Глава 3.

Дыхание

Право быть собой реализуется с нашим первым вдохом. Насколько сильно мы ощущаем это право, можно увидеть по нашему дыханию. Если бы мы все дышали таким же естественным образом, как животные, уровень нашей энергии был бы высок, и мы бы редко страдали от хронической усталости или депрессии. Однако большинство людей нашей культуры дышат неглубоко и имеют склонность задерживать выдох. И, что хуже всего, они даже не подозревают о том, что у них есть проблемы с дыханием. Зато они стремительно несутся по жизни, задерживаясь иногда, чтобы сказать, друг другу, что «едва успевают глотнуть воздуха».

Большинство существующих сегодня программ тренировок подчеркивают необходимость глубокого дыхания. Дыхательные упражнения с давних времен являются интегральной частью йоги. Однако рекомендованные разными школами дыхательные упражнения, несмотря на свою огромную ценность, не содержат объяснения, почему у людей существуют такие проблемы с правильным, естественным дыханием. Этой проблемой мы и займемся в данной главе. Мы должны вначале понять динамику дыхания.

Как все мы знаем, дыхание доставляет тканям кислород для поддержания метаболизма. К сожалению, организм не сохраняет кислород в каких-либо значительных количествах, поэтому, когда дыхание прекращается больше, чем на несколько минут, наступает смерть.10 Таким образом, дыхание не является просто механическим процессом. Это один из аспектов глубокого телесного ритма расширения и сжатия, который находит свое выражение также в пульсации сердца. Более того, оно является выражением духовности тела. Библия говорит, что сотворяя человека, Бог взял кусок глины и вдохнул в него жизнь. Идея, что воздух содержит некую силу, необходимую для жизни, является важным элементом философии индуизма, в которой ее называют «праной». Такой жизненной силой является кислород, который способен заставить мертвую субстанцию, такую, как дерево, гореть. Подобную способность кислород проявляет и в живых организмах.


10 В отличие от дыхания без воды можно прожить несколько дней, а без пищи — несколько месяцев.


Дыхание имеет непосредственную связь с состоянием возбуждения. Когда мы расслаблены и спокойны, наше дыхание свободное и спокойное. В состоянии сильного эмоционального возбуждения дыхание становится быстрым и интенсивным. В состоянии страха мы дышим резко и задерживаем дыхание. В состоянии напряжения наше дыхание становится поверхностным. Справедливо также и обратное утверждение: глубокое дыхание успокаивает тело.

Впервые я отметил связь между напряжением и дыханием, когда, будучи кандидатом, в корпус обучения резерва, стрелял из карабина в тире. Несмотря на мои старания, пули не попадали в центр мишени. Наблюдая за мной, инструктор посоветовал мне сделать три глубоких вдоха и выдоха и нажать на спуск на третьем выдохе. Он также сказал, что если я буду задерживать дыхание во время стрельбы, то мое тело будет напряжено и рука будет дрожать. Он был прав, что я и подтвердил своим следующим выстрелом. Этот случай я хорошо запомнил, но я не применял в жизни это открытие вплоть до времени своего лечения у Вильгельма Райха. Терапия у него наглядно дала мне понять, как часто я задерживаю дыхание. Я мог бороться с этой тенденцией, концентрируя внимание на дыхании. Полезность этой концентрации я мог отметить не один раз во время лечения у стоматолога. Когда я лежу на зубоврачебном кресле, я концентрируюсь на свободном и глубоком дыхании, стараясь одновременно максимально расслабиться. Если дантист не сверлит в сверхчувствительном месте, боль легко переносится и нет нужды в новокаине. В течение нескольких последующих лет после терапии у Райха я работал над своим дыханием, все сильнее осознавая его, а также выполнял биоэнергетические дыхательные упражнения, с которыми мы встретимся в этой главе. Эти упражнения отличаются от обычных дыхательных упражнений тем, что они вырабатывают навык естественного дыхания, независимо от нашей воли. Я не нахожу слов, чтобы полностью выразить, какие благие последствия принесла мне эта работа. Она положительно повлияла на мое здоровье, укрепила меня, а также позволила вести себя более свободно и естественно во всех стрессовых ситуациях. Она бесценна во время публичных выступлений, так как позволяет мне избегать напряжения, связанного с выступлениями перед большим количеством людей.

Важно, чтобы мы осознавали свое дыхание и обращали внимание на то, дышим мы носом, ртом или задерживаем дыхание. Важным указанием на это является вздох, так как это реакция организма на задержку дыхания. Нормальное дыхание слышимо, и лучше всего оно слышно во время сна. Люди, которые дышат почти бесшумно, серьезно вредят своему дыханию.

В отличие от вздохов, функция которых — выпускание воздуха, при позевывании воздух втягивается в легкие. Зевание — это признак усталости или сопливости, оно возникает, когда запасы энергии требуют пополнения. Иногда это признак скуки. В стимулирующих и возбуждающих ситуациях дыхание усиливается, а энергия возрастает. Естественное дыхание, как дышит ребенок или животное, вовлекает в эту работу все тело, хотя не все его части работают активно, но на каждую из них влияют дыхательные волны, проходящие по телу. Когда мы втягиваем воздух, энергия берет начало в глубине брюшной полости и поднимается вверх, к голове. Во время выдоха волна перемещается от головы в направлении стоп. Эти волны легко можно увидеть, также как и помехи процессу дыхания. Частой помехой является задержка волны на уровне пупка или таза. Это не позволяет вовлечь таз и брюшную полость в процесс дыхания и приводит к поверхностному дыханию. Глубокое дыхание вовлекает нижнюю часть брюшной полости, которая выпячивается при вдохе и втягивается при выдохе. Это может казаться несколько ошибочным, так как воздух никогда фактически не попадает в брюшную полость. Тем не менее, во время глубокого брюшного дыхания расширение нижней части брюшной полости позволяет нижним отделам легких легче и полнее расширяться, что углубляет дыхание. Все маленькие дети дышат именно таким образом. При поверхностном дыхании дыхательные движения не выходят за пределы грудной клетки и диафрагмы. Движения диафрагмы вниз ограничены, что вынуждает легкие расширяться наружу. Это вызывает излишнее напряжение организма, так как расширение грудной клетки, заключенной в жесткий каркас ребер, требует больше энергии, чем расширение брюшной полости. Почему этот способ дыхания, требующий больших энергетических затрат при более низком насыщении организма кислородом, встречается чаще? Чтобы ответить на этот вопрос необходимо понять, как связаны между собой дыхание и чувства.

Глубоко дышать — означает глубоко чувствовать. Если мы глубоко дышим животом, эта область оживает. Сдерживая глубокое дыхание, мы тормозим некоторые чувства, связанные с животом. Одним из этих чувств является грусть, так как живот принимает участие в глубоком плаче. Этот вид плача можно назвать «плач животом» Основа такого плача — глубокая печаль, которая во многих случаях граничит с отчаянием. Дети рано понимают, что посредством втягивания и напряжения живота можно избежать проявления болезненных чувств грусти и печали.

Иметь плоский живот может казаться эстетичным и модным. Чтобы подчеркнуть свою молодость, манекенщицы в журналах обычно позируют с втянутыми, плоскими животами. Но плоский живот указывает также на недостаточную полноту жизни. Когда мы определяем нечто как плоское, мы имеем в виду, что эта вещь не имеет вкуса, цвета и оригинальности. У меня часто была возможность слышать из уст особ с плоскими животами жалобы на внутреннюю пустоту. Отсутствие чувствительности в этой части тела означает также недостаток великолепного сексуального чувства тепла и растворения в районе таза. У таких людей сексуальное возбуждение ограничено, главным образом, гениталиями. Эта проблема является следствием сдерживания сексуальных чувств в детстве. Надавив на живот кулаком, мы не почувствуем сопротивления, как если бы в нижней части живота была дыра; однако, если живот большой и круглый, такой дыры мы не почувствуем. В этих случаях необходимо склонить этого человека к глубокому дыханию животом, чтобы вернуть ему жизнь и чувствительность в эту область тела. Даже если человек осознает, что он дышит неглубоко, ему необходимы специальные упражнения, активизирующие такое дыхание. Можно, например, посоветовать ему дышать, сопротивляясь давлению ладони на живот. В лечении эмфиземы легких используется метод, когда пациенту предлагают дышать, пересиливая вес грузика, помещенного у него на животе, поднимая его силой вдоха и позволяя ему медленно опускаться во время выдоха. Другой метод открыть дыхание состоит в том, чтобы лечь на пол, подложить под шею свернутое одеяло, согнуть колени, ягодицы сильно прижать к полу.11 Какой бы метод мы не использовали для того, чтобы углубить дыхание и почувствовать его в глубине таза, в результате проявляется чувство печали и сексуальность. Если мы сможем принять эти чувства — а особенно если сможем глубоко расплакаться — все тело радостно оживет. Я был свидетелем того, как этого достигли многие мои пациенты. О том, как велико значение пустоты или полноты живота, я убедился из следующего наблюдения. Наша сука породы колли несколько лет тому назад родила 14 щенков. Четверо последних родились мертвыми, так как роды длились слишком долго. Но десять щенков — это все равно больше, чем сука может выкормить одновременно. Вскоре мы поняли, что все молоко попадает к самым сильным щенкам, и что слабейшие скоро погибнут. Призванный на помощь ветеринар посоветовал допускать к груди сначала слабых щенков, тогда они насытятся. Сильные и так смогут высосать достаточно молока, чтобы утолить голод. Но как мы могли различить, какие из них были сильнейшими или слабейшими? Мы решили ощупывать их животики. Те, чьи животики были полные на ощупь, попадали в одну корзинку, а тех, животы которых при ощупывании казались пустыми, мы клали в другую корзинку. Этих последних мы пускали кормить первыми. Таким образом, все десять щенков выжили и выросли здоровыми псами.


11 Полное описание этих упражнений и иллюстрации к ним вы можете найти в книге A. Lowen «The Way to Vibrant Health» New York, 1977.


При других заболеваниях дыхания грудная клетка движется мало, дыхание главным образом диафрагмальное, с некоторым расширением брюшной полости. В этом случае грудная клетка слишком раздута, временами настолько, что напоминает на вид бочку. Такой внешний вид может показаться мужественным, но приводит к эмфиземе. Постоянное слишком сильное наполнение воздухом грудной клетки растягивает и надрывает нежную ткань легких, в результате чего кислорода в кровь поступает недостаточно, несмотря на болезненные усилия вдохнуть побольше воздуха. Даже если такое состояние имеет менее выраженную форму, это создает опасность для здоровья, так как неподвижность грудной клетки является большой нагрузкой для сердца.

Самый значительный опыт, связанный с дыханием, я получил во время моего первого сеанса у Вильгельма Райха. Во время своей психоаналитической практики Райх заметил, что когда пациент воздерживается от выражения какой-либо мысли или чувства, он задерживает дыхание. Это была форма сопротивления, но Райх, вместо того, чтобы направлять внимание пациента на это сопротивление, советовал ему лишь свободно дышать. Как только пациент освобождал свое дыхание, он становился разговорчивым и освобождал свои мысли и чувства. Отметив эту закономерность, Райх сконцентрировался на дыхании, лежащем в основе сознательного и бессознательного сопротивления, которое строит пациент.

Во время моего первого сеанса у Райха я лежал на кушетке в одних шортах, чтобы он мог наблюдать за моим дыханием. Райх ограничился тем, что велел мне дышать. Мне казалось, что я исполняю это, но через 10 минут Райх заметил: «Лоуэн, вы не дышите!» Я ответил, что дышу, и что в противном случае я был бы мертв. Он ответил: «Но ваша грудная клетка не движется!» Он попросил меня, чтобы я положил руку на его грудь и посмотрел, как она поднимается и опускается с каждым вдохом и выдохом. Я заметил, что моя грудная клетка движется намного слабее, чем у него, и решил мобилизовать ее, чтобы она двигалась в ритме моих вдохов и выдохов. Я делал это в течение нескольких минут, дыша ртом. В это время Райх попросил, чтобы я открыл глаза. Когда я открыл их, из моей груди вырвался крик. Я услышал этот крик, но он показался мне чужим. Я не чувствовал страха, я был просто удивлен. Райх приказал мне замолчать, чтобы не мешать соседям, и я замолчал. Я снова начал дышать ртом, и через минут десять Райх снова попросил меня открыть глаза. Еще раз у меня вырвался крик, и снова я услышал его как бы снаружи, словно у меня с ним не было ничего общего. Когда я покинул кабинет Райха, то понял, что у меня есть какая-то важная проблема, о которой я не знаю. Я понял также, что свободное, глубокое дыхание помогает достичь подавленных чувств и освободить их.

Райх посвятил следующие терапевтические сеансы глубокому дыханию, попросив меня заранее сказать ему о своих негативных мыслях и чувствах по отношению к нему. Так он хотел раскрыть отрицательный перенос, для того, чтобы отметить, проанализировать и исключить его. После вступительной беседы я ложился на кушетку и дышал. Когда какая-либо мысль казалась мне важной, я делился ею с Райхом. Однако важнее всего было отдаться естественному дыханию. Когда я делал что-то, чтобы углубить дыхание, Райх говорил: «Не делай этого, позволь, чтобы это происходило само по себе.» Вначале это заставляло меня ошибаться, поскольку я старался исполнить его инструкции как можно лучше. Конечно, ничего драматического не произошло. Посредством сознательного дыхания я неосознанно контролировал освобождение своих чувств. Первый сеанс убедил меня, однако, что подход Райха был верным. Таким образом, я продолжал терапию, стараясь, чтобы мое дыхание стало естественным.

В течение первого месяца терапии я регулярно ощущал парестезии (чувство ползания мурашек по ногам и рукам), что было следствием гипервентиляции. Несколько раз случались болезненные пощипывания и мышечные спазмы. Руки в это время казались мне когтями птицы, и я не мог двигать пальцами. Райх заверил меня, что это пройдет, когда мое дыхание выровняется. Действительно, так и случилось.

У большинства из нас симптомы гипервентиляции возникают, если мы начинаем глубоко дышать, лежа без движения. Физиологически это можно объяснить тем, что такого рода дыхание слишком понижает уровень углекислого газа в крови, что приводит к такой реакции. С этим можно справиться, дыша в бумажный пакет, ибо в этом случае часть окиси углерода снова абсорбируется. По мере хода терапии я перестал чувствовать симптомы гипервентиляции после глубокого и свободного дыхания. Я понял, что понятие «гипер» является сравнительным по отношению к прежней глубине дыхания. Другими словами, симптомы гипервентиляции появляются, если мы начнем дышать глубже, чем мы привыкли. Как только организм привыкает к глубокому дыханию, такая «гипервентиляция» перестает быть «гипер».

Эти симптомы можно также объяснить тем, что дыхание заряжает тело энергией. Если тело данного человека привыкло к некоторому уровню энергии или возбуждения, то оно будет заряжено более, чем нужно, что проявляется в болезненном состоянии. Если этот повышенный заряд не будет разряжен, то тело сожмется, и появятся описанные выше симптомы. Когда человек сможет переносить высокий заряд энергии, тело будет чувствовать себя живее. Именно это и случилось со мной, когда я расслабился во время терапии у Райха. С симптомами гипервентиляции можно также справиться или уменьшить их, нанося удары по кушетке или делая другую, достаточно исчерпывающую работу для того, чтобы израсходовать лишнюю энергию.

Во время моей собственной терапии, когда я продолжал работу над дыханием и отпускал свое тело, случились два следующих драматических происшествия. Однажды, когда я, отдыхая, лежал на тренировочном мате, что-то двинулось во мне, колебая мое тело, пока я не встал. Минуту я стоял неподвижно, а затем начал колотить мат кулаками. Когда я это делал, я увидел лицо своего отца. Я знал, что бью его за то, что он шлепнул меня — событие, которое я совсем не помнил. Когда через какое-то время после этого я встретился с отцом, я спросил его, ударил ли он меня когда-либо. Он признался, что сделал это один раз, когда я заставил нервничать мать, вернувшись слишком поздно домой со двора.

То, как я спонтанно поднялся с мата, удивило меня. В отличие от моего первого сеанса у Райха, когда я кричал, не чувствуя никакого страха, на этот раз я ощущал полную силу своего гнева. Надо понимать, что ни один из моих поступков не был выполнен сознательно. Нечто на более высоком уровне — на уровне бессознательного, как назвал его Фрейд — приказало мне так сделать.

Идея действия без участия сознания является центральным понятием в практике и философии дзен. Евгений Харригел, описывая свои упражнения дзен в мастерстве стрельбы из лука, пишет: «Нужно дойти до точки, когда сам не выпускаешь стрелу, но нечто делает это за тебя».12 Нечто подобное действует в нас, либо посредством нас, но не принимается как сознание. Это определенного рода сила, но такая, которая, по-видимому, обладает своим собственным сознанием, более глубоким и широким, чем наше обычное сознание. Если нам необходимо дать ей определение, то можно назвать ее духом, живущим в нас, который мобилизует нас к действию.


12 Eugene Harrigel «Zen and the Art of Archery» New York, 1971.


Другими словами, опыт духовности тела зависит не от действия, а от чувства силы внутри себя, которая больше, чем сознательное Я.

Второй поворотный пункт в моей терапии наступил некоторое время спустя. Во время одного из сеансов, когда я лежал на топчане и отдыхал, у меня было ясное впечатление, что я близок к тому, чтобы увидеть картину на потолке. Во время нескольких следующих сеансов это чувство усилилось. Потом эта картина появилась. Я увидел лицо моей матери, смотрящее на меня свысока, в гневе. Я ощутил себя в семимесячном возрасте, лежащим в коляске перед домом. Перед этим я плакал о маме, но мой плач, вероятно, отвлек ее от какого-то занятия. Когда она вышла ко мне, у нее было такое холодное и суровое выражение лица, что я замер. Я понял, что крик, который я в то время не выдавил из себя, был тем криком, который я издал во время своего первого сеанса у Райха. Он все еще пребывал в моем горле, которое было так зажато, что я не мог ни крикнуть, ни глотнуть. Много лет позднее, во время рабочего семинара, который я проводил, случилось нечто, что помогло мне это понять. Один из участников предложил, чтобы мы поработали над моим телом для того, чтобы расслабить некоторые мои напряжения. Я согласился. Я лежал на полу, а две женщины работали одновременно над моим телом. Одна занялась моим зажатым горлом, а другая стопами, то есть двумя областями, где напряжение было наибольшим. Я помню, что чувствовал себя беспомощным, и в этот момент почувствовал в горле острую боль, как будто кто-то мне его перерезал. Я понял, что моя мать психически подрезала мне горло, так что мне трудно было говорить или плакать.

Этот крик вырвался, когда я возбудил свою грудь дыханием. Крик застрял в моем горле, но в моей груди осталась боль из-за злости на мать. Именно эта боль разбитого сердца, потери любви мамы была тем, что я должен был подавить в себе, чтобы выжить, так как когда я боролся криком и плачем, требуя груди, это обернулось против меня. Мне удалось приглушить эту боль, напрягая грудную клетку, но следствием этого был огромный стресс, отрицательно влияющий на сердце. Я жил в бессознательном страхе, что меня покинут, от которого мог освободиться, только посмотрев в глаза страху и оплакав свою потерю.

Не все разделяют этот взгляд, но торможение чувств заставляет человека бояться. Он становится, как говорится, скелетом в шкафу, на который мы боимся взглянуть. Чем дольше это чувство скрывается, тем больше мы его боимся. Во время терапии мы понимаем, что когда двери шкафа будут открыты, то есть когда приглушенные чувства будут освобождены, они, безусловно, окажутся менее ужасными, чем мы ожидали. Одним из преимуществ является то, что мы уже не беспомощные дети. У большинства из нас достаточно развитое сильное эго, способное справляться с чувствами, в то время как у ребенка такого эго не было. Однако силу эго нельзя использовать, когда мы имеем дело с подавленными чувствами, потому что они неосознанны. Подавленные чувства подобны теням в ночи, — наше воображение делает их все более устрашающими, пока они не превращаются в привидения.

Если вы склонны подавлять свои чувства, если вы не можете выплакаться, то, вероятнее всего, у вас будут нарушения дыхания. И если вы задерживаете в себе чувства, то и грудная клетка будет задерживать в себе воздух. И она, вероятно, будет раздута. Женщины более свободны в выражении чувств, чем мужчины: плач приходит к ним легче, и в результате их дыхание более свободно, у них реже появляются сердечные недомогания, и они живут дольше. Это не значит, что у них нет эмоциональных проблем, или что их дыхание полностью естественно. Женщины, которые берут за образец для подражания такие мужские ценности, как твердость и спортивность, а также сдерживание своих чувств, подвергаются той же опасности, что и мужчины, и у них также может быть раздутая грудная клетка. Особенно податливы к этому курильщики обоего пола. Курение создает впечатление дыхания, не доставляя, однако, организму достаточно кислорода, который мог бы пробудить болезненные чувства.

В интересах собственного здоровья важно, чтобы мы осознали свой стиль дыхания. В этом может помочь упражнение, приведенное ниже. Оно должно также помочь углубить дыхание. Сначала обратите внимание на размеры своей грудной клетки и посмотрите, глубоко ли вы втягиваете воздух и надолго ли вы его задерживаете. Если это так, то у вас могут быть не только проблемы с полным вдыханием воздуха, но и с выражением своих чувств.

Упражнение 3.1.

В позиции сидя, лучше всего на твердом стуле, произнесите своим обычным голосом, «а-а-а», глядя на секундную стрелку своих часов. Если вы не в состоянии удержать звук по крайней мере в течение 20 секунд, это значит, что у вас есть проблемы с дыханием.

Чтобы поправить свое дыхание, повторяйте это упражнение регулярно, стараясь продлить время звучания этого звука. Упражнение нельзя назвать опасным, но у вас может быть одышка. Ваш организм будет реагировать интенсивным дыханием, чтобы пополнить уровень кислорода в крови. Такое интенсивное дыхание освобождает напряженные мышцы грудной клетки, позволяя им расслабится. Этот процесс может закончиться плачем.

Можете выполнить это упражнение, считая вслух в постоянном ритме. Использование голоса непрерывным образом требует поддерживать непрерывный выдох. Это упражнение будет давать такой же эффект, как предыдущее. При более полных выдохах вы будете вдыхать глубже.

В этом, а также в других упражнениях важно не стараться любой ценой добиться результата. Как все естественные функции организма, дыхание просто происходит. Когда вы перестаете напрягаться и отдаетесь таинственной силе своего тела, то получаете грацию и здоровье.

А что с людьми, грудные клетки которых свободны и слабо наполнены? Это нормальное состояние, если дыхание достигает глубины брюшной полости. В этом случае дыхательная волна проходит через все тело. Часто слабо наполненная грудная клетка плоская и узкая, а дыхательные движения выходят за ее пределы. Людям с таким строением вдохнуть труднее, чем выдохнуть. Они не подавляют в себе чувства, но отделяют себя от них. Это особенно касается чувств, исходящих из глубины брюшной полости, таких, как грусть, отчаяние и желание. Травмы, которые эти люди получили в раннем периоде жизни, были очень болезненными. Их желание контакта не просто подавлялось время от времени, оно было полностью поглощено, что привело их к чувству, что у них нет права на радость и самореализацию. Отсюда их глубокое отчаяние.

У детей желание близкого контакта чаще всего принимает форму желания сосать грудь матери. Если использовать опыт моих пациентов в качестве примера, то исполнение этого желания часто сводится на нет. Только небольшой процент взрослых людей может правильно сосать. Взрослый человек, вкладывая большой палец в рот, будет, вероятнее всего, легко сосать его губами. Новорожденный ребенок или животное будет сосать всем ртом, прижимая сосок языком к небу, в то время как горло открывается, создавая давление, и новорожденный может вытянуть из груди максимальное количество пищи. В то же время дети, которых кормят из бутылки, сосут в основном губами. Большую часть работы за них выполняет сила гравитации. Таким образом, сосание пищи из груди является более активной и агрессивной формой действия.

Врач- педиатр Маргарет Риббли в своей книге «Права новорожденного»13, ясно показала явную связь между сосанием и дыханием. Доктор Риббли утверждает, что если новорожденный оторван от груди рано, в течение первого года жизни, его дыхание становится поверхностным и нерегулярным. Новорожденный, переживает потерю груди как потерю своего мира. Он переживает огромную беду и плач тут редко помогает. Так как ребенок не в состоянии получить назад близкую связь с грудью, ему приходится подавлять свое дыхание в попытках избежать боли и тоски. Грудные дети делают это обычно посредством напряжения мышц горла, и этот навык часто остается во взрослом состоянии, негативно воздействуя на дыхание. Чтобы дышать агрессивно, нужно чувствовать, как работает горло во время дыхания, подобно тому, как грудные дети должны чувствовать действия своего горла, чтобы агрессивно сосать. Одним из способов активизации мышцы горла является издавание стона во время вдоха. Можно также использовать это во время выдоха, объединяя со звуком на вдохе, как показано в следующем упражнении.


13 Margaritha Ribble «The Rights of Infants», New York, 1965.


Упражнение 3.2.

Примите ту же позицию сидя, что и в предыдущем упражнении. В течение одной минуты дышите нормально для того, чтобы расслабиться. Далее, на выдохе, издайте звук, продолжающийся в течение полного выдоха. Старайтесь издать такой же звук во время вдоха. Вначале это может быть трудным, но этого можно добиться, немного поупражнявшись. Чувствуете ли вы, как воздух всасывается внутрь тела? Перед чиханием тело всасывает воздух с расслабляющей силой. Ощущали ли вы это когда-либо?

Я использую это упражнение также для того, чтобы помочь людям расплакаться, когда у них существуют с этим большие проблемы. После того, как они издают этот звук в течение трех полных циклов дыхания, я прошу их, чтобы они превратили этот звук на выдохе, в звук «ух, ух» или в звуки глотания, продолжая вокализацию на вдохе. Если выдох достаточно глубок, чтобы достичь живота, это часто заканчивается неожиданным плачем. Иногда, когда человек начинает плакать, он говорит, удивляясь: «Но мне не грустно». Эта диссоциация во время доступа к глубочайшим чувствам подобна тому переживанию, во время которого я кричал, не ощущая страха.

Обычно в этом случае я говорю пациенту: «Тебе грустно, потому что ты напряжен». Я имею в виду то, что он потерял чувство грации. А так как это можно сказать о нас всех, значит, все мы имеем некий повод плакать.

Ничто так не улучшает дыхания, как хороший плач. Плач — наш главный механизм, освобождающий напряжение, и единственный, который доступен грудному ребенку. Мы плачем не только тогда, когда мы в отчаянии, но также и в момент, когда отчаяние проходит. Мать, у которой погиб ребенок, не плачет в то время, когда она его лихорадочно ищет, но только лишь тогда, когда его находит. Иногда люди плачут во время оргазма, потому что в некотором смысле они находят в себе потерянного ребенка, который когда-то знал чувство радости.

Несмотря на то, что плач необходим в случае раздутой грудной клетки, а также очень полезен в случае с грудной клеткой, недостаточно заполненной воздухом, одного его недостаточно для того, чтобы полностью решить эти проблемы. Для мобилизации агрессии, необходимой для того, чтобы полностью расширить грудную клетку, нам нужны намного более сильные эмоции. Такой эмоцией является гнев. Человек, огромное желание которого не было реализовано, имеет достаточный повод, чтобы почувствовать гнев, но ему не хватает энергии для того, чтобы возбудить и удержать в себе эмоции на таком уровне интенсивности, на котором могла бы образоваться достаточная сила. С этой целью я использую упражнения, основанные на ударах по кушетке в позиции стоя. В этом упражнении колени должны быть согнуты так, чтобы опора тела была пружинящей. Выполняющий упражнения поднимает кулаки над головой, держа руки на уровне ушей и пытаясь завести их как можно дальше за голову. Локти должны быть слегка согнуты. Сущность этого упражнения в дыхании. Из этой исходной позиции руки медленно вытягиваются назад три раза, в то время как выполняющий упражнение дышит как можно глубже, наполняя грудную клетку. После третьего сильного вдоха наносится удар, с одновременным резким выдохом. В большинстве случаев, если упражнение повторяется от 10 до 20 раз, возникает взрыв гнева и удары уже не контролируются волей. Это упражнение может закончиться спонтанным всхлипыванием, когда гнев будет отреагирован. Эффект во многих случаях поразителен. Заряженное энергией тело становится более живым. Один из пациентов, у которого было состояние отчаяния и бессилия, после выполнения этого упражнения, в котором он почувствовал сильный гнев, заметил: «Я никогда не думал, что жизнь может быть так прекрасна».

Сегодня люди больше понимают то, как важно дыхание, чем это было раньше. Это происходит главным образом потому, что люди стали больше заботиться о своем здоровье и поняли позитивные эффекты физических упражнений и дыхания. Однако из-за своеобразного запудривания мозгов нашей культурой, мы поверили, что существуют некие техники дыхания. Таким образом, мы хотим научиться правильно дышать. Возникло много ошибочных рекомендаций, касающихся того, что дышать носом полезнее, чем ртом.

Многие люди считают, что необходимо дышать носом, и что рот должен быть закрыт. Эту точку зрения они аргументируют тем, что, проходя через нос воздух согревается и фильтруется, что будто бы полезнее для легких. Матери часто требуют от детей, чтобы они держали рот закрытым, за исключением ситуаций, когда они говорят или едят. При этом они критически добавляют: «Что ты делаешь, хочешь проглотить муху? Ты выглядишь по-дурацки с открытым ртом». Суть в том, что опущенная челюсть придает лицу задумчивое выражение. Но почему нам нужно все время быть внимательными и сконцентрированными? Нужно ли нам все время быть хозяевами ситуации и своего поведения? Как мы убедимся в одном из следующих разделов, напряженная челюсть необходима для самоконтроля.

Дыхание носом активизирует верхние дыхательные пути, поднимая уровень ощущений и, особенно, — обоняния. Увеличивается концентрация внимания. В результате, когда мы дышим носом, лицо приобретает более оживленный вид. Во время сна, в состоянии пониженной чувствительности, челюсть отвисает, и мы дышим в основном ртом. В общем, дыхание носом ограничено периодом спокойствия и пониженной активности. Когда человек занят некой физической работой, требующей усилия, он дышит обычно ртом, так как организм требует больше кислорода. То же самое относится к сильным эмоциональным состояниям, таким, как гнев, страх, грусть и желание. В подобных ситуациях закрыть рот и дышать носом — способ поддержания контроля. Бывают ситуации, когда контроль необходим, но также бывают ситуации, когда нужно отпустить все тормоза. Способ дыхания должен зависеть от ситуации, а не от того, как «нужно» себя вести. Тело знает подходящую реакцию, и ему нужно доверять, — оно поступит правильно, если только мы позволим ему.

Когда я читаю лекцию, я замечаю, как важно говорить медленно и оставлять себе время для дыхания. Это позволяет мне расслабиться и удержать концентрацию. Однако я часто замечаю, что мои слушатели дышат не глубоко. Несмотря на то, что они заинтересованы лекцией, их внимание ослабевает. Когда я вижу, что они начинают разваливаться на креслах, я делаю перерыв и прошу их потянуться и сделать несколько глубоких вдохов. Им становится легче слушать доклад, а мне говорить. В подобной ситуации может оказаться читатель, настолько захваченный тем, что он читает, что подсознательно ограничивает свое дыхание. Поэтому я хотел бы сейчас представить важнейшее дыхательное упражнение, которым располагает биоэнергетика.

Упражнение 3.3.

Если вы, читая эту книгу, сидите в кресле, сделайте перерыв, чтобы вздохнуть. Отогнитесь назад, поднимите руки вверх глубоко и вдохните несколько раз.


ris5.jpg


Рис. 3.1. Так нужно ложиться на биоэнергетический столик.

Позволило ли это потягивание вам глубже вздохнуть? Когда мы сидим согнувшись, живот сдавливается, и глубокое дыхание невозможно. С целью расправления живота я использую биоэнергетический столик. Пациент лежит на столике, опираясь стопами и протягивая руки назад к стоящему за столиком стулу. В этой позиции растягиваются мышцы спины, которые должны быть расслаблены, если необходимо достичь полного и свободного дыхания. Когда мы стараемся избежать закрепощения тела, когда ожидаем боли или неудобства, дыхание само по себе становится глубже и полнее. Первым столиком, который я использовал для этой цели, был старый, деревянный кухонный столик, на который я положил свернутый плед. Если у вас дома есть подобный столик, то можно его использовать для этого упражнения. Его можно также использовать для описанных выше упражнений с голосом. Пожалуйста, помните, что если упражнение вызывает боль, его нужно прервать. Я не знаю случаев, чтобы кто-то получил травму, используя столик или свернутый плед для дыхательных упражнений, но насильно заставлять себя не стоит.

Свободное дыхание — это дар Бога, который вдохнул жизнь в наши тела. Это подходящий момент, чтобы заметить, что дыхание является синонимом вдохновения14. Словари говорят, что «вдохновлять» — значит наполнять кого-либо оживляющим, ускоряющим или возбуждающим влиянием, а именно такой эффект дает дыхание. Иногда нам удается вдохнуть жизнь в человека с помощью искусственного дыхания методом рот в рот, так же, как в соответствии с Писанием, это сделал Бог с первым человеком. Я могу себе представить, как Бог, уже создавший мир, задерживается, чтобы глубоко вздохнуть, как каждый честный работник после выполнения работы. Когда мы дышим глубоко, нам легко почувствовать, насколько правильно устроен мир, насколько он справедлив и красив. Мы вдохновлены. Как трагично, что так мало людей дышат свободно.


14 лат. spiro, spirare — дышать.