Глава 15. Сексуальные роли женщины.

С точки зрения отношений, возникающих с представителями противоположного пола, женщина может играть четыре роли: сексуального объекта, сестры, романтического идеала и матери. Подобные роли не существуют на уровне инстинктивного поведения, присущего животным.

Инстинктивное поведение не связано с принятием сознательных решений и поэтому не зависит от какой бы то ни было ролевой игры. На примитивной стадии развития человека эти аспекты не разделены; женщина, при всем многообразии ее функций, выступает как Великая Мать, сочетая в себе все присущие ей роли. С появлением "Эго" и отмиранием матриархального уклада жизни единство женской личности распадается на противоположные по своей сути категории: сексуальный объект и мать. До этого функции Великой Матери сочетали обе эти роли. Диссоциацию, которая возникла с началом развития цивилизации, можно рассматривать как процесс, сначала незаметный, а потом все более явный. Эволюция культуры с появлением христианства и идеи бескорыстной братской любви выделила еще два аспекта женской личности - роль сестры и романтический идеал.

Упомянутые четыре роли соответствуют четырем стадиям личной жизни женщины: дочь, сестра, возлюбленная (романтический идеал) и мать. Психосексуальное становление женщины - это процесс развития, в котором каждая последующая стадия включает предыдущую в ее созревающую личность. Когда женщина достигает конечной материнской стадии, она уже прошла через другие грани своей природы и успешно вобрала их в себя. Материнство - не цель, а окончательная ступень завершенности женского существа. Очередной этап развития вырастает из предыдущего. Женщина не может играть роль сестры, если она не исполнила роль дочери. Если в ее развитии случаются отклонения, которые останавливают ее на какой-то более ранней стадии, то поведение взрослой женщины будет отражать их, и какая-то грань личности будет доминировать.

Обычно все эти стороны скрыты внутри реальной жизни женщины. В здоровом браке муж не воспринимает жену единственно как сексуальный объект, сестру, романтический идеал или мать. Он биологически отзывается на нее как на целостную личность. Но если форма ее поведения ограничена и структурирована в специфическую роль, мужчина будет воспринимать женщину в рамках этой роли. Так, мужчина, посещающий проституток, сознает, что они предлагают себя, играя роли сексуальных объектов. Если психосексуальное развитие женщины застыло на одной из этих стадий, реакция мужчины ограничивается рамками той специфической роли, которую она играла. Он будет неосознанно реагировать на эту роль. Это не значит, что невротичная женщина не будет совершать попыток сыграть и другие роли, то есть стать целостной; однако ее способность к этому затруднена задержкой психосексуального развития на неполном уровне. Я представлю особенности сексуального поведения женщин, личность которых остановилась в развитии на одной из вышеперечисленных ролей.

1. Приостановка созревания на уровне дочери связана с неспособностью преодолеть ситуацию Эдипова комплекса, зафиксировав ее личность на роли сексуального объекта. Такая женщина становится "психологической проституткой" и легко может стать проституткой профессиональной.

Проституция вовсе не означает, что за пользование телом обязательно взимается плата (сакральная проституция в Коринфе не требовала оплаты). Термин "проституция", который я использую, означает предоставление своего тела для сексуального использования, причем любовные чувства к партнеру при этом отсутствуют. В психологическом смысле этот вид проституции охватывает все разнообразие от уличных женщин до девушек по вызову. То, что они получают за свои услуги деньги, дополнительно обижает мужчину. Для него это означает, что его чувства к женщине для нее ничего не значат. Морис Чойзи утверждает, что "проститутка, получающая деньги от мужчины, кастрирует его". С другой стороны, плату женщине можно считать выражением мужской признательности. Поэтому требование денег отражает презрение.

Последние десять лет проституток изучали с психоаналитической точки зрения, и в настоящее время известны основные бессознательные тенденции мотивации их поведения. В каждом случае было доказано отсутствие родительской любви, причем ребенок чувствовал себя нелюбимым и нежеланным. Это отстранение порождало разлом в отношении девочки к окружающим и к себе самой. Чувствуя себя нелюбимой, она отрицает собственную потребность любить и переносит ее на других. Отрицание и проецирование - вот те механизмы, которые использует такой ребенок, чтобы защититься от боли отвержения. Именно они становятся управляющей силой, которая доминирует в поведении профессиональных проституток.

Непосредственный эффект, возникающий из-за недостатка любви, выражается неспособностью остаться в одиночестве. Невротическая реакция проституток на собственную потребность в человеческом тепле состоит в том, что они, отвергая все нормальные социальные взаимоотношения, замещают их псевдоотношениями: со своими клиентами, с сутенером, с другими проститутками и с опустившимися людьми. Отсутствие любви связано с отсутствием понимания со стороны ее отца, на которого девочка переносит незавершенное оральное влечение. Этот перенос, который присущ каждой девочке в ходе ее психосексуального развития, создает чрезмерную зависимость от мужской фигуры. Профессиональная проститутка отрицает свою зависимость и проецирует ее на мужчину. Она чувствует, на одном из уровней сознания, что все мужчины желают ее и нуждаются в ней. Это чувство поддерживается наблюдением, что большинство мужчин откликаются на нее как на сексуальный объект. Она с ранних лет начинает сознавать собственную сексуальную привлекательность. В большинстве случаев личная история таких женщин связана со скрытыми сексуальными притязаниями или открыто выраженным сексуальным интересом со стороны более взрослых мужчин, в то время, когда она еще была ребенком. Потеря самоуважения из-за того, что девочка чувствовала, что ее отвергли как объект любви, но приняли в качестве объекта сексуальных притязаний, вызвала протест против сексуальности и подавление сексуальных эмоций у ребенка. И снова преобладают отрицание и протест; такая женщина пытается преодолеть существующее положение вещей в псевдоотношениях с мужчинами. Но подавление не исчезает, в связи с чем профессиональные проститутки бывают фригидны. Их потребность в сексуальных чувствах и удовлетворении проецируется на мужчину. Попытка такой женщины стать личностью провалилась, и проститутка ненавидит мужчин и боится их. Страх маскируется пренебрежением, а ненависть укрыта за позицией смирения.

Личность, сложившаяся на этом фоне, переживает дефицит "Эго", лишена ощущения самостоятельности и страдает от дефицита половых ощущений. Проститутка - незрелый индивид с оральной структурой характера, в которой обычно наличествуют шизофренические и параноидальные склонности. Расщепление личности отражает двойственное отношение к мужчинам; потребность в любви и согласии направлена на сутенера, которого проститутка боится и ненавидит, в то время как к клиенту она относится безразлично и презрительно.

Профессиональная проститутка подавляет осознание своей потребности в любви и "выражает" негативные чувства антисоциальным поведением. Психологическая проститутка, в отличие от профессиональной, подавляет бунт и "изображает" потребность в любви. Поскольку в ее поведении нет ничего антисоциального, то его можно понять, только изучив личную историю такой женщины. Лаура хороший тому пример.

Ей было около сорока, когда мы впервые встретились. Ей казалось, что она ничего не добилась в жизни. Во время войны она вышла замуж, но муж не предпринимал особых усилий, чтобы поддержать ее, и ушел к другой женщине. Ребенок, родившийся в этом браке, тоже не помог ей адаптироваться. После расторжения брака у Лауры было множество романов, она жила с несколькими мужчинами, несколько раз беременела и делала аборты. Казалось, она просто была неспособна поддерживать длительные отношения с мужчинами. За исключением брака, длившегося три года, у нее был только один случай сожительства с мужчиной, длившийся больше года. Конечно, нельзя сказать, что она сексуально не привлекала мужчин. На сознательном уровне она одобряла сексуальность (она была знакома с идеями Вильгельма Райха о функции оргазма), но ей никогда не удавалось пережить оргастической разрядки ни с мужчиной, ни с помощью мастурбации.

Я бы назвал Лауру психологической проституткой. Она никогда ничего не требовала от мужчин, с которыми спала, и некоторые из них материально поддерживали ее. Она, казалось, была готова отдать себя мужчине, стоило ему только проявить к ней хоть какое-то влечение. Она оставалась девушкой, которая не хочет или не может сказать "нет". Лаура работала секретарем, но никогда долго не трудилась на одном месте и никогда не занимала более высокооплачиваемой должности, которая позволила бы ей накопить какие-то средства. Она бросала работу, оставляла своих мужчин одного за другим, потому что была неудовлетворенной. Жила очень скромно, часто испытывала нужду. Отсутствие материальных средств особенно ее не беспокоило, она считала подобное второстепенным. Лаура была "бродяжкой". Она "переходила" от одного психоаналитика к другому, и я работал с ней сравнительно недолго.

Наиболее выдающейся особенностью этой женщины была мягкость манер и речи. Ее карие глаза напоминали прозрачные лужицы и походили на глаза животного. Голос был негромким и хорошо модулированным. Ее губы были чувственными и пухленькими и она еще была склонна их надувать. Выражение лица было очень призывным. Мужчина с легкостью откликается на такой призыв, ошибочно принимая его за обещание любви. Лаура была чуть выше среднего роста, обладала тонким, но стройным и сильным телом. У нее была узкая грудная клетка, большая грудь и маленький незрелый таз. Ноги были длинными и сильными, но с признаками варикозного расширения вен. Хотя ей было сорок лет, выглядела она моложе тридцати, а эмоционально оставалась практически девочкой.

Моя пациентка была старшей в семье с четырьмя детьми. Она сказала, что никогда не была близка с матерью, эмоционально слабой, похожей на ребенка женщиной. Зато Лаура, напротив, была очень близка с отцом и принимала себя как "папенькину дочку". Лаура вспоминала множество случаев физического интимного контакта с ним, поцелуев, сидения у него на коленях и то, что он брал ее к себе в кровать. Она сознавала, что отец откликается на привлекательность маленькой дочки, а мать завидовала и ненавидела ее. К сожалению, отец Лауры умер, когда ей было десять лет, и детей поместили в приют. Там Лаура оставалась до совершеннолетия.

Будет вполне естественно сделать вывод, что легкомысленное сексуальное поведение этой женщины представляло собой поиск утраченного отца. Бригит Брофи, писавшая о профессиональных проститутках, отмечала: "Секс с мужчинами - это лотерея, в которой проститутка стремится вытащить максимально большее число билетиков. Каждый из них может оказаться счастливым: каждый мужчина может оказаться отцом, которого она ищет". Конечно, проститутке никогда не найти его. Обрести отца и вступить с ним в сексуальную связь - значит совершить инцест, чего не может даже проститутка. Следует ли Лауре обрекать себя на то, чтобы всю оставшуюся жизнь провести в поисках утраченной мечты? Суждено ли ей повторить свой детский опыт, то есть иметь отца и потерять его? Если так, то каковы же особенности ее характера, которые определили ее судьбу?

В отношениях с мужчинами Лаура остановилась на фазе дочери, поскольку была не способна разрешить ситуацию Эдипова комплекса. Можно сказать, что ей не удавалось выйти из роли "папенькиной дочки", поскольку она не могла совместить ее с сексуальными чувствами к отцу. Оба ее родителя несли ответственность за это. Отец воспринимал дочь как сексуальный объект, привязывая ее скрытыми сексуальными отношениями, которые не могли быть реализованы. Это отторгало Лауру от матери, для которой она становилась соперницей. Девочка не принимала мать, а поэтому не могла достичь сознательного отождествления с ней. Она не умела следить за домом или готовить. Тем не менее, Лаура проявляла многие черты, из-за которых отвергала свою мать. Как и мать, она была эмоционально слабой и незрелой. И поступила со своим ребенком так же, как и ее мать, которая отдала своих детей в приют после смерти мужа. Лаура поместила его туда же.

Будучи ребенком, Лаура инстинктивно ощущала сексуальное влечение отца и догадывалась, что сможет удовлетворить его. Это было неосознанным пониманием, но осознание своей женской сущности, сознание своей значимости для мужчины, как сексуального объекта, создавало ситуацию, которую принято называть Эдиповым комплексом. Именно здесь начинал созревать не распустившийся цветок генитальности, которым завершается оральная фаза развития. Если бы его не повредила взрослая сексуальная реакция, то его сменило бы дальнейшее развитие детской личности. Но для Лауры нормальное развитие прервалось. Она была отчуждена от матери и зависела от отца, потому что надеялась, что он всю жизнь будет с ней и вернет ей возможность исполнять его желания и нужды. Именно это понятие ложилось в основу отношений Лауры с любым мужчиной и составляло фундамент обманчивой инфантильной позиции, из которой подобная "сделка" выглядела возможной. Лауру никогда не посещала мысль, что любовь нельзя приобрести с помощью услужливости и смирения.

В поведении Лауры доминировала позитивная сторона двойственности проститутки. Вместо отрицания своей потребности любви, она принимала ее; она сознавала неизбежность поиска и обретения своей сексуальности; она принимала свою зависимость от мужчины, которого в то же время боялась и ненавидела. Ее неспособность достичь вагинальной кульминации была обусловлена неадекватными тазовыми движениями. Во время полового акта она выдвигала таз вперед, будто ребенок, который тянется к груди. Когда пенис входил во влагалище, она сжимала его, боясь потерять. Поскольку ноги и таз были ригидными, сексуальные движения осуществлялись неуверенно и вызывали ощущение незащиненности. Фиксированное положение выдвинутого вперед таза было настолько прочным, что дыхание женщины нарушалось. Она не могла пережить оргазм, потому что не могла "раскрепоститься", и не могла найти себе подходящего мужа, потому что была неспособна отказывать мужчинам.

В каждой женщине, которая была "папенькиной дочкой", скрыта проститутка; иными словами, каждая девочка интуитивно сознает, что у нее есть то, что может сделать мужчину счастливым. Глубоко в сознании у нее скрыта мысль, что ради этого мужчина может многое для нее сделать. Бессознательно сознавая, что женщина для мужчины является сексуальным объектом, она принимает этот факт. Реакция более взрослых женщин на поведение юной девушки часто бывает чрезмерной. Девушек ругательно называют проститутками или кем-то вроде этого, перед их отцами или перед мужчинами, проявившими к ним интерес. Большой вред наносит ребенку непомерное внимание, которое взрослые зачастую придают эксгибиционизму. Действия ребенка, связанные с этим явлением, - вполне естественное выражение женской сущности, женской природы, все это позже трансформируется в нормальное развитие, если, конечно, не нарушать его. Во многих отношениях Лаура вела себя со своими любовниками так же, как профессиональные проститутки со своим сутенером.

Отрицательная сторона двойственности тоже присутствовала в ее поведении, но редко проявлялась непосредственно. Ее призыв к любви содержал в себе разрушительный компонент. Прелесть ее глаз, соблазнительность манер была столь же смертоносна, как ловушка Венеры. Мужчине, попавшему в нее, предстояло быть "сожранным", психологически, конечно. Только "заглатывая" своих партнеров, она могла заполнить внутреннюю бессодержательность своего существа. Сколько бы мужчин у нее ни было, их никогда не хватало. Эта потребность не насыщалась, а любовникам оставалось лишь переживать чувство вины за свою неуклюжесть. В конце концов, она прогоняла их, как ничего не заслуживающих. Презрение к мужчинам тяготило ее. Лаура сказала: "Они не ведают, обретают ли что- нибудь в сексе или ничего не приобретают". На фрустрацию Лаура отвечала депрессией, которая заключала ее в темное облако и часто увлекала своим отчаянием и любовников.

Мужчины, которых привлекала внешность Лауры, искали в ней материнскую сущность. Мне пришлось лечить одного из ее любовников. Он искал покровительства матери, которая не слишком бы много требовала от него и была бы мягкой и отзывчивой. Лаура сулила именно это. Сама же Лаура нуждалась в покровительстве отца, который нравился бы ей, заботился бы о ней и любил бы ее. Они напоминали двух детей, играющих в игру, в которой они изображают, будто уже взрослые. Работать с ними было невозможно, и работа действительно не состоялась.

2. Сестринское отношение к мужчине вырастает из общности интересов и ощущения равенства. Оно отражает чувства девочки предпубертатного возраста к мальчикам ее возрастной группы, к их братьям и друзьям. Истинное сестринское чувство к мальчику или настоящее братское отношение к девочке подразумевает признание прав другого человека и его личности и принятие его как представителя другого пола. Сестринские отношения, однако, в своей основе лишены сексуальности, поскольку это биологически определено латентным периодом, который продолжается с пяти-шести лет вплоть до поры взросления.

Многие девочки застывают на этом уровне развития личности. Однако это не препятствует их вступлению в брак или рождению детей. Застывание на сестринском уровне специфическим образом выстраивает их отношения с мужьями. Супружеские отношения выходят на первый план, а сексуальные отходят на второй, но, тем не менее, первые обеспечивают взаимную поддержку во внешнем мире. Мне пришлось лечить мужа и жену, которые состояли в таких отношениях. Они бросились ко мне, как два ребенка, долго бродившие по темному лесу, взявшись за руки, чтобы поддерживать друг друга и защищать. Действительно, каждый боялся остаться в одиночестве, и если кто-то из них собирался уйти из семьи, другой впадал в панику. Мужчине было тридцать лет, а женщине - двадцать шесть. До этого они уже состояли в браке.

Женщина в своих сестринских отношениях с сексуальным партнером осознает себя, прежде всего, как компаньонку и как его сподвижницу. Она стремится разделить его жизнь, быть на его стороне в борьбе, участвовать в обсуждении грядущих решений. Вроде бы ничего ложного в такой позиции нет. Затруднение возникает, когда мужчина настаивает на праве иметь свою собственную личную жизнь. Это рано или поздно происходит, и мужчина начинает ощущать, что позиция женщины ограничивает и связывает его. Женщина-сестра, если уж попытаться описать ее цель в данном случае, не бывает удовлетворена положением, при котором она остается "на вторых ролях". Ее желание быть незаменимой для мужа заставляет ее доказывать, что она превосходит его интеллектуально или в деловом отношении. Таким образом, она не только его компаньон и соратник, но и конкурент.

Нетрудно предвидеть проблемы, возникающие из таких отношений. Все общее, нет ничего личного. Каждое изменение настроения отражается на партнере. Секс не является страстью, но выступает как демонстрация единства интересов и как залог лояльности. После первого возбуждения, вызванного тем, что пал барьер инцеста, сексуальное чувство, как правило, быстро идет на спад. Женщина-сестра изначально сторонится секса и вступает в такие взаимоотношения, чтобы избежать появления чувства сексуальной вины.

Каким же образом девочка застывает на этой стадии? Сестринское отношение к мужчине отчасти сливается с проблемой Эдипова комплекса. Полная невозможность разрешить эту проблему приводит, как в случае Лауры, к психологической проституции. Сестринское отношение можно понимать как защиту против психологической проституции; другими словами, женщина-сестра отрицает, что ее любовник является для нее отцом, настаивая на том, что он ее брат. Поэтому, хотя такая женщина и не признает свою, обусловленную Эдиповым комплексом вину, это чувство все же сохраняется, чтобы удерживать ее от глубокого восприятия собственного права на сексуальную завершенность.

Марта - пример женщины-сестры. Ее тело, подтянутое и поджарое, с узкими бедрами, тонкой талией и прямыми плечами, еще сохранило подростковую угловатость. У нее маленькая голова с изящными чертами. Она кажется маленькой, хотя на самом деле среднего роста. Ей двадцать девять лет, была замужем и у нее двое детей. Марта жаловалась на депрессию, хроническую усталость и отсутствие сексуального удовлетворения. Она полагала, что, возвратившись на работу, она разрешила бы свои трудности, но подозревала, что возникшие проблемы как-то связаны с семейными отношениями.

В брак, по словам Марты, они с мужем вступили не из-за взаимной страсти и даже не из-за романтического увлечения. Раньше у нее были сексуальные отношения с несколькими мужчинами, которые возбуждали ее больше, чем муж, но она оставалась замужем, потому что ее супруг представлялся ей сильным, работящим и надежным. Он, фактически, был ее самым настойчивым поклонником. В процессе терапии Марта поняла, что на самом деле ее замужество оказалось "сделкой", чтобы жить вместе. Она отметила: "Отсутствие физического влечения друг к другу страшит меня".

Почему Марта вышла замуж за мужчину, который привлекал ее меньше других? Добрачные отношения этой женщины были случайными, и то удовольствие, которое она получала, было неразрывно связано с чувством, что она "занимается проституцией". Отец не раз называл ее проституткой. Замужество для Марты было попыткой уйти из дома и искупить сексуальную вину. Ее добрачные отношения, как и у Лауры, не приносили ей чувства безопасности. Муж обеспечивал ей сотрудничество и поддержку, но не сексуальное возбуждение.

Однажды Марта описала свое отношение к мужу как сестринское. Она добавила: "Когда я впервые встретила Лео, он отнесся ко мне так, будто я - его младшая сестренка, но с мальчишескими чертами. Он хотел, чтобы я ходила в брюках и коротко стриглась, запретил красить губы. Он чувствовал, что я уступаю ему интеллектуально и физически, что я слабее его. Он выбрал меня за качества, которые не угрожали ему, но он хотел обратить их против меня. Я знаю, что конкурирую с ним".

Марте удавалось достигать сексуальной кульминации, если она сильно "прижималась" к нему, но он никогда не приносил достаточного удовольствия. Ее сексуальные действия были принужденными. Иметь оргазм - значит быть женщиной, но ей этого не удавалось, поскольку она относилась к мужу как сестра. Мне пришлось выслушать множество вариантов подобной истории от других женщин. Женщина-сестра чувствует, что муж не откликается на ее усилия, которые она прилагает, чтобы общаться с ним, и на ее готовность оказать ему помощь. Она чувствует, что отношения односторонни, что мужчина критикует ее, но если она пытается сделать то же самое и покритиковать его, он отвергает эту попытку. Это чувство может отражать опыт общения с реальным старшим братом. Действительно, сестринская позиция не вырастает из опыта девочки-сестры, но в ней повинен Эдипов комплекс.

Марта выросла в доме, где властвовала мать, женщина амбициозная и враждебная. Отец был простым, трудолюбивым человеком, основной интерес которого состоял в том, чтобы получше обеспечить семью. Он избегал конфликтов с женой, предоставляя ей возможность поступать как ей заблагорассудится. Отношения матери и дочери не были тесными. Марта была средним ребенком, и, по-видимому, не причиняла матери беспокойства. А вот между дочерью и отцом существовала взаимная симпатия, которая не проявлялась открыто. Марта понимала, что мать не потерпит никакого заметного проявления сексуального чувства дочери к отцу. Королева уничтожит всех конкуренток. Вместе с тем, она ощущала, что отец нуждается в моральной поддержке и что он приветствовал бы те знаки внимания, которые оказывала ему дочь, но не осмеливается принять их. В таком варианте ситуации Эдипова комплекса Марта подавляла сексуальные чувства ради симпатии и понимания отца. Двойственность, возникшая в результате такого подавления, отчетливо проявилась в следующем инциденте, о котором она рассказала: "Мой четырехлетний мальчик поранился и заплакал. Лео потребовал, чтобы он замолчал, но малыш продолжал рыдать. Тогда Лео сказал: "Я тебе сейчас наподдам, чтобы ты замолчал!" Он чуть было не ударил сына, но я остановила его, потому что считала это неправильным. Лео здорово разозлился на меня. Я сдержалась, потому что ненавижу начинать браниться при детях. В конце концов, он их отец и должен иметь авторитет".

Само происшествие и комментарий Марты раскрывают сущность конфликта между чувствами к сыну и расположением к мужу. Ей не хотелось принижать образ отца и его "Эго". Женщина-сестра чувствует, что она является поддержкой для мужчины, что без нее он слаб. Именно такое чувство заложено в основу роли сподвижницы. Но, сочувствуя, она унижает его. Отец без авторитета в доме - фигура слабая, и именно таким было представление Марты о ее собственном отце.

В противоположность дочери-проститутке, женщина-сестра частично разрешает проблему Эдипова комплекса. Она способна быть не только сексуальным объектом, но и создать основу для иных отношений с представителями противоположного пола. Благодаря сбалансированному, дружелюбному подходу к мужчинам, она не выражает одобрения позиции, которую занимала ее мать. Ей необходимо созидать "Эго" мужчины, а не разрушать его; она хочет разделить его борьбу, а не только извлечь из нее выгоду. Ложный акцент приходится на потребность в обоюдной поддержке. Отец и дочь были скрытыми союзниками в борьбе против матери. Их альянс, противостоящий образу Великой Матери, делает их равными, но принижает до состояния детей. Дочь становится сестрой своему отцу. Такая кооперация, основанная на страхе, сближает их в совместной тревожности и беззащитности, но и связывает их, делая беспомощными и заставляя презирать друг друга.

Двойственность характеризует и отношения женщины-сестры к мужу, отцу и матери. В той мере, в которой она чувствует потребность поддерживать "Эго" мужа, она презирает его. Ее симпатия к отцу скрывает презрение к нему, к тому, что он не способен противостоять матери. В ее отношениях с мужчинами - сначала с отцом, а позже с мужем - презрение подавляется, поскольку необходимо сохранить силы для борьбы с более мощной силой, которую представляет собственная мать.

Несмотря на скрытый союз с мужчинами, женщина-сестра бессознательно отождествлена с матерью. Так же, как мать, она обижается на мужскую слабость и чувствует себя униженной. Так же, как мать, она будет отстаивать свое превосходство перед мужчиной, коварными способами добиваясь доминирования. Ее отождествление с пассивным мужчиной на уровне "Эго" и с доминирующей матерью на бессознательном уровне объясняет, почему женщина- сестра обладает мужественно-агрессивной структурой личности.

Связь, объединяющая женщину-сестру с мужем, имеет вынужденный характер и ограничивает как ее независимость, так и ее способность к оргазму. Поскольку такая женщина отождествлена с мужчиной, она, как правило, ограничена и в клиторальной кульминации. Чтобы достичь вершины, ей необходима кооперация с партнером, и половое отношение принимает форму, в которой каждый что-то "делает" для другого. Если вспомнить то, что я говорил о гомосексуальной позиции партнера в гетеросексуальных отношениях, можно заметить, что сексуальная позиция женщины-сестры обладает теми же свойствами. Ее личность заключает в себе скрытые гомосексуальные тенденции, и конфигурация ее тела, как правило, имеет выраженные мужественные или мальчишеские черты. В терминах оргастической потенции, женщина-сестра находится между сексуальным объектом и романтическим идеалом. Если у проститутки нет опыта достижения точки кульминации в половом акте, то женщина-сестра способна к клиторальной разрядке. С другой стороны, у женщины-сестры отклик слабее, чем у романтического идеала женщины, которая обычно способна к частичному оргазму.

Зрелая женщина может действовать как помощник и компаньон мужа, не превращаясь в сестру. Этот аспект женской личности не доминирует в отношениях зрелой женщины и ее сексуального партнера, как это происходит у женщины-сестры. Взрослая, зрелая женщина не руководит и не разрушает. Поскольку она цельная женщина, то может стать истинным другом.

3. Женщина, чья личность зафиксирована на романтическом уровне, вступает в отношения с мужчинами как сексуальная личность. Она отличается от типажа дочери-проститутки, которая подает себя как обезличенный сексуальный объект. Но хотя призыв к мужчинам исходит с сексуального уровня, ее личность исключает возможность того, что она обладает сексуальным влиянием, в этом мире она принижена до позиции сексуального объекта. Таким образом, на определенном уровне своей личности она сохраняет девственность. Ее психосексуальное развитие соответствует подростковой стадии, возрасту 16-17 лет.

Задержка эмоционального развития на стадии девственницы или романтического идеала происходит по причине неполного разрешения ситуации Эдипова комплекса. Данная структура личности подразумевает, что развитие продвинулось за уровень "сестры" и что девушка не подавляет своих сексуальных чувств, как другие типы. Но ей не удается уйти от конфликта, возникшего в отношениях с отцом. Он принимал ее при условии, что она подавляет или скрывает сексуальную активность. Это "хорошо воспитанная" девушка, которая находится под влиянием своих родителей, уважает их, и поэтому не переступает норм сексуальной морали. Блюститель строгого морального кодекса - авторитарный отец с его жестким отражением собственной сексуальной вины и конфликтов. Подавление сексуальности в случае дочери-проститутки возникает из реального страха, возникшего в со знании девочки, которая боялась, что отец или другой взрослый мужчина сексуально откликнется на нее. У романтического идеала или "типа Венеры" этот страх переходит в боязнь своего собственного сексуального отклика. Такая женщина не "маленькая папенькина дочка", как Лаура, но "большая папенькина дочка". О ней можно сказать, что "папе принадлежит только ее сердце", в отличие от Лауры, которая отдавала отцу и тело и душу. Романтические взаимоотношения вызывают более или менее сознательный отрыв чувства любви от сексуальности.

Структуре личности, определяемой этим конфликтом, в психоаналитической литературе присвоен ярлык "истерической женщины". Во времена Фрейда проявления этого конфликта между любовью и сексом вызывали истерические припадки или кризисы. Фрейд и ранние аналитики лечили женщин, выросших в условиях викторианской морали. На упоминание секса для них было наложено табу, им становилось дурно, если они неожиданно сталкивались с реальными фактами жизни. Истерическая реакция возникала из-за высвобождения подавленного сексуального чувства. Хотя моральная атмосфера с тех пор сильно изменилась и истерическая реакция встречается гораздо реже, но истерическая структура характера осталась все той же. Такая личность не может соединить романтические аспекты любви с ее физическим выражением в сексе. Но там, где викторианская женщина углублялась в романтические идеалы и сдерживала сексуальную активность, ее современная сестра более свободна, хотя все так же отрывает секс от романтических устремлений. Конфликт, будучи все еще заряженным достаточной силой, менее взрывоопасен; истерия теперь, главным образом, проявляется рыданиями или выкриками.

Каково женщине, исполняющей эту роль в реальной жизни? В процессе ухаживания, когда она разыгрывает роль романтического идеала, ее возбуждение временно наполняется чувствами секса и любви. Но в браке этот сплав постепенно тает по мере того, как реальность занимает место иллюзии. Романтический идеал не может выстоять перед повседневной физической близостью, которая в супружеской ситуации неизбежна. Это отлично было известно романтическим влюбленным XIV и XV столетий. Сексуальное обладание изменяет дистанцию и снимает тот барьер, который необходим, чтобы любовь оставалась романтической. Муж приравнивается к отцу, по отношению к которому сексуальные чувства романтического идеала подавлены. Это перенесение происходит потому, что и муж, и отец выглядят авторитарными фигурами, требующими подчинения моральному кодексу. В результате любовь к мужу становится компульсивной, и сексуальное возбуждение в брачных отношениях сходит на нет. Поскольку романтическое возбуждение существует только вне патриархальной семьи, "истерическая женщина" начинает флиртовать с посторонними мужчинами. Женщина, фиксированная на этой роли, всегда имеет романтического любовника, то есть какого-то мужчину, для которого она является романтическим идеалом. Этот любовник может быть реальным человеком или вымышленным персонажем.

"Истерическая женщина" нуждается в постоянной стимуляции романтической любовью, чтобы поддерживать свое сексуальное возбуждение. Она ищет возбуждения в окружающих мужчинах, в собственных детях, занимая позицию соблазнительницы. Она требует, чтобы дети превозносили ее красоту и откликались на ее очарование. Привлекая мужчин, она может перешагнуть границы приемлемого поведения. Требования, которые предъявляет ее "Эго", не позволяют ей полноценно отдавать себя детям и мужу. Грудное вскармливание, как и секс, для "истерической женщины" выглядит отклонением от романтического образа, который подразумевает, что она помещена на пьедестал и ею восхищаются. Сексуальность служит приманкой, которой пользуется такая женщина, чтобы привлечь к себе и заставить поклоняться. Поскольку это действует только до тех пор, пока мужчина не овладел ею, она избегает полной "капитуляции" перед мужчиной, а следовательно, избегает и полного погружения в сексуальные эмоции. Вильгельм Райх отмечал, что "истерическая женщина" использует секс как защиту от генитальности. Ее оргастический отклик неизбежно ограничен. Она способна к вагинальному оргазму, но ее реакция заторможена, она не охватывает все ее существо. Она остается разочарованной, что заставляет ее участвовать в вымышленных или реальных амурных приключениях.

В истерическом женском характере есть положительные и отрицательные стороны. Такая женщина поддерживает мужественность представителей противоположного пола, поскольку принимает сексуальную природу супружеских отношений. Но настаивая на том, чтобы сексуальное влечение мужчины подчинялось романтическому идеалу, она отрицает право мужчины на удовлетворение. Такую женщину выбирает мужчина, которого возбуждает его влечение, но его избранница увертывается от него и не дает ему одержать полноценную победу. "Истерическая женщина", молодая соблазнительница и завлекательница, заманивает мужчину в ловушку, чтобы разочаровать его. Подобно всем невротическим личностям, она принужденно "изображает" перед любовником ту отстраненность, из-за которой страдала в руках своего отца.

Кэрол описала расщепление в своей личности следующим образом: "Всю жизнь, какой бы мужчина ни влюбился в меня, я прогоняла его прочь. Я могла отдаться ему в сексуальном смысле, но когда он хотел овладеть мной, чувствовала себя пойманной в капкан. Как мне одолеть в себе этот страх?"

В физиологическом плане "истерическая женщина" обладает привлекательным, хорошо развитым и пропорционально сложенным телом, у нее ясные глаза и живые манеры. Однако, чем жестче сексуальное подавление, тем более кукольное выражение приобретает ее лицо. На телесном уровне конфликт проявляется либо в виде общей ригидности, либо в развитии пластичного "панциря", который я уже описывал в книге "Физическая динамика структуры характера". Степень ригидности пропорциональна жесткости подавления отцом сексуальных проявлений дочери. На психологическом уровне конфликт выражается как болезненная и чрезмерно развитая гордость, которая говорит: "Я буду держаться подальше, тогда вы не сможете опять отвергнуть меня". На физиологическом уровне скованность связана с мышечным напряжением шеи, плечевого пояса, спины и ног.

Кэрол проявляла весь этот комплекс напряжений весьма необычным способом. Несмотря на очень активную спортивную жизнь, ее ноги были похожи на палки. Она сама объясняла эту ригидность ног постоянным стремлением к независимости, желанием стоять на собственных ногах при любых обстоятельствах. Напряженные ноги были "встроены" в одеревеневшую нижнюю часть спины и практически скованный таз. Напряженность таза сдерживала сексуальное влечение, поскольку обратиться к половым отношениям значило утратить независимость. Кэрол объяснила свою напряженность с точки зрения ее отношений с отцом. Она настойчиво принимала на себя позиции заботы и смелости; вот цена, которую она платила за его расположение. Отец и дочь были близкими участниками совместных физических действий, но он игнорировал ее потребность в нежности и эмоциональной поддержке. В своем воображении отец обожествлял Кэрол, отрицая ее сексуальность. В ответ она идеализировала отца, заменяя этим собственные сексуальные чувства.

Кэрол всю жизнь провела в поисках мужчины, который был бы мягок и нежен, силен и бесстрашен, то есть был бы героем-рыцарем, без страха и упрека. Романтический любовник - рыцарь-герой - это идеализированная фигура отца, увиденного глазами трехлетней девочки, когда эти качества ярко выражены. Хотя все они вполне могут присутствовать и на самом деле, реальные мужчины отнюдь не являются идеализированными фигурами. Кэрол дважды была замужем, каждый раз ее избранником был мужчина, казавшийся сильным и надежным, но потом представавший "собственником, неразвитым и опасным человеком". Кэрол удивилась, когда я сказал, что ей никогда не найти ее героя-рыцаря. Образ романтического любовника был защитой против неспособности полностью сдаться или отдать себя - любви к мужчине. Терапевтическая задача состояла в устранении расщепления ее личности.

На ранней стадии лечения мы направили усилия на то, чтобы расслабить напряженную мускулатуру ног и стоп Кэрол. Комплекс упражнений, в который входили удары по кушетке и наклоны, несколько улучшил состояние моей пациентки. Выполняя эти упражнения, Кэрол обнаружила, что напряжения в ногах делали таз малоподвижным и что общая ригидность нижней части тела служила защитой от того, чтобы отдаться сильным сексуальным чувствам. Когда эти чувства проявлялись, у Кэрол исчезали головные боли, доставлявшие ей сильные страдания, настроение улучшалось, снижалась раздражительность и чувство разочарования. Ремиссии были только временными. Не был преодолен глубокий блок на пути сексуальной вовлеченности. Необходимо было высвободить подавленную ненависть к мужчинам. Отчасти это удавалось, если Кэрол физически выражала злость, к примеру, в процессе ударов по кушетке. Таким образом, она могла дать волю чувству ненависти к отцу за то, что он отверг ее стремление к физической близости. Два года работы постепенно превратили Кэрол из скованной, испуганной, истеричной женщины в женщину, которая выглядела не только сильной и независимой, но и обрела мягкость и нежность. На последующем этапе лечения у этой больной появилась возможность выбора между скованностью и мягкостью, отстранением и сотрудничеством, страхом или уступкой.

Сохраняющиеся приступы головной боли, хотя их частота и снизилась, говорили о том, что внутренние личностные конфликты Кэрол разрешены не полностью. Однажды она пришла ко мне, чувствуя себя напряженной. Она жаловалась на сильнейшую головную боль, которая почти ослепляла ее. Пациенты, проходящие курс терапии, через некоторое время, как правило, получают поверхностное понимание причин возникновения симптомов. Я спросил Кэрол, знает ли она, что спровоцировало ее головную боль. Она ответила отрицательно.

- Какую эмоцию вы ассоциируете со слепотой или с невозможностью видеть? - спросил я.

- Вы имеете в виду "слепоту от ярости"? - переспросила Кэрол.

- Возможно, ваша головная боль возникает потому, что вы подавляете злость. Что-нибудь произошло, что рассердило вас? - предположил я.

- Прошлой ночью, перед тем как заболела голова, я собиралась что- нибудь предпринять, чтобы побороть эту злость. Я устала от нее. Вы полагаете, что головная боль возникла из-за вчерашнего напряжения?

- Было бы очень хорошо освободиться от подавленного раздражения, - сказал я. - Если бы вы постарались не раздражаться и были бы настойчивее в этом намерении, я думаю, что вам удалось бы избежать головной боли.

Этот диалог привел к обсуждению отношения Кэрол к мужчинам. Она сказала, что злится, потому что боится быть неприятной мужчине. Ее пугала его реакция, она чувствовала, что нуждается в нем. В прошлом при таких обстоятельствах она либо подчинялась, либо впадала в истерику. Теперь она могла сопротивляться, но ей никак не удавалось выразить раздражение, которое она в себе подавляла. В этот момент, не прерывая мою больную, я протянул ей теннисную ракетку. Держа в руках ручку ракетки, она отметила, что это делает ее менее беспомощной. "Я чувствую, будто держу в руке пенис, это делает меня сильной", - заметила она. Сказав это, Кэрол поняла, что ассоциирует женственность со слабостью и беспомощностью перед сильным мужчиной, который владеет пенисом. Мужская фигура символизировала отца, которого она боялась и к которому не могла проявлять свое половое влечение, несмотря на восхищение им.

Терапевтическое обследование, принесшее столь важное проникновение в сущность проблемы, помогло прояснить вопросы Кэрол. Пациентка поняла, что ее скованность и замкнутость были защитной реакцией против угрозы предполагаемого превосходства мужской силы. Когда она била ракеткой по кушетке, то испытала, насколько сильно ее ожесточение, она ощутила, что это сила, которой можно защищать себя, заменив ею пассивное сопротивление, которым она пользовалась прежде. Проникновение в сущность механизмов формирования собственной злости позволило Кэрол глубже проникнуть в собственные сексуальные импульсы, не пугаясь того, что надо сдаться. Последующий прогресс доказал, что для Кэрол, как для всякой "истерической женщины", сексуальное удовлетворение неотделимо от необходимости чувствовать и выражать ожесточение по отношению к мужчине. Проявление ожесточения упраздняет раздраженность, которая переживалась в ситуации Эдипова комплекса, поскольку именно раздраженность порождает напряжения, проявляющиеся в истерическом симптоме или в истерической реакции.

Для невротической личности чрезвычайно трудно воспринять отрицательные последствия поведения, которое "Это" воспринимает как самозащиту. Женщина-ребенок не понимает, что отвержение мужчины - это свойство ее собственной личности. Женщину-сестру ослепляет факт, что роль компаньона и сподвижника отрицает мужской сексуальный интерес к ней. "Истерическая женщина" принимает этот интерес, но бессознательно чувствует, что он не может быть связан с любовью. Отрицание негативного чувства выражается заботой о сексуальном партнере. В своем воображении ум женщины рисует себе мужчину, который настаивает на том, чтобы она играла эти роли. Конечно же, она и выбирает себе именно таких мужчин, которые настаивают на этом.

4. Коварство невротических тенденций в браке ярче всего проявляется в супружеских проблемах женщины, которая играет по отношению к мужчине роль матери. Я консультировал молодую женщину, которая находилась в подавленном состоянии, возникшем после потрясения, связанного с расторжением брака. Несколько позже я познакомился с ее бывшим мужем, который утверждал, что на самом деле никогда не любил ее, что теперь он любит другую. В подтверждение своей позиции он говорил, что на протяжении последних пяти лет увлекался несколькими женщинами, а жена знала об этом. Трагедия этой ситуации заключается не только в чувстве утраты и обмана, но и в том, что развод причинил боль двум дочкам, которые были привязаны к отцу. Рут, моя пациентка, никак не могла понять, как муж мог так безответственно поступить с семьей и почему он захотел уйти от нее, ведь она посвятила себя ему. Рут полагала, что муж нуждается в ней. Он, по ее словам, был незрел, у него не было собственного мнения. Она была уверена, что его спасение - в браке и семье.

Рут была чуткой, интеллигентной, но непривлекательной женщиной. Причем собственная внешность практически не заботила ее, поскольку она опиралась скорее на свою покровительственность к мужчинам или на свою здоровую природу, а не на сексуальность. До женитьбы она не имела половых связей, хотя и не была "девушкой без кавалера". Секс в браке никогда не вызывал у нее оргазма, но она наслаждалась близостью. Сексуальный отклик усилился после того, как она узнала о его внебрачных связях с женщинами. Несмотря на то, что Рут знала о его связях, она уверяла, что очень любит его. Он не понимал, по каким причинам она продолжала быть настолько преданной и так отдавать себя ему. Он чувствовал, что Рут зависит от него, так как не очень хороша собой. Моя больная соглашалась с его критикой, когда он говорил, что она цепляется за него, и принимала его призыв встать на собственные ноги. Ее первая попытка продвинуться в этом направлении была успешной. Она позволила ей взглянуть на себя как на личность по- новому. К сожалению, она потерпела провал через два месяца.

Крушение этого первого ощущения независимости и зрелости указало на необходимость более глубокого анализа личности Рут. Я подчеркнул, что она играла для мужа роль матери: она чувствовала себя зрелой рядом с его незрелостью, она предлагала помощь и поддерживала его, а также предоставила бы ему сексуальную свободу, если бы он остался с ней. Рут согласилась с такой интерпретацией ее позиций. Она сознавала, что склонна быть матроной, хотя ей было всего тридцать лет. Рут не понимала, как можно играть роль матери, поскольку ее отношения с отцом всегда были "прекрасны".

"В моем отце, - рассказывала она, - всегда было для меня что-то недосягаемое. Каждый вечер я усаживалась к нему на колени и он читал всякие забавные истории. Я полагаю, что наиболее безопасно чувствовала себя именно в эти моменты. Папа всегда обожал меня, а я - его. Я могла делать, что хотела, он никогда не возражал. С ним было очень уютно. Некоторые мужчины посчитали бы его слабым, но он был очень силен. Мама могла пытаться что-то возразить, но если папа топал ногой, все было так, как он считал нужным, и это принималось без возражений".

Тесные отношения между отцом и дочерью продолжились и когда она подросла и сохранились в настоящее время. Рут заметила: "Даже сейчас мы близки с ним и поддерживаем друг друга. А вот маму я до сих пор не могу обнять. Я не испытываю к ней никаких теплых чувств".

Рут сослалась на два случая, которые свидетельствовали, как по- разному она строила свои отношения с родителями. "Самое раннее воспоминание - я прыгаю с крыльца в папины руки. Мне, должно быть, года два. Мне очень нравилось это занятие. Я не боялась. А вот иное, что я помню, - как я полощу рот мыльной водой, потому что нагрубила матери. С малых лет меня приучили не дерзить взрослым. Это запомнилось навсегда". Эти воспоминания раннего детства говорят о том, что Рут привлекал отец, а вот отношения с матерью были враждебными. Проблему Эдипова комплекса, развившуюся в такой ситуации, разрешить нелегко.

Когда Рут была молодой девушкой, у нее было два качества, которые производили впечатление на людей: взрослое поведение и нескладная внешность. Рут вспоминала: "Обо мне всегда говорили: "Она надежна не по летам". Никто не критиковал мое поведение, и все считали, что мой недостаток - внешность. Я была наглядным пособием на тему "этот неуклюжий гадкий утенок". Мать всегда жаловалась подружкам, что я, наверное, никогда не выйду из этого состояния. Всю семью ужасал факт, что я унаследовала от отца его крупные руки и рот".

Нет сомнений, что именно нескладная внешность Рут повлияла на ее преждевременно наступившую зрелость. Играла ли она роль матери, потому что избегала сексуальной вовлеченности в отношениях с отцом? А возможно, что она повзрослела настолько быстро, заменив своему отцу мать и заняв ее место сексуального объекта? Рут никогда не обладала внешней грацией, что характерно для девочек, которые сознают свои эротические чувства к собственному отцу.

Ей исполнилось тринадцать, когда родилась сестренка. Мать вернулась на работу через неделю после возвращения из больницы, в которой находилась, поскольку у нее было кровотечение. "Это было вовсе неплохо, - сказала Рут, - я сама просила об этом. Это делало меня значимой. Но в результате от меня требовалось, чтобы каждый день, возвратившись из школы, я ухаживала за малышкой". Рут не противилась, и это продолжалось, пока она училась в старших классах, являя ту меру, в которой она приняла на себя роль матери.

Добившись с помощью лечения понимания неразрешенной проблемы Эдипова комплекса, Рут частично осознала свои сексуальные чувства к отцу. Поскольку она идеализировала его, возникало сильное сопротивление, не позволяющее понять этот момент. Рут предполагала, что отец был не совсем таким, как она себе его воображала, но суть своей личности и собственные затруднения она улавливала с трудом. Затем, некоторое время спустя после этого продвижения, у Рут произошел случай, открывший ей глаза. Она встретила мужчину, чья личность имела те же особенности, что и у ее бывшего мужа. Она вступила с ним в половые отношения, но поняла, что он был "несмышленым маленьким мальчиком", который нуждался в понимании и материнском отношении. Она сказала: "Меня всегда привлекали мужчины такого типа. Это сохранялось, потому что они не хотели от меня секса. Поэтому, хоть я и возбуждалась, но чувствовала себя сохраненной. Мой подход к мужчинам был таким: "Поведай Рут свои печали". Я боялась увлечься настоящим мужчиной".

Тем временем Рут изменила "надежную" позицию и вступила в половые отношения еще с одним мужчиной. Она сказала: "Это было очень хорошо. Я достигла вагинального оргазма, но когда он ушел, я начала дрожать и рыдать, повторяя: "Папа! Папа!" Я чувствовала себя маленькой девочкой. Хотела ли я, чтобы пришел отец и защитил меня? Я чувствовала себя ужасно одинокой и покинутой. Я чувствовала желание вернуться назад и снова превратиться в маленькую девочку и больше не сталкиваться с ответственностью, которая лежала на мне. Вот почему я звала отца.

"Я поняла, что это переживание и показало мне того отца, которого я хотела. Мой папа всегда мог добраться до самых глубинных уровней моего существа, где я была очень уязвима. Я прижималась к нему в кровати. Боялась ли я, что если позволю себе какие-то сексуальные чувства к нему, то он отвергнет и покинет меня?

Моего отца можно было бы назвать несмышленым маленьким мальчиком. Я чувствовала, что все женщины в его жизни руководили им и использовали его. Его отец умер, когда папе было четыре года. Мать была сильным, доминирующим типом и играла на его привязанности к ней. Она требовала, чтобы он заботился о ней. Моя мать ненавидела свекровь, но во многом была на нее похожа. Она тоже доминировала, причем очень тонким образом. Потеряла ли я уважение к отцу, потому что он занимал позицию маленького мальчика? Моя мать была помешана на деньгах, и все мы, дети, чувствовали, что занимаем второе место после них. Она была очень амбициозна. Я пыталась стать матерью своему собственному отцу и взять на себя заботу о его нуждах: мне было жаль его".

Роль матери иногда воплощается в образе мученицы, так как отказ от себя типичен для такой структуры личности. Такая позиция отличается от роли "сестры", которая считает себя равной мужчине и обеспечивает ему поддержку и заботу. Психологически женщина, занимающая позицию матери- мученицы, демонстрирует свойства, в которых преобладают черты мазохизма. Однако элемент мазохизма присутствует и в сестринской личности, и две эти роли не всегда можно отчетливо и легко дифференцировать на практике. Но если "сестра" занимает активную позицию, то "мать" пассивно подчинена. Покорность скрывается за чувством превосходства по отношению к мужчине, которого эта позиция превращает в несмышленого сына. Это завуалированные презрение и ненависть к мужчине. И если внешне такая жена покорна в отношениях с мужем, то внутренне она доминирует над ним, используя свое мученичество. Самопожертвование Рут заметно отличалось от доминантного поведения ее матери. Конфликт в ее личности заключался в противостоянии подчиненности и доминирования.

Лишенный сексуальности подход к мужчинам, который характерен для роли "матери-мученицы", скрывает позицию сексуальной покорности, которая характерна для роли "дочери-проститутки". Роль матери можно рассматривать как защиту против позиции сексуального объекта. Чтобы сохранить эту защиту, активность женщины фокусируется на материнстве; факт принятия пиши становится более важным, чем удовольствие от того, что вкушаешь ее; дети становятся важней, чем она сама. Обычно такая женщина создает большую семью, которая является своеобразной компенсацией за отсутствие интереса к ней как к личности.

Обсуждаемая история развития личности материнского типа включает в себя стадии дочери, сестры и даже попытку занять позицию романтического идеала. Неспособность отца откликнуться на ее женственность и поддержка дочери в противостоянии матери способствуют тому, что женщина играет роль, лишенную сексуальности. Такое развитие порождает зрелость, как в случае Рут, которая развита не по годам и склонна к самоотречению. Она завершена как женщина, а не как ребенок, но не способна отстоять свое право на сексуальную завершенность. В отличие от "сестры" ее личность почти не содержит мужественных элементов. Сексуальные чувства расцветают в полную силу, если преодолеть мазохистские склонности. Другими словами, секс будет незавершенным переживанием, лишенным оргастического высвобождения или эмоционального удовлетворения.

Четыре роли, описанные мною, представляют собой невротические разрешения ситуации Эдипова комплекса. Конечная форма отношения девочки к отцу определяет форму ее отношения ко всем мужчинам. В каждом случае эта форма содержит специфический конфликт. Для типа "мать" он возникает между подчинением и доминированием в отношении с мужчиной. Подчинение означает отход к роли дочери, то есть сексуального объекта. Доминирующая роль матери означает утверждение своей личностной ценности на основе, лишенной сексуальности. Мать, которая доминирует в семье, в половых отношениях становится сексуальным объектом.

Ролевой конфликт, возникающий при исполнении роли "дочери", возникает между процессами отвержения и принятия ею собственной сущности дочери. Проститутка отвергает себя как личность, но принимает себя в качестве сексуального объекта, опираясь на мужскую потребность в ней. Пользуясь этой мужской потребностью, она зачастую бессознательно рассматривает себя в качестве дающей, охраняющей и сберегающей матери всех мужчин, которые пользуются ее услугами.

Конфликт женщины, воплощающей "романтический идеал", возникает между потребностью отдать себя мужчине и сопротивлением ему. Отдавание подразумевает, что мужчина овладевает ею, и в глазах "истерической жен- шины" это означает, что ее унизили, сделав сексуальным объектом. Бессознательно ей необходимо сохранять девственность. Ее сопротивление, не позволяющее сдать свои позиции, выражается характерологической жестокостью и постоянными притязаниями на то, чтобы мужчины поклонялись ей.

В случае исполнения роли "сестры" проявляется конфликт между пассивностью и агрессивностью. Пассивность связана со слабостью и неполноценностью. И то, и другое женщина сестринского типа считает женственностью. Агрессия для нее является атрибутом мужского превосходства. Для сестринского типа это равноценно "уподоблению мужчине".

Четыре аспекта женской личности являются психологическими компонентами, которые описывают виды поведения. В действительности нет чистых типов, роли часто смешаны между собой. Роль матери в той или иной пропорции комбинируется с ролью дочери. В одной и той же женщине могут сочетаться черты сестры и романтического идеала. Женщина романтического склада тоже хочет быть компаньоном и сподвижником мужчины. Жена, играющая роль сестры, переживает сильное разочарование, если ее муж не относится к ней, как к романтической фигуре.

При нормальных отношениях женщина для мужчины включает в себя все эти типы одновременно. Перемены, происходящие с ней в течение одного дня, выявляют все стороны ее личности. Готовит завтрак и ведет дом, следит за детьми - мать. На концерте или в театре, в ходе культурного обмена она - компаньон. Она соратник, с которым можно обсудить свои дела или профессиональные проблемы. Вечером, у камина или на вечеринке, она - романтический идеал. И, конечно же, в постели она - сексуальный партнер. Даже исполняя роли, женщина не изменяет себе и своим личным наклонностям. Это было бы все равно, что каждый раз менять собственное тело, чтобы оно соответствовало очередному комплекту одежды. Она может исполнять роли в определенных ситуациях, в которых они необходимы, потому что они - часть ее натуры. Однако такое утверждение оставляет неразгаданной загадку ее естества.

Мужчина может подружиться и помочь другому мужчине. Он может беречь свой дом и воспитывать детей. Но только женщина, которая включает в себя все аспекты женской личности, способна стать для него удовлетворительным сексуальным партнером. Если она исполняет все роли, о которых мы говорили, потому что является сексуальным партнером, они становятся выражением ее всеобъемлющей любви к мужчине. Оторванная от сексуальных чувств, она становится невротическим заменителем, невротическим доказательством ее неспособности сексуально проявить себя. Проявляясь через различные стороны личности, сексуальность пропитывает все стороны женского естества. Сущность женской натуры составляет чародейство ее сексуальной привлекательности.

Двойной стандарт развился как противопоставление "Эго" и тела. Создав концепции высших и низших ценностей, наша культура отрывает любовь от секса. Это разделение расщепляет единство женщины на фрагменты: сексуальный объект, сестра, соратница, романтический идеал, соблазнительница, мать, ведьма. Независимо от того, какие стороны преобладают, нетрудно видеть, что фрагментация возникает в результате пренебрежения сексуальными чувствами развивающейся девушки.

В каждой истории болезни проблема женщины связана с тем, как складывались ее отношения с отцом. На него девушка переносит незавершенное стремление получить оральное удовлетворение и стремится к телесному контакту с ним. На него она проецирует представление о сексуальной удовлетворенности и счастье. Первое - реальная потребность, второе - часть детского игрового отношения к жизни. Их единство в позиции девочки и в ее чувствах очень важно для отца, которому необходимо относиться к одному мимоходом, а к другому - серьезно, даже если он не может отличить одно от другого. Если он позитивно откликается на ее оральные потребности, то рискует чрезмерно проникнуться ее сексуальностью и создать неразрешимую проблему Эдипова комплекса. Однако и отказ от реакции на реальные потребности воспринимается как отвержение сексуальности. Я думаю, что отцу никуда не деться от подобных трудностей. Проблема незавершенности оральных нужд не должна выходить на передний план. Если она не разовьется, то сексуальные чувства девочки к отцу могут стать нормальными.

На протяжении всей этой книги я не перестаю подчеркивать тесную связь между оральностью и генитальностью. Пренебрежение женщин к кормлению детей грудью, на мой взгляд, является основной причиной возникновения незавершенного орального стремления. Я уверен, что необходимо кормить ребенка грудью до трех лет. Сколько женщин могут обеспечить такое оральное удовлетворение ребенку? Ни тип дочери, ни тип сестры, ни романтический идеал, ни даже женщина, играющая роль матери для мужчины, не имеют того, что создает основу для полноценного развития своих детей.

Поэтому сексуальные проблемы одного поколения передаются другому. Этот порочный круг невозможно разорвать, пока существует двойной стандарт, который расчленяет человека на мыслящее существо (homo sapiens) и животное тело, что полностью отметается как женщинами, так и мужчинами.