Часть 2. В поисках утраченного «Я»


...

Глава 5. Кризис

Многие принимают разнообразные трансформации устоявшихся жизненных структур за беды или наказания, в связи с чем и начинают испытывать растерянность, недоумение, страх, тревогу и теперь уже предаются реальному самоистязанию. Круг замыкается и становится порочным. И, увы, этот круг оказывается слишком прочным, чтобы мановением здравой мысли в одно мгновение разорвать его. Основная беда обывателя заключается в его обиде на мир, что действенно усугубляет начатое разрушение и углубляет внутренний конфликт между бессознательным разумом и начиненным всевозможными программами умом.

Тем не менее выход из западни существует. Для этого исследуем своеобразную анатомию явления, получившего название «Кризис». Прежде всего следует отдать себе отчет в том, что появление на свет человека сопровождается болью и ужасом. И свет этот оказывается мраком. Повинуясь инстинкту самосохранения, новорожденное существо стремится выбраться из тупика, каковым для него становится мир. В качестве способа спасения новоявленная особь испытывает стремление вернуться обратно в Эдем материнского чрева, но такой вариант невозможен в силу необратимости происходящего, ибо в прошлое невозможно попасть. Никакого прошлого, оно уже про шло, следовательно, путь в прошлое заказан. Как можно попасть в то, чего нет?

Появившаяся особь, несмотря на ее инстинктивное влечение вернуться в мир нирванического блаженства, не способна его реализовать. Но тем не менее ее нужда удовлетворяется при участии матери, которая в новой ситуации остается все тем же объектом защиты. Она снова замыкает ребенка в себе, заключая его в объятия и прижимая к живительной груди. По сути дела, объятие представляет собой имитацию материнского чрева, и поэтому оно способно усыпить и погрузить в расслабленное состояние. Мы инстинктивно обнимаемся, чтобы регрессировать на детский уровень и получить ощущение слитности и единства. В подобном состоянии пребывает и младенец, взаимодействующий с матерью. Он получает пищу, тепло, чувство защиты и безопасности как некое подтверждение того, что он жив. В психоанализе эта фаза в развитии человека известна как «магическое галлюцинаторное величие», когда ребенок чувствует, что его желания могут тут же исполниться.

Период жизни от рождения до примерно шести месяцев называется «симбиотическим». Дитя не разделяет мир на внутренний и внешний. В его восприятии нет границ и разграничений. Между ним и матерью устанавливаются отношения, воплощающиеся в чувстве полного слияния. Такое слияние и есть симбиоз. Травма и драма рождения теряют свою остроту и вытесняются новыми возможностями обретения покоя. В данной ситуации как бы воспроизводится изначальная благость непосредственной связи с космическим ритмом.

Однако к шести месяцам наступает неизбежное отделение ребенка от матери, получившее название «сепарации – индивидуации», что переживается как новое потрясение, вторичный шок, следующий за тем, которым сопровождалось рождение.

В общем, получается, что сама жизнь человеческая – это шок. В неоформленное сознание врываются новое отчаяние и разочарование. К ребенку является понимание того, что они с матерью вовсе не единое целое, рушится иллюзия всемогущества. Начинается эпоха кризиса и новых испытаний. И естественным образом возникает вопрос – а для чего, собственно, все это нужно? Ответ же вполне очевиден – ради выживания.

Ведь если особь продолжит свое пребывание в состоянии симбиотической слитности, она не сможет самостоятельно познавать реальность, то есть реализоваться, что неизбежно приведет к потере ориентации в мире, а это создает уже непосредственную угрозу гибели. Поэтому в начинающейся жизни человека подобный кризис представляется поворотной точкой – моментом начала постижения действительности, переходом на качественно новый этап развития и существования. И здесь важно присутствие гармоничного соотношения предоставляемой свободы, то есть степени отделенности – сепарации и наличия опеки, защиты. Получается, что только посредством кризиса можно изменить качество жизни в сторону ее усиления. Именно таким образом – через разделение – ребенок переходит на следующий уровень развития – постижения и освоения.

Теперь же обратимся к исследованию так называемой взрослой жизни, которая представляет собой повторение и воспроизведение тенденций, сформированных на начальных этапах бытия человека. Проще говоря, наша жизнь – это повторение. (См. Закон возвращения.) Мы всего лишь повторяем навыки, усвоенные некогда, и, в сущности, благодаря этому мы обладаем возможностью существовать, в связи с чем и приведу примеры, очевидность которых не вызывает никаких сомнений. Однажды, следуя программе, ребенок встает на ноги и идет. С тех пор ничего не меняется в принципе – ходьба остается как навык, несмотря на некоторые изменения в ее форме, стиле, ритме и прочем. Однажды человек начинает произносить слова, и в дальнейшем они в его речи повторяются.

Теперь мы можем сделать более широкое обобщение. Психобиологическое соотношение Симбиоз – Сепарация, то есть Слияние – Отделение, также повторяется, правда в несколько видоизмененной форме, на протяжении всей жизни явно или скрыто. Данная тенденция осознается более четко и явно, если мы изучим такое понятие, как быт. Само это слово, столь распространенное и обыденное, на самом деле таит в себе множество загадочных смыслов. За внешней простотой, чуть ли не примитивностью, скрывается завораживающая глубина.

Быт как материнский символ. Проведем исследование и, прежде всего, зададимся вопросом – а что, собственно, такое быт? Каково его определение? Обобщенно, хотя в равной мере столь же конкретно, можно данное понятие определить следующим образом. Быт – это то, что окружает человека и вступает с ним в отношения собственности. И здесь обнаруживаются следующие аспекты быта.

1. Свойство ограждать.

2. Свойство защищать.

3. Свойство принадлежать.

4. Свойство утешать.

Важно при этом иметь в виду, что не все окружающее нас является нашим бытом, а только то, чему придается значение «своего», «собственного», «родного». Таким образом, Быт представляет собой Материнский Символ. Известно, что, как только мы переступаем порог своего Жилого пространства и помещаем себя в домашние тапочки, мы регрессируем, то есть символически возвращаемся в младенческое, а порой даже и эмбриональное состояние. Следовательно, бытовые отношения есть отношения симбиотические. Но не будем забывать, что симбиоз благотворно действует лишь на определенном этапе развития, после чего он уже становится угрозой этому самому развитию. И тогда наступает неизбежная сепарация – в силу действия программы выживания. Существо отделяется от матери для того, чтобы вступить в самостоятельные отношения с Миром и в конечном итоге научиться воспроизводить себе подобных.

NB. Значит, если личность регрессирует до такой степени, что это уже начинает представлять опасность для ее программы выживания, то включается механизм сепарации как действенный противовес симбиотическому регрессу.

Как уже говорилось ранее, сепарация переживается как некий кризис и связана с лишениями. Наши кризисы с математической точностью адекватны степени нашей регрессии. Если последняя невелика, то и потери малы и могут проявляться в лишении каких-то вещей. Более глубокий уровень регрессии лишает нас каких-то отношений, к примеру дружеских, семейных, деловых. Крайняя степень регрессии лишает человека здоровья или жизни. Он умирает – для того чтобы выжить.

Житейские драмы. Приведу примеры из практики моей консультационной работы. На прием пришла женщина и рассказала такую историю. Она вполне благополучно жила с мужем и дочерью. Семейная ситуация складывалась весьма удовлетворительным образом, и не возникало никаких причин для беспокойства. Дочь поступила в престижное учебное заведение, муж успешно работал в одной влиятельной фирме. Жизнь складывалась ровно и спокойно, с незначительными проблемами, общими друзьями и безоблачным времяпрепровождением. Как-то в очередной раз они выезжают отдохнуть на море. И там глава семейства погибает от внезапного приступа удушья, случившегося с ним в воде, вблизи берега, при ясном солнечном дне.

Обращает на себя внимание одно – внезапность, неожиданность происшедшего на фоне совершенного благоденствия. Однако, анализируя события, я обнаружил в этой и в других известных мне ситуациях ряд настораживающих знаков. Анализируя самые разные случаи, обратим внимание, что всегда прослеживается одна особенность – люди достигали определенного уровня бытового комфорта и вдруг среди полнейшего благоденствия с ними случались трагические происшествия.

Какая здесь взаимосвязь? С учетом обнаруженных закономерностей можно полагать, что в обеих семьях наступила выраженная регрессия до симбиотического состояния, превысившая некий критический порог, и в качестве неизбежной реакции включился процесс сепарации. Важно заметить, что крайняя степень регрессии наступает не сразу. Процесс происходит поступательно и постепенно, и вся беда в том, что зачастую люди не улавливают признаков начинающейся регрессии. А ведь о них можно судить по тем ситуациям, которые называют мелкими, досадными неприятностями. Все они – мини-кризисы, призванные вытащить человека из симбиотической ловушки. Вместо того чтобы осознать это и переформировать свою стратегию взаимоотношений с миром, личность начинает озлобляться или роптать или же вступает в борьбу со всеми этими «наваждениями», которая в конечном итоге оборачивается в борьбу с самим собой. А в этой борьбе победителей нет, схватка заканчивается фатально.

Что же следует предпринять, дабы не быть раздавленным собою же придуманными тисками? Ниже я привожу рекомендуемую мною формулу осознавания и переформирования контекста текущего события.

1. Я осознаю, что в настоящее время нахожусь в ситуации кризиса.

2. Я также в полной мере осознаю, именно осознаю, а не внушаю себе и не уговариваю себя, что мой кризис для меня – благо.

3. Ибо он позволяет мне выйти из заточения той ловушки, которая представляет угрозу моему развитию, моей жизни.

4. В этом смысле кризис предоставляет мне возможность трансформации.

5. Ведь настоящая, истинная трансформация возможна только через кризис, когда разрушаются уже отжившие свое старые формы, расчищая дорогу новым возможностям, новым качествам жизни.

6. Именно благодаря кризису я выживаю и живу. И это не внушение, не настрой, не утешение, а осознанное понимание происходящего.

Психология bookap

7. Через кризис и в кризисе я обретаю освобождение и свободу, ведь при этом рвутся мои цепи и рушатся оковы.

8. Потому я с уверенностью ставлю знак равенства между кризисом и трансформацией. Кризис = трансформация.