ЧАСТЬ II ОПАСНОСТЬ ИНТУИЦИИ

ГЛАВА 5 ИНТУИЦИЯ О НАШЕЙ КОМПЕТЕНТНОСТИ И ДОБРОДЕТЕЛИ


...

Явление чрезмерной самоуверенности

Все мы являемся теми, кого психологи Дэчер Келтнер и Роберт Робинсон называют наивными реалистами. Мы интуитивно предполагаем, что все, что мы видим в мире и помним, и есть на самом деле. Мы предполагаем, что окружающие видят то же самое, что и мы (ложный консенсус). А если это явно не так, то мы предполагаем, что они обладают искаженным восприятием.

Наша наивность распространяется и на нашу уверенность в себе. «Когнитивное самомнение», проявляющееся в наших суждениях относительно наших знаний в прошлом («Я так и знал»), снова проявляется в оценке наших нынешних знаний и будущего поведения. Мы знаем, что совершали ошибки в прошлом, но мы уверены, что в будущем мы будем лучше справляться с такими вещами, как сдача работы в срок, поддержание отношений и выполнение повседневных дел. И мы явно не испытываем ни малейших сомнений в верности наших интуитивных предчувствий и суждений.

Чтобы изучить явление чрезмерной самоуверенности, исследователи предлагали людям различные фактические вопросы, а затем просили оценить свою уверенность. Абсент — это ликер или драгоценный камень? Какой канал длиннее — Панамский или Суэцкий? Что уносит больше человеческих жизней в США — убийства или самоубийства? Общий результат опроса таков: когда речь идет о трудном задании, то люди обычно оказываются не правыми, а уверенными. В тех случаях, когда на вопрос правильно отвечают 60% респондентов, уверенность в своем ответе чувствуют 75%. Даже если люди чувствуют 100%-ную уверенность, они ошибаются в 15% случаев. (Кстати, вот ответы на приведенные вопросы: ликер; Суэцкий канал в 2 раза длиннее Панамского; самоубийства, уносящие в 2 раза больше жизней).

Во время других исследований людям предлагали ответить на фактические вопросы, предлагая достаточно широкий интернат возможного ответа, чтобы туда наверняка попал правильный. «Я чувствую 98%-ную уверенность в том. что население Новой Зеландии больше чем _________, но меньше, чем _________», или «Число действующих атомных электростанций больше чем , но меньше чем _________». Психологи Дэниэл Кансман и Эмос Тверски, эти два Магеллана человеческого разума, специализирующиеся «на устранении дефектов человеческой интуиции», отмечают, что примерно одна треть людских оценок, сделанных с 98%-ной уверенностью, не включала в себя правильный ответ. (В Новой Зеландии живут 3,7 миллиона человек, а в конце 2000 г. на Земле было 438 атомных электростанций). Хотя люди были очень уверены в себе, они часто ошибались. Более того, предупреждения и предостережения («Будьте честны с самими собой!», «Согласитесь, что вы этого не знаете» и « Расширьте рамки распределения») не способствуют снижению уровня чрезмерной самоуверенности.

Но все это вопросы, напоминающие викторины. Можем ли мы более точно настроить нашу уверенность касательно социальной интуиции? Чтобы выяснить это, психологи Дэвид Даннинг и его коллеги имитировали игру. Они попросили студентов Стэнфордского университета предположить, какие ответы мог бы дать незнакомый им человек на такие вопросы: «Предпочитаете ли вы готовиться к трудному экзамену в одиночку или в маленькой учебной группе?» и «Найдя в столовой местного кампуса $5, положили бы вы их себе в карман или вернули?». Зная тип вопроса, но не зная действительного ответа на него, участники сначала получат и возможность расспросить исследуемого о его научных интересах, хобби, семье, надеждах, астрологическом знаке — они могли задавать любые вопросы, которые сочли бы полезными. Затем исследуемый отвечал на двадцать вопросов, на которые можно было дать только положительный или отрицательный ответ, а студенты-интервьюеры предсказывали его ответы и оценивали свою собственную уверенность в них.

Каким оказался результат этого эксперимента? Интервьюеры оказались явно слишком уверены в себе. Хотя они делали правильные предположения в 63% случаев, они чувствовали себя на 75% уверенными. Выдвигая предположения относительно того, какие ответы мог бы дать их собственный сосед по комнате, они оказывались несколько более точными (68%). Однако их 78%-ная уверенность в своей правоте снова превышала точность их прогнозов. Более того, самые уверенные люди были склонны сильнее всех проявлять чрезмерную самоуверенность. Она преобладала и в исследовании интуитивной способности людей выявлять ложь. В среднем, участники были точны на 57%, но уверены в своей правоте на 73%. Опять-таки, самые уверенные в себе люди оказывались далеко не самыми точными в результатах.

Итак, наши суждения лучше, чем если бы они были просто случайными (поздравления социальной интуиции), но далеко не так хороши, как мы думаем. В предыдущей главе мы увидели, что даже наши предсказания относительно самих себя оказываются несовершенными. Но можем ли мы точно настроить нашу уверенность в предсказаниях относительно самих себя? Чтобы выяснить это, Роберт Валлоне и его коллеги попросили студентов еще в сентябре предсказать, прекратят ли они посещение какого-либо курса, выберут ли его в качестве профилирующего предмета, предпочтут ли жить в студенческом общежитии, и т. д. Хотя студенты чувствовали, в среднем, 84%-ную уверенность в собственных предсказаниях относительно самих себя, они ошибались по меньшей мере в 2 раза чаще, чем ожидали. Даже когда они были уверены в чем-либо на 100%, они ошибались в 15% случаев (этот же показатель мы отмечали и в случае «вопросов для викторины»).

Другие исследования показывают, что люди точно так же чрезмерно уверены, делая предсказания относительно того, как они намерены измениться — похудеть, начать прилежнее учиться, бросить курить и регулярно делать зарядку. Для большинства людей типичный паттерн таков: они бодро начинают, но потом скатываются на привычные рельсы. Одна из аксиом психологии лучший предсказатель поведения в будущем — это поведение в прошлом, а не нынешние намерения. Затем мы начинаем ругать себя, чувствовать вину и депрессию и в конце концов принимаем новое решение или ищем новую программу самопомощи. Изменения могут происходить, но они вероятнее всего произойдут с теми, кто реалистически оценивает задачу и обладает необходимой дисциплиной и ментальной энергией. Без этого нереальные обещания и непомерные ожидания рождают «синдром ложной надежды», как отмечают психолога из Университета Торонто Джейнет Полайви и Питер Герман. Этот синдром включает в себя «разочарование, подавленность и ощущение себя неудачником».

Психолог Роджер Бюхлер из Университета Уилфрида Лурье и его коллеги сообщают, что большинство студентов с уверенностью недооценивают время, которое потребуется им для написания статей и выполнения других важных заданий. Они попадают в прекрасную компанию. Плановики регулярно недооценивают время, необходимое для выполнения проекта, а также расходы, связанные с этим (что могут подтвердить жители Бостона, ожидающие строительства нового подземного туннеля). В 1969 г. мэр Монреаля Джин Драпо гордо заявила, что стадион с втягивающейся крышей, стоимостью $120 миллионов, будет построен к Олимпиаде 1976 г. Крыша была закончена в 1989 г.; она одна обошлась в $120 миллионов.

В худшем случае чрезмерная самоуверенность (см. врезку) ведет к безрассудным поступкам и катастрофам. Чрезмерно уверенный в себе Гитлер вторгся в страны Европы. Чрезмерно уверенный Линдон Джонсон ввел войска США для спасения демократии в Южном Вьетнаме. Чрезмерно уверенный Саддам Хусейн послал свою армию в Кувейт. Чрезмерно уверенный Слободан Милошевич объявил, что он никогда не допустит миротворческие силы в Косово.

В книге «Гибель Японии» («The Lost Japan») Хасигава Ниозекян объясняет, что «война началась в результате ошибочных "интуитивных" расчетов, выходивших за пределы математики. Мы верили, что слепая страсть, которую мы можем противопоставить, одержит верх над технологическим оружием и тактикой, благодаря нашей мистической воле... Типичное свойство японцев полагаться на интуицию потерпело поражение в столкновении с объективными познаниями современного мира».

Люди сохраняют свою чрезмерную самоуверенность, пытаясь искать информацию, которая подтверждала бы их решения, и — когда неудачу становится невозможно отрицать — вспоминая свои ошибочные суждения как случаи, когда они были почти правы. Филипп Тетлок наблюдал это, предложив различным ученым и правительственным экспертам высказать в конце 1980-х гг. их точку зрения относительно будущих правительств в Советском Союзе, Южной Африке и Канаде. Пять лет спустя произошел коллапс коммунизма, Южная Африка стала многорасовым демократическим государством, а Канада осталась единой. Эксперты, которые были уверены в своих прогнозах более чем на 80%, оказались правы в менее чем 40% случаев. Тем не менее, оглядываясь на свои суждения, те, кто допустил ошибку, чувствовали, что они были правы в основном. Многие из них заявляли: «Я был почти прав, сторонники жесткого курса почти преуспели в своих попытках свалить Горбачева», «Сепаратисты из Квебека почти победили на серии референдумов», «...но из-за одинаковости де Клерка и Манделы переход власти к черному большинству южноафриканцев должен был быть гораздо более кровавым». Среди политических экспертов — а также аналитиков рынка ценных бумаг, работников сферы психиатрии, спортивных аналитиков — чрезмерная самоуверенность укоренилась очень прочно.

Из анналов чрезмерной самоуверенности

«Существует не так-то много неизвестных нам вещей, которые несут нам неприятности. Неприятности сулят вещи, которые мы принимаем за их прямую противоположность».

А. Уорд



Об атомной бомбе:

«Это самая большая глупость, которую мы когда-либо совершили. Эта бомба никогда не взорвется, я заявляю это как эксперт по взрывчатым веществам».

Адмирал Уильям Ли в разговоре с президентом Трумэном, 1945 г.

«Нам не нравится их звучание. Группы гитаристов вот-вот уйдут со сцены».

Компания Decca Records, отказавшаяся заключить контракт на запись музыки группы«Beatles» в 1962 г.

«У телефона слишком много недостатков, чтобы серьезно рассматривать его в качестве средства коммуникации. Это устройство в силу своих изначальных качеств не может представлять для нас никакого интереса».

Меморандум Western Union относительно патента Александра Грэма Белла от 1876 г.

«Может быть, телефон и подходит нашим американским кузенам, но здесь, в Европе, у нас достаточно мальчиков-посыльных».

Британская группа экспертов, оценивающая изобретение телефона

«Лошадь останется навечно, а автомобиль — это всего лишь новинка, причуда моды».

Мичиганский банкир, посоветовавший юристу Генри Форда не делать инвестиций в новую компанию Ford Motor Company.

«На таком расстоянии они не смогут попасть и в слона».

Последние слова генерала Джона Сэджвика, погибшего в сражении во время американской Гражданской войны, 1864 г.


Психолог из Колумбийского университета Джейнет Меткалф суммировала исследования чрезмерной людской самоуверенности в таких уничижительных словах:

«Люди думают, что они смогут решить проблему, когда на самом деле не способны на это; они абсолютно уверены, что вот-вот найдут правильный ответ, когда находятся на грани ошибки; они думают, что решили проблему, когда весьма далеки от этого; они думают, что знают ответы на вопросы, а на самом деле пребывают в полном невежестве; они думают, что ответ вот-вот сорвется с кончика их языка, а на самом деле очень далеки от этого; они думают, что дали правильный ответ, а на самом деле ошибаются; более того, они заявляют, что "всегда это знали", они верят, что выучили материал, когда на самом деле не сделали этого; они думают, что они поняли, даже если наглядно демонстрируют, что все еще блуждают во мраке».


Ух! Все эти исследования — «прививка скромности», они заставляют нас не пугаться излишней уверенности окружающих. Однако мы должны помнить и вторую сторону истины, не забывая о нашей способности знать, не осознавая это, о скорости нашей социальной интуиции и о потенциале нашего интуитивного опыта. И давайте также признаем важную адаптивную роль уверенности в себе. Неспособность признавать умение делать ошибки при принятии решений в бизнесе, политике и военном деле влечет за собой разрушительные последствия. Но к этому же ведет и недостаток уверенности. Люди, склонные ошибаться из-за чрезмерной уверенности, живут более счастливо и более легко принимают серьезные решения. «Жизнь — это искусство хорошо обманывать себя», — писал Уильям Хазлитт.

Поэтому мы должны стремиться к тому, чтобы наша уверенность и оптимизм основывались на реальности. Один из компонентов мудрости — это знание самого себя. А что такое знать самого себя? Вот что Конфуций сказал 2,5 тысячи лет тому назад: «Когда вы что-то знаете, вы утверждаете, что вы знаете это; когда вы не знаете чего-то и позволяете себе сказать, что вы этого не знаете, это и есть знание».