Часть I. Фиаско сексуальной морали.

Глава VI. Проблема полового созревания.

3. Рассмотрение проблемы половой жизни молодежи с медицинских, а не с этических позиций.

Следует иметь ясное представление о том, с какой позиции рассматривается вопрос. В данном случае мы снова сталкиваемся с тремя точками зрения: этической, сексуально-экономической и общественной. С этической позиции к вопросу нельзя подойти и он не имеет решения. Конкретно поставленный вопрос сводится к проблеме сексуальной экономики индивидов и к заинтересованности общества в судьбе своих членов.

Как мы видели, авторитарное общество самым серьезным образом заинтересовано в подавлении юношеской сексуальности. Такого подавления требуют прочность принудительного брака и основанной на нем семьи, а также формирование психологической структуры подданного. Правда, приверженец сексуальной этики полагает, смешивая авторитарное общество с человеческим, что прочность человеческого общества вообще оказалась бы под угрозой, если бы молодежь, по типичному для этих ученых выражению, "дала волю своим страстям". Но именно это и необходимо сначала исследовать. У юноши или девушки есть только три возможности: воздержание, мастурбация (включая гомосексуальные отношения и гетеросексуальное возбуждение) или половое сношение. Следует конкретно поставить вопрос о том, противоречат ли общественные интересы, и если да, то какие именно, сексуально-экономическим, необходимо ли нанести ущерб одним ради соблюдения других. Также нужно, прежде всего, принять во внимание и интересы самой молодежи и задаться вопросом, каковы, с точки зрения гигиены, преимущества и ущерб для молодежи, возникающие в результате воздержания, онанизма или полового акта.

Половое воздержание в пубертатный период

Мы должны, конечно, исследовать явления полного воздержания, так как все прочее охватывается расширенным понятием онанизма. Итак, мы имеем дело с неопровержимыми фактами, свидетельствующими о том, что в среднем к 14-му году жизни в результате усиленной работы аппарата внутренней секреции и созревания генитального аппарата сексуальность вступает в высшей степени активную фазу. Половое влечение, естественно, направляется на половой акт. Если же столь многие юноши и девушки не ориентируются сознательно на половую близость, то это, вопреки общему ошибочному мнению, является не выражением биологической незрелости, а следствием воспитания, вытесняющего всякую мысль о сексуальном контакте. Важно констатировать это, если есть желание видеть вещи такими, каковы они на самом деле, а не такими, какими хотели бы их видеть авторитарное общество и церковь.

Юноши и девушки, которые преодолели вытеснение представления о половом акте, совершенно точно знают, что он существует и что отныне они именно его и хотят. Предпосылкой же воздержания является как раз вытеснение представлений сексуального характера, в особенности о половом акте. Существует, вероятно, и еще шире распространенная возможность, заключающаяся в том, что представления о половом акте, пусть не бессознательно, но с точки зрения сохранения душевного равновесия, до такой степени лишаются тайны и связываются с чем-то отвратительным и страшным (это типично для девушек из мелкобуржуазных семей), что утрачивают всякое практическое значение. Но для того чтобы осуществить воздержание, необходимо нечто большее, а именно: вытеснение полового возбуждения. Это на некоторое время обеспечит покой. Преимущество такого подхода заключается в избавлении от мучительного конфликта, порождаемого онанизмом, и от опасной в социальном отношении борьбы против своего окружения, если юношей или девушкой движет осознанное, а потому непреодолимое стремление к половому акту.

Становясь старше, юноши и девушки большей частью демонстрируют явное изменение своего отношения к сексуальному наслаждению. По достижении 16 - 17 лет они отрицают сексуальность гораздо резче, чем прежде. Анализ показывает, что вместо стремления к наслаждению появился страх перед ним. Это явление можно назвать боязнью наслаждения. Оно представляет собой нечто принципиально иное, нежели страх перед наказанием за сексуальные действия, находящий свое крайнее выражение большей частью в неосознанной боязни кастрации.

В боязни наслаждения коренится все более распространяющийся сексуальный страх. Причины данной ситуации в том, что под постоянным воздействием сексуальных запретов изменился и сам процесс полового возбуждения. Клинический опыт показывает, что наслаждение, не испытанное из-за препятствия, превращается в отвращение, часто даже в болезненное возбуждение половых органов. Таким образом, чувственное возбуждение, например при сексуальном удовлетворении, превращается в источник отвращения, а тем самым в истинный мотив, заставляющий молодых людей бороться против своей сексуальности и подавлять ее. Компетентному врачу-сексопатологу знакомо странное поведение подростков и юношей, когда, например, искусственно обращаются вспять эрекции, если они становятся неприятными, если не наступает удовлетворение.

Еще более выражен в период полового созревания свойственный девушкам страх не перед наказанием, а перед сильным возбуждением. Возбуждение ощущается как опасность. В этой боязни наслаждения нам и следует искать подлинную причину укоренения приобретенного извне страха перед наказанием за сексуальные действия. Таким образом, юноши и девушки сами часто становятся защитниками сексуальных запретов.

Но состояние сексуального возбуждения без удовлетворения никогда нельзя перенести в течение длительного времени. Существуют только два решения: вытеснение сексуального возбуждения или удовлетворение. Первое приводит обычно к нарушениям душевного здоровья, второе - в современном обществе - к социальным конфликтам.

Следовательно, воздержание опасно и абсолютно вредно для здоровья. Отметим для начала тот факт, что подавленное сексуальное возбуждение создает различные пути выхода из этой ситуации. Очень скоро наступает нервное нарушение или молодой человек погружается в дневные сексуальные фантазии, существенно препятствующие ему в работе. Тот же, кто не хочет видеть связи между сексуальным возбуждением и нервозностью во всех ее формах, может без долгих размышлений заявить, что воздержание не вредит и в большинстве случаев осуществимо. Такой человек только констатирует, что молодой человек живет в условиях воздержания, то есть, очевидно, может жить таким образом. Но от взгляда людей, не ориентирующихся в проблеме, ускользает тот факт, что расплатой за воздержание будет невроз и появление других проблем. Наш оппонент полагает, например, что невроз является выражением "дегенеративной предрасположенности" или воли к власти. Он избавляет себя от большего, чем молодой человек, а именно: от размышления о юношеской сексуальности вообще и, к тому же, о связанной с ней проблеме общественного строя.

Скажут, что не все юноши и девушки, соблюдающие воздержание, сразу же заболевают. Да, конечно, но как же в этом случае принять тот факт, что невроз возникает и позже, когда от человека требуют только "законных" половых отношений?

Опыт сексуально-экономических наблюдений в клинических условиях показывает, что наиболее неблагоприятны случаи тех пациентов, которые никогда не отваживались заняться онанизмом. Сначала имело место вытеснение сексуальности, возможно даже успешное на протяжении некоторого времени. Половой аппарат не приводился в действие, и если в ходе соблюдения воздержания достигался результат, которым могло быть довольно авторитарное общество, то позже аппарат не срабатывает вообще - он, так сказать, заржавел. Численное преобладание женских половых расстройств над импотенцией у мужчин указывает на глубокую связь, существующую между более редкой мастурбацией у женщин и вытеснением сексуальности и свойственной им позже неспособностью к сексуальным переживаниям. Говорить об этом молодежи остерегаются, даже если и знают, ведь иначе какие оправдания останутся для проповеди воздержания?

Когда я обсуждал проблему онанизма, в качестве возражения на мои доводы всегда выдвигалась возможность отвлечения от половых влечений с помощью занятий спортом. На это я, если не хотел фальсифицировать факты в угоду сексуальной морали, мог возразить только одно: хотя спорт и лучший способ снижения полового влечения, но ведь и спортсмены, которые хотят с помощью спорта полностью убить влечение, очень часто настолько хорошо реализуют этот замысел, что впоследствии не могут более распоряжаться своей сексуальностью. Постоянно удивляет большое число сильных, тренированных людей с сексуальными нарушениями. А все объясняется просто: так как эти люди не могли в течение длительного срока обратить все свое половое возбуждение на достижение высоких спортивных результатов, им, в конце концов, пришлось прибегнуть к помощи вытеснения со всеми последствиями, которые влечет за собой использование этого средства. Итак, хотя спорт и является способом снижения полового возбуждения, он так же непригоден для решения сексуальной проблемы молодежи, как и любое другое средство, направленное на умерщвление полового возбуждения.

Тому, кто зная о последствиях своего поступка, все-таки решается на него, мы охотно предоставим свободу действий. Мы не хотим никого принуждать к половой жизни, приносящей удовлетворение, но говорим: пусть тот, кто, идя на риск душевного заболевания или уменьшения радости от результатов своего труда и жизнерадостности, хочет жить в воздержании, так и поступает. Кто этого не хочет, пусть добивается упорядоченной половой жизни, приносящей удовлетворение, коль скоро не приходится отрицать наличие полового влечения. Но существует и обязанность обращать внимание на опасную возможность "ржавения" сексуальности, ее отлива в детские и извращенные формы сексуальной активности и на душевные заболевания как следствия абстинентното образа жизни в юном возрасте.

Самые трагические случаи - те, когда к нам в амбулаторию или в консультацию по половым вопросам приходят люди в возрасте 35-40 лет, даже 50-60-летние с тяжелейшими нарушениями душевного состояния, страдающие неврозами, угрюмые, одинокие, пресыщенные, и просят от нас помощи. Чаще всего они хвалятся тем, что никогда не жили, предаваясь "распутству", под чем подразумевается избегание онанизма и полового акта в раннем возрасте.

Даже авторы, характеризующиеся, как правило, проницательностью, неверно оценивают опасности полового воздержания, и это происходит по двум причинам. Во-первых, им не ясна связь между нарушениями в половой сфере, дающими себя знать лишь позднее, и длительным воздержанием, во-вторых, у них не было возможности наблюдать тесную связь между нервными нарушениями и воздержанием так же часто, как ее видят практикующий психотерапевт и консультант по половым вопросам.

Фриц Брупбахер пишет в своей книге "Счастье быть родителями, предупреждение беременности и изгнание плода ", труде, превосходном со всех точек зрения, кроме подхода к воздержанию: "Во всевозможных работах рассуждают на тему вреда и пользы воздержания. Тот, кому оно нравится, может его практиковать. Оно не нанесет никакого вреда... В любом случае воздержание полезнее для здоровья, чем венерические заболевания".

Как показали беседы с Брупбахером, он в дальнейшем отказался от этого взгляда. Прежде он не видел, что сама склонность к длительному аскетизму уже является симптомом болезни, знаком довольно полного вытеснения сознательного полового влечения. Воздержание всегда, раньше или позже, наносит ущерб любовной жизни и результатам в работе. Это факт, основанный на опыте.

Рекомендовать такую позицию молодежи означает сеять семя невроза, который рано или поздно даст о себе знать, или, по меньшей мере, создавать предпосылки будущего снижения жизнерадостности и трудоспособности. Рассматривая же воздержание с душевно-экономической точки зрения, можно было бы усомниться в том, что оно полезнее для здоровья, чем венерические заболевания. От них можно избавиться, если лечиться должным образом. Напротив, болезненные изменения характера, приобретаемые в результате воздержания, устраняются полностью лишь в очень редких случаях. Кроме того, мы не располагаем количеством квалифицированных психотерапевтов, необходимым для врачевания зла, которое может быть причинено длительным воздержанием.

Сказанное не означает недооценки опасности венерических заболеваний. Но их привыкли использовать, как правило, в качестве пугала, в качестве средства, пригодного для вытеснения сексуальности. Кроме всего прочего, альтернатива вовсе не формулируется как "воздержание или венерические заболевания". Ведь можно избежать последнего, общаясь не с проститутками, а только с любимым партнером, принадлежащим к своему же социальному слою.

Мы говорим здесь о половом воздержании юношей и имеем в виду, чтобы не возникло недоразумений, 15 - 18-летних. Авторитарная сторона требует воздержания "вплоть до закрытия эпифизных пазух", то есть примерно до 24 лет. В свое время в Вене одна дама, специализирующаяся по проблемам социального попечения, выступала перед молодежью с докладами, в которых это вредное "учение" вдалбливалось в голову слушателей под видом научных тезисов. Она не сказала, однако, ничего о том, что общего имеет закрытие эпифизов с созреванием полового аппарата, которое происходит примерно к 14 годам.

На страницах газеты "Морген" один из консультантов молодежи по проблемам психологии индивида открыл рубрику для обмена мнениями и консультирования. 18 марта 1929 г. в ней, наряду с прочим, был помещен и такой "милый" совет читателю:

"Ваш вопрос касается проблемы начала "сексуальной практики", нередко обсуждающейся среди биологов. Римский писатель Тацит превозносит германцев, которые до 24 лет не касались женщин, и это правило должно иметь силу и у нас. Половое влечение, одно из самых мощных в жизни человека, не должно рано обретать господство над человеком, и вы совершенно правы, когда ищете в спорте ту разгрузку, которая вам еще не полагается в сексуальной сфере(!). Если ваши друзья, пусть даже они и моложе, действуют по-другому, это против заповедей сексуальной гигиены(!). Знаменитый специалист в области гигиены тайный советник профессор д-р Макс фон Грубер (sic!!) никогда не прекращал проповедовать в своей темпераментной манере, что половое воздержание никому еще не причиняло вреда".

Ссылка на Грубера и древних германцев - конечно, весомый аргумент! Тот же самый профессор Грубер утверждал, однако, что воздержание не только не приносит вреда, но даже полезно: неизлившееся семя вновь поглощается, что означает поступление белка.

Я знаю лучший и более приятный способ обеспечить поступление белка -мясной рацион. Но Груберу, в соответствии с принципами государственного строя и объективным нравственным законом, твердо настроенному против всего плотского и озабоченному сохранением авторитарного общественного устройства, совершенно не пришло в голову, что существует и другой способ подачи белка, кроме прямого всасывания спермы.

Я упоминаю эти давние примеры не только потому, что они исторически интересны и доказывают, каких усилий стоило освобождение от этой идеологии. Гинеколог из Вены социал-демократ д-р Карл Каутский в 1930 г. резко атаковал меня на страницах "Фрайхайт", обвинив в том, что я лишаю рабочих их "идеалов". В высшей степени важно констатировать, что сексуальный страх не перестает существовать и на границах рабочего движения.

При исследовании сексуальной революции в Советском Союзе также оказалось, что утаивание этих проблем не пошло на пользу рабочему движению. Надо наконец добиться, чтобы врачи-сексологи и консультанты молодежи перестали соперничать с церковью в "служении нравственности". Следующий пример свидетельствует о том, как необдуманно поступали в наших кругах.

Среди венских консультантов молодежи был и один священник. Он таким образом консультировал 22-летнюю девушку (согласно ее собственному сообщению):

"Для начала я сказала, что прочитала в газете о консультационном пункте и что я - одна из несчастнейших людей и не знаю, как себе помочь.

Д-р П. ободрил меня и сказал, что я лишь должна спокойно выговориться.

После этого я рассказала, что у меня есть друг и мы очень любим друг друга, но с некоторых пор наши отношения очень напряжены, так что я не знаю, что делать. Я добавила, что уже пыталась примириться с религией, но не смогла найти в этом удовлетворения.

Потом д-р П. начал задавать вопросы.

- Сколько Вам лет?

- 22 года.

- Сколько лет Вы знаете своего друга?

- 4 года.

- А ему сколько лет?

- 24 года.

На это он вскользь заметил, что ему знакомы молодые люди, которые знают друг друга 8-9 лет и, тем не менее, остались чистыми.

Он не уточнил, что подразумевает под чистотой, сказав под конец только, что может представить себе двух людей, которые хотя и очень любят друг друга, но не связывают со своими отношениями чувственных мыслей. Затем он поставил такой вопрос: как мой жених относится к сложившейся ситуации? Я ответила, что, конечно, и он ужасно страдает и поэтому я не могу дольше выносить таких мучений и просто наблюдать за ними. Потом он спросил о нашем финансовом положении. На это я ответила, что зарабатываю мало, да и у моего друга очень неустойчивое положение на службе.

За этим последовал вопрос об обстановке у меня дома, на что я ответила, что мне не приходится рассчитывать на поддержку родных.

Д-р П. сказал, что мне следовало бы поговорить обо всем этом с матерью и постараться как можно скорее выйти замуж. Он, кстати, сказал в этой связи: заповеди церкви имеют очень глубокий смысл, например заповедь "Не прелюбодействуй". Ведь ребенок, который может родиться, окажется в семье, где не найдет заботливого попечения о себе.

На мое возражение, что пройдет еще несколько лет, прежде чем финансовые условия позволят мне вступить в брак, и что, конечно же, моих сил не хватит до тех пор, чтобы выдержать такое состояние, д-р П. ответил, что я должна видеть перед собой не один только год, а выдерживать день за днем и оставаться сильной. Потом он спросил, встречаюсь ли я со своим другом и знают ли об этом мои родители, на что я ответила утвердительно. И вслед за этим он дал мне добрый совет избегать встреч с моим другом наедине, то есть не ставить себя саму в неприятную ситуацию, чтобы потом не испытывать взаимных мук.

Д-р П. еще подбодрил меня и сказал, что я должна верить, что смогу выдержать, тогда, конечно, так все и получится. Он отпустил меня, еще раз посоветовав постараться скорее выйти замуж и сказав: "Да благословит вас Бог".

Такого рода "советы", вызывающие смех, представляют собой следствие полной беспомощности, которая охватывает консультанта молодежи в трудной ситуации, независимо от того, верит ли он сам в рекомендуемые им средства, убежден ли в бесплодности требования воздержания или нет. Ведь сам он, не говоря о препятствиях, заложенных в сознание этого человека, всего лишь несознательный исполнительный орган авторитарной системы, отрицающей сексуальные отношения, препаратор "способности к вступлению в брак", "порядочности", то есть верноподданничества. Мы увидим вскоре, что знание истины вовсе не облегчает, а лишь осложняет его положение.

Консультируют по половым вопросам и натуропаты. После одного доклада мне на заключение передали рецепт, который некий натуропат выписал 17-летнему юноше, соблюдавшему воздержание и страдавшему от дневных поллюций:

"Трижды в день по щепотке горечавки в облатке. Сварите затем 30 г растолченной конопли в 0,5 л молока до образования слизи и принимайте 3 - 4 раза в день по столовой ложке. Кроме того, принимайте каждые два дня сидячую ванну продолжительностью около 20 мин из отвара аира. Помимо этого, позвоночник хорошо массируется по вечерам смесью следующего состава: 90 г спиртового раствора арники, по 4 г настоек лаванды и мелиссы, по 1 г настоек перечной мяты и тимьяна полевого. Все хорошо перемешать".

Эти советы тоже вызывают смех.

Онанизм

Онанизм предоставляет выход из трудностей, порожденных воздержанием, лишь в определенных узких пределах. Он может регулировать состояние сексуальной сферы только в том случае, если онанистический акт происходит без слишком сильного ощущения вины и нарушений процесса возбуждения, и к тому же до тех пор, пока отсутствие реального партнера не ощущается как слишком большая помеха. Конечно, он способен помочь здоровым юношам справиться с первыми бурями полового созревания. При наличии же условий, ограничивающих сексуальное развитие с детства, он лишь в крайне редких случаях выполняет эту функцию.

Лишь очень немногие юноши настолько освободились от морального воздействия, оказанного воспитанием, что без всякого стеснения прибегают к онанистическому удовлетворению. Большей же частью молодые люди с разной степенью успешности борются против настойчивого стремления к мастурбации. Если им не удается победить свое влечение, то они мастурбируют под воздействием сильнейшего торможения и прибегают к самым вредным способам удовлетворения, например, задерживают семяизвержение. Таким образом они, несомненно, толкают себя, по меньшей мере, к неврастеническому нарушению.

Если борьба заканчивается успехом, то они снова впадают в то воздержание, от которого спаслись благодаря онанизму. Теперь, однако, ситуация стала гораздо более неблагоприятной, так как активизировавшиеся тем временем фантазии и проснувшееся половое возбуждение делают воздержание гораздо более невыносимым, чем прежде. И только немногие находят выход, лучший с сексуально-экономической точки зрения, то есть ведущий к половому акту.

До самого последнего времени онанизм был всеобщим пугалом. Совсем недавно стало модным изображать его как безвредное и вполне естественное явление. Это делается только ради защиты нравственного порядка и благодаря пониманию того, что требование воздержания неосуществимо. Такая позиция верна лишь с оговорками.

Конечно, онанизм лучше воздержания. Но на протяжении длительного срока он перестает приносить удовлетворение и начинает изрядно мешать, ибо отсутствие объекта любви становится как нельзя более заметным. Если же онанизм не приносит удовлетворения, он порождает раздражение и ощущение вины и превращается в необходимость из-за настойчивого полового возбуждения и под действием противоречий внутри собственного "Я". Недостаток мастурбации, практикуемой даже в лучших условиях, заключается также в том, что она вновь и вновь возвращает фантазию на невротические и уже покинутые детские сексуальные позиции, что опять вызывает необходимость вытеснения. Опасность возникновения невроза растет по мере увеличения продолжительности онанистического удовлетворения. И если мы сумеем внимательно понаблюдать за нашими юношами, связать суть их характеров с их половой жизнью, то нам сразу же бросится в глаза их боязливое поведение, характеризующееся большей или меньшей напряженностью. Онанизм ослабляет связи с действительностью. Легкость, с которой при его помощи достигается удовлетворение, часто делает юношу неспособным вести живительную борьбу за обретение подходящего партнера. Бодрыми, активными и живыми всегда оказываются те юноши, которые в нужный момент отважились сделать шаг от мастурбации к половому акту.

Вывод, к которому мы приходим, заключается в следующем: подобно тому, как призрак "полового акта созревающих" толкал прежде, да часто толкает и теперь к заявлению о безвредности, даже о пользе полового воздержания, так он же с недавних пор заставляет неоправданно считать, что онанизм в период полового созревания представляет собой естественное явление, полностью безвреден и решает пубер-татный вопрос. Занимать как одну, так и другую позицию означает избегать ответа на самый деликатный вопрос, а именно: о половом акте созревших молодых людей.

Этот вопрос следует рассматривать как принципиально, так и конкретно с учетом ситуации, имеющейся в сферах экономики и воспитания. Такого учета избегали как бы преднамеренно во всей предшествующей литературе.

Мы показали, что именно интересы авторитарного общества косвенным путем (семья, способность к заключению брака) обусловливают ограничения, накладываемые на сексуальность молодежи, переживающей период половой зрелости, и порождают ее проблемы. Эти ограничения являются частью системы авторитарного общества, а вытекающие из них бедствия представляют собой непреднамеренно образующуюся "добавку". Но если дело обстоит таким образом, то, следовательно, будет невозможно и сексуально-экономическое решение вопроса в рамках этого общества. Мы видим это сразу, едва начинаем анализировать условия, при которых наши юноши в возрасте от 14 до 18 лет вступают в фазу половой зрелости. Мы намерены в данном контексте оставить за скобками специфику классовой принадлежности и рассмотреть только влияние идеологической атмосферы и общественных институтов.

1. Вначале юноша имеет дело с множеством внутренних тормозов, не позволяющих справиться с представлениями, сформировавшимися в его сознании под воздействием воспитания, отрицающего сексуальность. Как показывают усредненные результаты наблюдений, его половое чувство несвободно, нарушено (это особенно характерно для девушек). Наконец, оно сознательно или неосознанно обращено в гомосексуальную сферу. Следовательно, юноша (и девушка), если говорить о внутреннем мире, испытывает значительные трудности в установлении гетеросексуальных отношений.

2. Физическое половое созревание юношей блокируется психическими факторами. Можно сколь угодно часто наблюдать, особенно в мелкобуржуазных семьях, что психический инфантилизм, затянувшееся пребывание роли детей в семье с соответствующим отношением к родителям создает несовпадение физического и психического созревания.

3. В определенных слоях, испытывающих особенно сильную материальную нужду, подростки, переживающие пору полового созревания, отстают и в физическом развитии. Здесь имеет место как физическое, так и психическое недоразвитие при достижении физиологической половой зрелости.

4. К числу половых табу, тяжким бременем ложащихся на молодежную сексуальность, прибавляется не только отсутствие всякого общественного попечения, но и активное недопущение половой жизни, принимающее самые разные формы. Среди них:

а) Активное ограничение необходимого просвещения молодых людей, переживающих пору созревания, в вопросах их сексуальности. "Просвещение", ставшее сегодня модным, - только полумера, лишь усиливающая неразбериху. Например, 14-летней девушке рассказывают о сущности менструации, но изо всех сил отмалчиваются относительно природы полового возбуждения, испытываемого ею. Здесь становится ясно то, о чем мы уже говорили в другом месте: рассмотрение половой жизни с чисто биологических позиций представляет собой маскировочный маневр.

Юноше или девушке в пору полового созревания психологически менее важно знать о том, что яйцеклетка и сперматозоид встречаются для "таинства" создания новой жизни, и о том, как это происходит. Это интересует гораздо меньше, нежели "таинство" полового возбуждения, против которого они вынуждены отчаянно бороться. Но какой логический аргумент можно было бы использовать, чтобы удержать молодого человека от полового акта, если бы ему рассказали в полном соответствии с действительностью, что он теперь созрел для половой жизни и что заботы, мучающие его, и трудности, с которыми он сталкивается, порождены неудовлетворенной сексуальностью, настоятельно требующей своего? Так просвещение лишь создает для юноши или девушки еще большие трудности. Надо признать, что отсутствие просвещения и отрицание сексуальности полностью соответствуют существующей общественной ситуации. Сексуальность юноши или девушки, искалеченная в период полового созревания, представляет собой продолжение того искажения, которому подвергалась сексуальность детская.

б) Жилищный вопрос и проблема предупреждения беременности. Здесь проблема обстоит таким образом: если при всеобщей жилищной нужде и старшее поколение трудящихся почти не имеет возможности жить так, чтобы не испытывать неудобств и помех с чьей бы то ни было стороны, то жилищная нужда молодежи, обусловленная половыми проблемами, возрастает до степени хотя и безмолвного, но ужасного мучения.

Характерно, что наши сексуальные реформаторы, которых можно так легко растрогать другими проявлениями остроты половых проблем, никогда не замечали данного обстоятельства. Да и что могут они ответить на вопрос дерзкого парня или даже распущенной девчонки о том, почему же общество не заботится о них и в этом отношении? Следует ожидать, что иной попечитель, услышав такой вопрос, обратится в бегство, даже если он, как правило, и выступает перед молодежью с докладами о "половом вопросе", в которых человеколюбиво не требует воздержания до "полной душевной и физической зрелости". Он будет проповедовать "чувство ответственности" до тех пор, пока не перестанет ощущать себя ответственным за то, что молодежь, преисполнившись необходимого "чувства ответственности", предается любви в подъездах, у заборов, в сараях, испытывая постоянный страх быть застигнутыми.

А что уж говорить о противозачаточных средствах! Задиристые молодые люди могли бы задать наивный вопрос: какой, собственно, интерес обществу не информировать их о лучших методах предупреждения беременности и держать наготове врачей, вмешивающихся в том случае, если контрацептив оказался неэффективным, или оставлять молодежь без жилья?

Ясно, что такие вопросы не могут быть разрешены и на них нельзя получить ответа при общественном строе, который не признает внебрачной половой связи и даже не заботится о том, чтобы половая жизнь взрослых протекала в условиях, соответствующих требованиям гигиены.

Точно так же ясно, что без основательно подготовленного решения вопроса о половом воспитании детей, без решения вопроса о противозачаточных средствах и жилищного вопроса призыв молодежи к началу половой жизни, не сопровождаемый соответствующими критическими оговорками, был бы столь же вредным и безответственным, сколь и его противоположность - проповедь воздержания. Моя же задача в том и заключалась, чтобы вскрыть противоречия и доказать их неразрешимость в данный момент. Я могу лишь надеяться, что это удалось в должной мере. Но в принципе нам надо, если мы не хотим быть шарлатанами и трусами, поддерживать сексуальность молодежи, помогать молодым людям во всем, в чем можем, и делать все, чтобы подготовить окончательное высвобождение юношеской сексуальности. Это задача гигантской сложности и в высшей степени ответственная!

Теперь мы лучше понимаем половинчатость, робость и непоследовательность полового просвещения, осуществляемого ныне. Оно характеризуется следующими свойствами: начинается слишком поздно, напускает на себя таинственность и проходит мимо самого существенного - сексуального наслаждения. Это объясняется противоречивостью ситуации, в которой гораздо большую последовательность проявляют те, кто выступает против всякого просвещения вообще. Против них надо бороться как против врагов научной последовательности, но в чем-то их позиция более ясна, нежели позиция спасителей-реформаторов, всерьез полагающих, что с помощью своего просветительства они смогут изменить положение. Противники просвещения лишь затуманивают реальную ситуацию, они маскируют необходимость коренного изменения условий нашего существования.

Все это, конечно, не означает, что можно поступать подобно д-ру П., о котором шла речь выше. В конкретном случае, после внимательного рассмотрения социального и экономического положения, а также психического состояния юноши или девушки, достигших половой зрелости, консультант не только не будет запрещать им половую жизнь, но, наоборот, посоветует начать ее. Помощь в отдельных случаях и меры, принимаемые в масштабе всего общества, - совершенно разные вещи.

В масштабе всего общества половое просвещение характеризуется пока что продолжающимся воспитанием маленьких детей в духе аскетизма, неизменным внушением юношам и девушкам представления о том, что культура требует от них воздержания или что онанизм может иссушить их, прежде чем они вступят в честный брак. Не стоит, конечно, гордиться образом мыслей, который позволяет втайне продолжать это занятие. Такой образ мыслей - одно из позорных явлений нашего времени. Конечно, он предохраняет от выводов, от того, чтобы сделать шаг, который разделяет науку и политику.

Противоречие между растущим обобществлением жизни и общественной атмосферой, пропитанной отрицанием сексуальности, должно вести к прогрессирующему кризису юношеской сексуальности, разрешения которого в консервативном обществе не существует.

До тех пор пока молодежь находилась в семейном сообществе - девушки были преисполнены стремления вытеснить собственную сексуальность, испытывали незначительные сексуальные раздражения в ожидании мужа-кормильца, а юноши коснели в родительском доме в воздержании, мастурбировали или посещали проституток, - существовали только безмолвные страдания, неврозы или сексуальная жестокость. В нынешних условиях постепенно освобождающиеся сексуальные потребности и социальное торможение, привитое в результате воспитания, с одной стороны, а с другой - сопротивление авторитарного общества вырождаются в мучительные индивидуальные конфликты. Против этого никак невозможно бороться, даже с помощью утешений приверженцев сексуальной реформы, дающих добрые советы вроде "отвлечения в духовную сферу", "жесткой постели" и "есть меньше мяса".

Психология bookap

Я утверждаю, что современной молодежи приходится гораздо труднее, чем ее сверстникам, жившим, например, на рубеже прошлого и нынешнего столетий. Те были в состоянии полностью вытеснять свою сексуальность. В наши дни открыты все источники жизни юношества, но у него нет ни опоры в обществе, ни силы, чтобы использовать эти источники.

Сексуальный кризис молодежи стал частью кризиса авторитарного общественного строя вообще. В этих рамках в масштабе общества он остается неразрешимым.