, способной влиять на ход событий и даже изменять их в ту или иную сторону. Например, образ князя Андрея Болконского в романе «Война и мир» перестает быть литературным персонажем и обретает самостоятельную жизнь. Имагинативное творчество человечества – мощный и необходимый стимул для самореализации и самоадаптации. Это то, что рождается в недрах Я и выходит за пределы Я. Таковы мифы, которые, обладая собственной системой измерения, помогают человеку ориентироваться в индивидуальной многомерности.

Сам по себе процесс воображения никогда не является бесплодным, потому что он в любом случае оставляет след. Даже если вы, как Манилов, строите несуществующие мосты, все равно вы заполняете пространство реальной продукцией своих фантазий. Фантазия, как и сновидение, – это творчество бессознательного. А бессознательное – это атомная энергия вашей психики.

Ментация – это способность мысли обретать статус материального субстрата. Любую мысль можно абстрагировать от себя и представить ее существующей в пространстве и времени как независимую категорию. Можно эту самую мысль вообразить на расстоянии вытянутой руки или в любом другом локусе пространства, например – зависшей над головой на высоте нескольких Метров. Подобный процесс я определяю как ментацию.

Психология bookap

Взрыв пространства. Если вы долго идете по лесной тропинке среди густых зарослей и вдруг совершенно внезапно выходите на открытую светлую поляну, совершенно неожиданно с вами начинает происходить нечто фантастическое, и вы внезапно вспоминаете «Алису в стране чудес». На какое-то мгновение появляется ощущение ирреальности – будто мир покачнулся, чуть-чуть сместился и приоткрыл одно из своих многочисленных измерений. То, что с вами произошло, произошло благодаря тому явлению, которое художники называли «взрыв пространства», – неожиданному изменению перспективы. Понятие взрыва здесь точно и уместно, потому что в вашем сознании тоже происходит взрыв, который способен ввести вас в состояние просветления, выхода за пределы обыденных границ и клише, когда пробужденная интуиция вырывается потоком из недр личности и наполняет ваше существо. В такую ситуацию вы можете попасть не только в лесу. Бродя, например, узенькими, кривыми улочками по старому городу, вы будто попадаете в таинственный лабиринт словно бы ожившего пространства, и когда вас вынесет на центральную площадь, вы физически почувствуете мгновенный взрыв и какое-то молниеносное движение в своем сознании.

И в том и в другом случае вы попадаете из одной перспективы в другую.