Часть II. Борьба за "новую жизнь" в СССР.

Глава V. Торможение в молодежных коммунах.

3. Необходимые структурные предпосылки.

Подведем итоги:

1. Семейная ситуация примерно 1900 г. была довольно простой. Люди замкнуто жили в своих семьях. Не было коллектива, выдвигавшего требования, которые противоречили бы как семейной ситуации, так и семейной структуре человека. Семья не противоречила и общественному строю государства, основанного на патриархальных и авторитарных началах. Угнетенная сексуальность получала выход только в истериках, ожесточении и огрублении характеров, посещении проституток, половых извращениях, самоубийствах, жестоком обращении с детьми и фанатическом поведении мелких буржуа во время войны.

В 1930 г. ситуация была уже сложнее. Происходил распад принудительной семьи, принявший форму противоречия между производством, основанным на коллективистских принципах, и уничтожением экономического базиса семьи. Институт семьи лишь в редких случаях имел экономическое значение, но тем крепче он становился в структурном отношении. Он не мог ни жить, ни умереть. Люди не могли больше жить в семье, но не могли жить и без нее. Они не могли жить длительное время с одним партнером, как не могли жить и одни.

2. В Советском Союзе рождена новая форма семьи, представляющая собой коллектив людей, не связанных друг с другом родственными узами. Такой коллектив исключает прежний институт брака. С неизбежностью возникает вопрос о том, как в таком сообществе будут развиваться половые отношения. Мы не можем предопределить это развитие, да и не вправе делать это. Единственное, что мы можем сделать, это внимательно наблюдать за процессом коренных преобразований, который представляет собой современная сексуальная революция, и помочь родиться тому направлению, которое ни в коей мере не противоречит формам экономической и общественной организации, присущим принципам рабочей демократии.

Если сформулировать нашу позицию в самом общем виде, то она такова: ничем не ограниченное положительное отношение к сексуальному счастью людей. Этому требованию не соответствуют ни нормативная продолжительная моногамия, ни лишенные любви и не приносящие удовлетворения случайные отношения (промискуитет). Советский коммунизм исключает, если говорить о нормах, как аскетизм, так и пожизненную моногамию. Половое общение развивается в совершенно новых условиях. Коллектив так усложняет отношения индивида с другими людьми, что оказывается невозможным застраховаться от смены партнера или от начала новых отношений. При одинаковом числе юношей и девушек, мужчин и женщин в коллективе имеется возможность более легкого выбора и смены партнеров.

Было бы опасным упущением не понять уже сегодня болезненный процесс рождения нового сексуального устройства и не научиться справляться с ним. Речь идет о том, чтобы понимать происходящее и справляться с ним, рассматривая ситуацию не с моральной точки зрения, а с позиции жизнеутверждения и обеспечения счастья. Советская молодежь училась на горьком опыте. Нельзя допустить, чтобы ее страдания оказались напрасными.

Структура психологии человека должна быть приспособлена к коллективной форме бытия. Это, несомненно, приведет к снижению ревности и страха потери партнера. Большинство людей характеризуется высокой степенью сексуальной несамостоятельности, они как бы вязнут в лишенных любви отношениях с партнером и не способны поэтому расстаться с ним. Потеря партнера вызывает страх, связанный с возможным одиночеством. Этот страх питается детскими привязанностями к матери, отцу, старшим братьям или сестрам. Благодаря формированию коллективного образа жизни, начинающегося с детства, это ядро привязанности к семье исчезает, что способствует ликвидации сексуальной беспомощности людей и увеличению возможности поиска подходящего партнера. В результате этого проблема ревности если и не исчезает совсем, то существенно упрощается. Один из основных вопросов - способность устанавливать новые продолжительные отношения, не нанося этим ущерба прежнему партнеру.

Задачей изменения психологической структуры должно было бы быть наделение человека способностью к объединению нежной и чувственной генитальной любви. Начиная с самого детства, следует развивать в человеке способность к полной самоотдаче, саморефлексии, что определяет возможность глубокого сексуального переживания (оргастическую потенцию). Предотвращение сексуальных нарушений, недопущение невротической полигамии, не приносящей удовлетворения, клейких сексуальных притязаний, неосознанной сексуальности и т.д. потребует громадных усилий. Дело не в том, чтобы предписывать людям, как они должны жить. Их следует с самого детства воспитывать так, чтобы они были в состоянии сами, без трудностей, приводящих к социальным конфликтам, организовывать свое сексуальное бытие в живом потоке коллективной жизни. Это предполагает, прежде всего, неограниченное, поощряемое обществом развитие естественной сексуальности. Только в таком случае будет развиваться способность к свободному диалогу с партнером и они оба научатся переносить импульсы ревности, не прибегая к насильственным действиям. Конфликты, порождаемые половой жизнью, не устраняются, но разрешение этих конфликтов может и должно быть облегчено.

Занимаясь целенаправленно предотвращением неврозов как важным общественным делом, следовало бы позаботиться о том, чтобы люди не усложняли невротическими реакциями переживаемые ими повседневные конфликты. Сексуальная самостоятельность масс, опирающаяся на материальное богатство общества, устранит из жизни этическое лицемерие как социальное преступление. Борьба, страдание, сексуальное наслаждение - все это жизнь, и дело в способности психической структуры человека переживать наслаждение и страдание и справляться с ними. Люди, обладающие такой структурой характера, не способны занимать должности, предусматривающие подчинение. Только люди, здоровые в сексуальном отношении, способны к добровольному труду и неавторитарному управлению своей жизнью. Без ясного понимания данного обстоятельства задача преобразования психической структуры человека не будет решена. Неприспособленность сексуальных структур людей к коллективной форме бытия приведет к негативным реакционным результатам, а попытки осуществить это приспособление с помощью авторитарных моральных требований потерпят фиаско. Невозможно призывать к соблюдению "добровольной" сексуальной дисциплины. Эта дисциплина или присутствует у человека, или ее нет. Можно лишь помочь людям полностью развить свои природные способности.