БЛАГОДАРНОСТИ

У сердца есть свои резоны, которых не знает разум.

Б. Паскаль. Мысли о религии и других предметах

Тот, кто доверяет своему сердцу, — глупец.

Книга притчей Соломоновых (28:26)

Миссия этой книги — исследование того, как психология определяет интуицию, с целью связать разрозненные открытия и применить их к повседневной жизни; она опирается на творческие исследования многих ученых. Среди них следует упомянуть Дэниэла Канемана из Принстонского университета и поздние работы Эмоса Тверски из Стэнфордского университета, который, как считают многие психологи, давно заслужил Нобелевскую премию за вклад, сделанный в поведенческую экономику.

Кроме того, мое неизменное восхищение вызывают:

• Томас Гилович и Дэвид Даннинг, которые вместе с группой социальных психологов Корнельского университета провели великолепные экспериментальные исследования процессов мышления человека:

• Джон Барг (Университет Нью-Йорка) и Таней Чартранд (Университет штата Огайо) — исследователи автоматического мышления;

• Налини Эмбади и Роберт Розенталь — интерпретаторы тончайших нюансов поведения;

• Тимоти Уилсон (Вирджиния) — исследователь бессознательной динамики аттиподов и убеждений;

• Роберт Зайонц (Стэнфордский университет) и Энтони Гринуолд (Вашингтонский университет — исследователи подпорогового восприятия;

• Павел Левики — исследователь бессознательной обработки информации;

• Роберт Стернберг (Йельский университет), проанализировавший имплицитное знание;

• Джон Майер (Университет Нью-Гемпшира) и Питер Саловей (Йельский университет) — создатели теории эмоционального интеллекта;

• Элизабет Лофтус (Вашингтонский университет) и Майкл Росс (Университет Ватерлоо) — открыватели неточности воспоминаний о нашем прошлом;

• Дэниэл Гилберт (Гарвардский университет) и Джордж Левенштейн (Университет Карнеги—Меллоиа) — открыватели некорректных предсказаний наших будущих чувств;

• Нил Вейнштейн (Университет Ратжерса), продемонстрировавший нереалистический оптимизм;

• инсайты Пата Словика и Баруха Фишхоффа относительно интуиции в рискованных ситуациях;

• Ли Росс (Стэнфордский университет) и Ричард Нисбетт (Мичиганский университет) исследователи отклонений в выводах людей;

• Сеймур Эпстейн (Массачусетский университет) — создатель теории экспериментального познания;

• Бартон Малкил (Принстонский университет) — исследователь интуиции в сфере инвестиций;

• Ричард Талер (Чикагский университет), Роберт Шиллер (Йельский университет) и Мэтыо Рабин (Университет Беркли) — авторы поведенческой экономики;

• Пол Мил (Университет Миннесоты) и Робин Доуз, детально исследовавшие клиническую интуицию;

• Марк Снайдер (Университет Миннесоты) — исследователь поведенческого подкрепления;

• Герберт Саймон (Университет Карнеги—Меллоиа), получивший Нобелевскую премию за вклад в развитие экономики и новаторские исследования интуитивного опыта.

Эти ученые — и сотни других, работы которых я буду упоминать в этой книге, — заложили фундамент для этой книга. Кроме того, я благодарен нескольким людям, которые руководили мной и вдохновляли меня в процессе написания этой книги. Лита Доусон Сканцони и Джудит Рич Харрис выступили с педантичной и полезной критикой по поводу рукописи в целом. Кэрол Майерс, Катрин Браунсон и Шарлота Ван Оуэн Витвлиет внесли десятки полезных предложений по улучшению рукописи. Томас Гилович, Роберт Эммонс и Роберт Стернберг подбадривали меня при написании тех или иных глав. Лиана Ван Дик, Стивен Чейз, Кристофер Кайзер и Джеймс Браунсон помогли с сокращением и структурированием окончательного варианта книги, который был подготовлен Филлис Вандервелде с присущей ей тщательностью.

Психология bookap

В издательстве Йельского университета мой редактор Сьюзен Ареллано поняла и отстояла видение этой книга. Сара Ловски немало способствовала превращению рукописи в законченный проект. Крайне аккуратно Хейди Дауни обошла острые углы и создала улучшенный окончательный вариант. А Хизер Д'Аурия помогла сделать книгу доступной для читателей.

Благодаря помощи всех этих людей предлагаемая вашему вниманию книга — писать которую было весьма забавно — стала гораздо лучше, чем если бы я писал ее в одиночестве.