Часть четвертая. УСТАЛОСТЬ ПСИХИКИ


...

Глава 23. УСТАЛОСТЬ ПСИХИКИ

Однообразие, повторяемость одних и тех же событий, встреч, мелькание одних и тех же лиц приводят к возникновению синдрома усталости психики (СУП).

Он возникает внутри бессознательной сферы человека и угнетает его. Во внешние проявления это может выплеснуться болезнью, усталостью, депрессиями… А во внутренней жизни человека СУП проявляется как угасание творчества. Возникает странное и даже страшное состояние, когда индивид, ищущий творчества, жаждущий его, вдруг начинает понимать, что творчество, которое раньше он культивировал в себе, которым наслаждался, не приносит ему ничего. Человек понимает, что, создавая какие-то творческие построения, он не приукрашивает свой примитивный мир, а добавляет в него монотонности. И только выход из рамок примитивного мира и переход на новые нравственные, духовные и творческие позиции позволит убрать изнутри синдром усталости психики.

Вообще СУП — это монотонность, однотипность, однообразие. Однообразие проявляется, когда человек всю жизнь пребывает на одной точке наблюдения за окружающей жизнью. И примитивная, спокойная, размеренная и ровная жизнь, насыщенная одинаковыми событиями и персонажами, приводит к тому, что точка наблюдения, с которой человек смотрит на жизнь, зарастает душевной грязью и душевным илом, человек перестает видеть жизнь ясно и чисто, и наступает синдром усталости психики. Переход в иные творческие состояния — это и есть перемена точки наблюдения. Раньше человек не знал ничего, кроме дома и работы, и вдруг начинает действовать в другом режиме. Иногда даже простое смещение графика жизни может способствовать переходу на другой уровень. Ровная, спокойная, но примитивная жизнь определяет один уровень, когда человек может и хочет реализоваться в тех рамках, выше которых жизнь себе даже не представляет. А вот переход в состояние новой творческой реализации значительно расширяет объем уровня необходимости и создает возможности для более широкой реализации, поскольку человек начинает видеть мир значительно шире, чем он есть. В середине XX века существовало течение физиков и лириков. Физики утверждали, что посредством точных наук они могут описать любую эмоцию или душевный порыв человека. Лирики, отстаивая свою позицию, утверждали, что человек — это не голое «рацио», а некая духовная сущность, имеющая в себе высшую загадку творения и загадку творчества. Это противостояние тогда ничем не завершилось. Каждый остался при своем мнении, но само соперничество между физиками и лириками продолжалось и в последующие десятилетия. В 70—80-х годах это проявлялось как снобизм дилетантов и богемы. Дилетанты, люди от сохи или станка, в какой-то мере даже гордились своим дилетантизмом, тем, что они живут простой жизнью и не хотят понимать высоколобых бездельников, которые что-то там пытаются придумать и доказать… А определенная часть интеллигенции обособилась и жила внутри себя ради созидания элитарных форм познания, искусства ради искусства и т. п.

Сейчас состояние иное, поскольку любые новые теории могут рождаться и чахнуть на корню, если нет финансовой поддержки, если в них не заинтересованы те самые люди из низов. Современные творцы могут относиться к богатеям как угодно, последним от этого ни жарко ни холодно. Они имеют главный козырь — средства, с помощью которых можно реализовать творческие замыслы, а можно их разрушить на корню… Поэтому истинно свободным остается только тот творящий, кто не связан в своем творчестве никакими материальными обстоятельствами. А это высшее духовное творчество — творчество отношений.

Здесь мы сталкиваемся еще с одним феноменом, который появился на переходе от былого, социалистического образа жизни к новому, пока даже и не обозначенному какими-то пристойными именами. Феномен этот проявляется в том, что уровни необходимости людей разительно отличаются от тех, что были у представителей разных социальных групп в советские времена. Скоробогатики, достигшие высот материальной реализации, значительно расширили свой уровень необходимости, но только в одном направлении — достижения материального благополучия. Есть немало людей, создавших оригинальные творческие шедевры. И они тоже расширили свой уровень необходимости, но в другом направлении. Если считать, что современные богатеи расширили уровень необходимости горизонтально, то вторые подняли его вертикальные границы. А в результате все равно получается перекос в развитии. И те и другие начинают осознавать это. И в том, и в другом случае нет гармонии, поскольку нормально, гармонически развитый уровень необходимости охватывает человека равноудаленным от него шаром. В нем заложены все варианты реализации: материальные и духовные.

Говоря о том, что материальное расширение уровня необходимости обедняет душу, можно привести много аргументов. Но любые доказательства ничего не значат для людей, которые страстно хотят разбогатеть. Такие люди живут по простой формуле: «Вот будет много денег, и все станет хорошо!»

Ну а когда люди расширяют свой уровень необходимости вертикально, достигая высот в творчестве (философия, литература и т. п.), они обогащают душу, но обедняют другие стороны жизни. Они подчиняют себя идее, и часто служение ей переходит из разряда творческой активности в фанатизм. Мы знаем, что фанатики никогда не порождали ничего хорошего. Фанатизм — это всегда убожество, узость мысли и нежелание заглянуть за рамки догмы. Уровень необходимости и синдром усталости психики в данном случае сочетаются напрямую.

Если жизнь человека примитивна и уровень необходимости, который он для себя раскрывает, невелик, то синдром усталости психики подстерегает человека, захватывает в свои удушливые объятия так, что становится трудно жить и дышать. Это проявляется как болезнь, депрессия, состояние непроходящего уныния. Человек перестает радоваться жизни, он утопает в трясине сиюминутных повседневных проблем.

Тот, кто вышел на другой уровень реализации и расширил свой уровень необходимости, избавился от синдрома усталости психики, но не навсегда. Он начинает реализоваться творчески и свободен от СУП до тех пор, пока не привыкнет к новому пространству реализации. Привыкание наступит тем скорее, чем активнее и ярче человек реализуется в новом для себя пространстве.

Когда наступит привыкание к новому, снова вернется привычное чувство однообразия и монотонности, опять проявится синдром усталости психики. Это могут быть депрессии или глубокая озабоченность происходящим вокруг, но иного, чем прежде, качества. Если в первом случае человек был озабочен личными проблемами, то сейчас появляется озабоченность мировыми проблемами. Но суть от этого не меняется. Озабоченность — вот ключевое понятие и в том, и в другом случае.

Истинное разрешение этой проблемы лежит не в расширении уровня необходимости и искусственном устранении синдрома усталости психики. Любой, даже самый большой объем уровня необходимости постепенно наполнится творческой активностью и станет привычным, знакомым и однообразным. И тогда появится синдром усталости психики. Истинное освобождение от него не в расширении уровня необходимости, а в том, чтобы сменить точку наблюдения за миром, изменить отношение к жизни и происходящему вокруг, к психологическим проблемам. Сменить отношение — это только звучит просто. На самом деле это колоссальный труд, которому человек должен посвятить себя без остатка. Но посвятить — не означает стать фанатиком и действовать безоглядно и бездумно, как порой поступают адепты различных учений. Необходимы осознанные действия и поступки, и, двигаясь к новой точке наблюдения, нужно не служить идее движения, а стать самим движением. Практика первых, пробных действий очень проста, но отчетливо показывает изменения, которые происходят в человеке от простого шага вправо или влево. Встанем прямо, спокойно и расслабленно. Постоим так, запоминая свое ощущение внутри тела и вокруг нас в том месте, где стоим сейчас. Сделаем пробный шаг влево и снова сконцентрируем внимание на своих ощущениях. Что-то изменилось. Определенно сказать, какие изменения произошли, трудно. А теперь снова вернемся в исходное положение, постоим, сравнивая состояния, и шагнем вправо. И снова происходят какие-то внутренние изменения. У каждого свои, неповторимые. Для одних переход влево отмечается нарушением чувства внутреннего комфорта, у других такое состояние появляется, когда переходят вправо. Об этом феномене я уже писал, но в практиках с коррекцией синдрома усталости психики переходы вправо и влево нужны только для того, чтобы почувствовать изменения в себе и задать организму определенную физиологическую программу: переход с одного места на другое меняет внутренние ощущения.

Выше я уже говорил, что избавление от усталости психики связано со сменой точки наблюдения за реальностью. Каждый из нас постоянно пребывает в одной жизненной позиции. Это не физическое местоположение человека. Скорее — это психологическое восприятие происходящего вокруг. Но как же сменить психологическую точку наблюдения?

Воспользуемся проверенным и простым способом, который называется «круг переходов». Встанем ровно, спокойно, постоим расслабленно, запоминая свое состояние. Согнем руки в локтях и соединим подушечки мизинцев и безымянных пальцев обеих рук. Остальные пальцы подожмем к ладоням. Когда информационные пальцы соприкасаются подушечками, они замыкают информационные каналы человека и становятся чувствительным инструментом, которым можно определять «щели» в плотности пространства. Мы уже делали это, но повторим описание. Сосредоточим внимание на ощущениях кончиков соединенных пальцев и начинаем медленно вращаться всем телом слева направо. Информационные пальцы — словно чувствительная стрелка в окружающем пространстве. В какой-то момент медленного и плавного движения слева направо они вдруг «провалятся» в пустоту. Так проявляется «щель» в плотности окружающего нас пространства. Она воспринимается как пустота, в которую «проваливаются» информационные пальцы. Чтобы отчетливо и ясно почувствовать ее, нужно быть внимательным и фиксировать свои ощущения. Глаза при этом могут оставаться открытыми, но для более полного сосредоточения можно и закрыть их. Решающей роли это не играет.

Когда мы почувствуем, что информационные пальцы «проваливаются» в пустоту «щели», остановимся, подвигаем руками вправо-влево, чтобы отчетливо почувствовать границы «щели». А потом шагнем в нее…

Постоим, слушая свои ощущения. Как правило, у всех наступает мгновенная дурнота, и следом приходит облегчение. Появляется чувство большей, чем на прежнем месте, легкости, как физической, так и психологической Это первый переход. Не меняя положения тела и рук, снова начинаем медленно вращаться слева направо, фиксируя внимание на ощущениях информационных пальцев. Поворачиваемся до тех пор, пока пальцы вновь не «провалятся» в пустоту «щели». Шагнем в нее и снова переживем чувство облегчения. На этот раз оно проявится ярче, чем при первом переходе. Станет еще легче, чем было. И снова, не меняя положения тела, начинаем поворачиваться слева направо, фиксируя информационными пальцами плотность пространства. Мы ищем очередную «щель» и — как только почувствуем — переходим в нее…

Если смотреть со стороны, то наш поиск «щелей» в пространстве подчинен определенной схеме движения. Сделав первый шаг, мы ищем новую «щель», шагаем в нее и снова начинаем поиск следующей «щели». И когда мы пройдем цепочку «щелей» пространства, то окажемся в той точке, с которой начинали движение. Круг замкнется. Хотя правильнее сказать, что это будет не круг, а движение по спирали. Поясню: с каждым переходом, минуя одну «щель» за другой, мы сбрасываем с себя часть груза усталости психики и, когда достигаем точки начала движения, освобождаемся от синдрома усталости психики. Насколько полно нам удастся избавиться от него, зависит от того, как внимательно мы следим за своими ощущениями и с каким внутренним чувством шагаем в «щель» пространства.

Если свои переходы мы фиксируем и на каждом этапе ощущаем, как мало-помалу меняется внутреннее состояние, тогда психика освобождается от усталости активно, возникает чувство внутренней легкости и чистоты.

Ну а если переходы делаются по обязанности и мы не концентрируем внимание на изменении ощущений, то и результат будет половинчатым.

Психология bookap

Завершив круг перехода, мы отчетливо чувствуем избавление от внутреннего груза, который копился годами и потом давил изнутри на психику и физиологию. А возвращение на прежнее место, с которого мы и начали круг переходов, показывает, что вернулись в исходную точку, но в ином состоянии. Оно изменилось качественно, нам удалось отряхнуться от проявлений синдрома усталости психики, и жизнь снова заиграла красками, а наше восприятие наполнилось радостью и спокойствием. В круге переходов мы прошли по витку спирали и оказались в том же месте, но на другом уровне.

Синдром усталости психики имеет тенденцию к накоплению и возникновению вновь. Скорее всего, пройдет время, и он снова проявится, но мы уже имеем в своем арсенале эффективное средство противостояния ему. А если круг переходов повторять примерно раз в три месяца или даже чаще, то усталость психики отступит и уйдет в прошлое, как дурное воспоминание.