III. Язык тела.


. . .

Взаимодействие с жизнью.

Поскольку мы движемся от сердца к периферии тела, далее рассмотрим те органы, которые взаимодействуют с окружающим миром. Наш телесный язык насыщен выражениями, которые происходят из проприоцептивного осознавания функций. Эти выражения столь богаты образами и значениями, что никто из изучающих человеческую личность не может проигнорировать их.

Мы начнем с лица, так как это та часть тела, которая открыто обращена к миру. Это то первое, что оценивается, когда один человек смотрит на другого. Так же как слово "сердце" сравнивалось по значению с центром, или ядром, так же и значение слова "лицо" расширилось и включает в себя внешний вид предметов и ситуаций. Так говорят о лице здания или пейзажа. В замечании "старые проблемы с новым лицом" мы ссылаемся на внешние изменения в ситуации без соответствующего изменения в сущности.

Слово "лицо" так же используется при обращении к персональному образу, который соотносит понятие лица с эго, так как эго в одной из своих функций сопоставляется с образом, который человек проецирует. "Потерять лицо" означает испытать удар по своему эго, поэтому большинство людей стараются "сохранить лицо". Если кто-то "прячет свое лицо", это означает чувство стыда, в котором эго чувствует себя униженным. Личность с сильным эго "глядит в лицо" ситуации, в то время как слабая личность могла "отвернуть лицо". Самовыражение включает в себя лицо, а то выражение лица, которое мы принимаем, много говорит о том, кто мы и как мы себя чувствуем. Есть лица улыбающиеся, подавленные, ясные, печальные и т. д. К несчастью, большинство людей не осознают выражение своих лиц до такой степени, что они теряют связь с тем, что они есть и что они чувствуют.

Эти размышления позволяют нам оценить персональное эго, исходя из лица. Лицо шизоидного индивидуума обычно маскообразно, что является одним из диагностических признаков этого состояния - показателем низкого положения его эго. Так как состояние при терапии улучшается, лицо становится более выразительным. Большое полное лицо означает сильное эго (это язык тела), но иногда можно увидеть большие голову и лицо на маленьком теле или наоборот, большое тело с маленькими головой и лицом. В этих случаях можно предположить определенный уровень диссоциации между эго и телом.

Другое интересное наблюдение - тенденция многих длинноволосых юношей и девушек прятать свое лицо под волосами. Мне это представляется выражением их нежелания быть обращенными лицом к миру. Это может быть так же интерпретировано как неприятие нашей культуральной склонности придавать слишком большое значение внешнему виду. Многие молодые люди в своих личных выпадах имеют анти-эго предубеждение: престиж, состояние, внешний вид и материальные признаки положения и власти отвратительны для них. Мы можем понять эту позицию как сверхреакцию на важность внешнего вида, который ценился их родителями так высоко и часто за счет внутренней правды и внутренних ценностей.

Каждый орган и черты лица имеют свой собственный телесный язык. Брови, глаза, щеки, рот и подбородок используются для обозначения различных качеств или особенностей. Посмотрим на некоторые из выражений, включающих в себя эти анатомические части. Высокий лоб означает человека, претендующего на утонченность и интеллектуальность. Противоположность этому - низкий лоб - грубый малый. Когда человек смотрит потупленно, это значит, что он запуган угрозами, повелительными словами или взглядами. Его брови фактически опущены. Когда человек бесстыжий и дерзкий, говорят. что он имеет наглую морду. Его щеки буквально выделяются, так как они становятся наполненными кровью и чувством.

Функция зрения очень важна, чтобы осознать, что мы уравниваем слово "видение" с пониманием. "Далеко видящий человек" не только видит далеко, но также мыслит вперед. Блестящие глаза являются одновременно признаком и символом бьющей через край энергии. Как выразительный орган глаза играют большую роль в языке тела. Так много значения может быть передано взглядом, что мы часто оцениваем людские ответы по глазам. Что касается рта, мы используем такие выражение, как "большеротый", "златоустый", "рот на замке" и так далее. Функция зубов также богата метафорами. "Ухватить кусок" - более сильное выражение, чем "вступить в борьбу". Человек, который "держится зубами за свою шкуру", находится в отчаянии. Мы говорим о "лакомом кусочке", как о чем-то, что обещает удовольствие. Наконец, я хотел бы отметить английское выражение "выше голову" (дословно "выше подбородок"), что означает не унывать при невзгодах. Опускание подбородка является начальным движением на пути к рыданиям. Это можно отчетливо наблюдать у младенцев, чьи подбородки опускаются и начинают дрожать непосредственно перед началом плача. В биоэнергетической терапии иногда необходимо убедить пациента опустить подбородок прежде чем он сможет позволить себе начать плакать.

Человеческий голос наиболее выразительное средство человека. Пол Мозес в своей книге "Голос невроза" описывает звуковые элементы в голосе и показывает их отношение к личности. В дальнейшем я буду обсуждать лежащие в данной основе концепции, которые дают возможность интерпретировать личность, исходя из голоса. Телесный язык признает важность присутствия голоса. Если у кого-то в деле "нет голоса", это означает, что он не идет в расчет. Ему "нечего говорить". Потеря голоса может, следовательно, означать потерю положения в обществе.

Функции плеч, рук и кистей рук делают свой вклад в телесный язык. Человек "взваливает на свои плечи ответственность", если он несет ее. Он "расталкивает локтями себе дорогу", если агрессивен; и "берет в руки оружие", когда встречает опасность. Если кто-то "держит себя в руках", мы гордимся им. Чье-то участие в делах описывается как "иметь свою руку".

Кисть руки является главным инструментом при прикасании. Она содержит больше осязательных нервных окончаний, чем любая другая часть тела. Прикосновение, таким образом, является в большей степени функцией контакта кисти, но это не механическое действие. В человеческих отношениях прикасание является чувственным контактом с другим лицом. Итак, выражение "я тронут вами" является другим способом высказывания того, что вы пробудили во мне ответные чувства - более тонкий способ высказывания, так как это также подразумевает идею близости. "Контактировать" означает быть осведомленным. Это выражение показывает тесную связь между прикасанием и знаниями. Младенцы узнают качества предметов, помещая их в рот, где вкус является важной чувствительной модальностью. Дети, однако, учатся дотрагиваться.

Связь между прикасанием и узнаванием ставит важный вопрос перед терапией. Можно ли реально узнать другого человека, не прикасаясь к нему? Или как вы сможете почувствовать другого человека, не прикасаясь к нему? Традиционный психоанализ с его избеганием любого физического контакта между пациентом и аналитиком, я полагаю, из-за страха, что подобный контакт может пробудить сексуальные чувства, поставил барьер между двумя людьми, которые нуждаются в соприкосновении друг с другом более непосредственным способом, чем через слова. При прикасании к телу пациента терапевт может ощутить в нем многие вещи: мягкость и жесткость его мускулатуры, сухость его кожи, жизненность его тканей. Через свое касание он может передать пациенту идею, что он чувствует и принимает пациента как физическое существо и что прикасание является естественным способом контактирования.

Для пациента физическое прикосновение терапевта является признаком его заботы. Это возвращает к тем дням, когда пребывание на руках у матери и ее прикосновение было выражением нежной и ласковой заботы матери. В нашей культуре многие люди страдают от отсутствия телесного контакта, восходящего ко времени их раннего детства. В результате этого лишения они хотят, чтобы к ним прикасались бережно и держали на руках, но они боятся попросить об этом. Они чувствуют запрет на физический контакт, потому что умственно и физически он слишком тесно связан с сексуальностью. Так как запрет такого рода осложняет для людей реальный контакт друг с другом*, то терапевтически важно уничтожить эго. Таким образом, терапевт должен показать, что он не боится прикоснуться к пациенту.


* Важность прикосновения полностью исследована Montagu /5/, - прим.


Но если терапевт кладет руки на пациента, это поднимает вопрос о качестве касания. Можно прикоснуться к пациенту, особенно противоположного пола таким образом, что прикасание будет восприниматься как сексуальное, а физический контакт эротически. Подобное прикасание подкрепляет глубочайшую тревогу пациента относительно физического контакта и усиливает запрет на глубоком уровне, несмотря на заверение терапевта, что все в порядке. Не все в порядке. Любое сексуальное вовлечение терапевта является предательством доверия в терапевтических отношениях, и оно подвергает пациента той же самой травме, которую он испытал в детско-родительских отношениях. Если предательство воспринимается как норма, это ведет к паттерну сексуального внешнего притворства, которое скрывает невозможность установить настоящий контакт через касание.

Терапевтическое касание должно быть теплым, дружелюбным, заслуживающим доверия и свободным от любого личного интереса, чтобы вселять уверенность при прикосновении. Но поскольку терапевт также является человеком, его личные чувства временами могут быть помехой. Когда это случается, ему не следует касаться пациента. Следовательно, терапевт должен знать себя, быть в мире с самим собой, прежде чем он сможет контактировать с пациентом. Прохождение через свою собственную терапию является основным условием для проведения терапии с другими. От терапевта следует ожидать знания характерных особенностей прикасания, способности узнавать разницу между чувственными прикасаниями и поддерживающими, между решительными и жесткими и между чисто механическим прикасанием и тем, которое наполнено чувством.

У пациента существует большая потребность дотронуться до терапевта, потому что существует табу на такое прикосновение, что является причиной возникновения чувства изоляции. Чтобы преодолеть этот запрет, я часто прошу пациента, в то время как он лежит на кровати, дотронуться до моего лица. Я использую эту процедуру после того, как раскрыл некоторые опасения пациентов. Нагнувшись над ним, я нахожусь в позиции матери или отца, глядящего на пациента как на ребенка. Сомнение, пробный жест, тревога, вызванные этим маневром, сначала поражали меня. Многие пациенты дотрагивались до моего лица только кончиками пальцев, как если бы боялись полного контакта рукой. Некоторые говорили, что опасались быть отвергнутыми, другие чувствовали, что не имеют права прикоснуться ко мне. Без одобрения лишь немногие ощущали, что могут приблизить мое лицо к своему, хотя это было то, что они хотели сделать. Во всех случаях эта процедура вела в глубь проблемы, которую нельзя было постичь только с помощью слов.

В некоторых случаях прикасание пациентов носит исследовательский характер. Человек позволяет своим пальцам блуждать по моему лицу, подобно ребенку, исследующему черты лица у родителей. Иногда пациент отталкивает мое лицо прочь, возвращая неприятие, которое он однажды испытал. Однако если пациент поддается своему сильному желанию физического контакта, он охотно притянет меня к себе, держа крепко и чувствуя мое тело своими руками. Поскольку я чувствую его сильное желание, он чувствует мое принятие. Вступление в контакт со мной дает ему возможность вступить в больший контакт с самим собой, что является целью терапевтического усилия.

Следующая, наиболее важная, область взаимодействия заключается в отношении человека к земле. Каждая поза, которую мы принимаем, каждый шаг. который мы делаем, включает в себя это отношение. В отличие от птиц или рыб, больше всего времени мы проводим на суше. И в отличие от других млекопитающих, мы стоим и передвигаемся на двух ногах. Это положение освобождает наши руки за счет перемещения функции поддержки массы тела на позвоночный столб и ноги. Переход к прямому положению перемещает напряжение на мышцы спины, сосредоточенные в пояснично-крестцовой области.

Мы можем, например, описать индивидуума как имеющего "устойчивость" или "неустойчивость" в обществе. В последнем случае он не считается личностью. В какой-то ситуации мы можем также спросить: "Как вы стоите?". Ваша поза будет определять вашу позицию. Кто-то может "стоять за" предложение или против него. Если кто-то не "встал на свою позицию", он остался "стоять в стороне". Если человек занял какую-то позицию, то он может "твердо стоять на этом", в этом случае он "стоит на своем". Существует понятие устойчивости положения. Это отражается в таких утверждениях, как "устоять" при нападении, разрушении или болезни, или "устоять против критики".

Противоположностью "стоять" как глаголу является не "сидеть", что представляет из себя иной вид действия, а болтаться, резко падать и изворачиваться. "Изворотливый" тип не стоит на одном месте, человек, который "падает", не может удержать позицию, а "болтающийся без дела", оказывается без места. Эти выражения являются метафорами, когда используются для описания поведения; в то же время применительно к личности они имеют буквальный смысл. Существуют люди, чьи тела показывают привычную сутулость, у других тела как бы падают или выражают некоторую степень слабости. Некоторые люди не могут стоять спокойно, не перенося массу своего тела с одной ноги на другую. Когда подобные термины описывают типичное положение тела, они описывают человека.

Положение человека в жизни (т. е. его основная позиция как человеческого существа) ярко отражается его телом. Давайте возьмем как наиболее общий пример склонность многих людей стоять со сведенными вместе коленями. Результатом этого положения является преобразование ног в жесткую опору при утрате их гибкости (действия коленей). Это положение неестественное, а его использование означает, что человек чувствует потребность в дополнительной поддержке. Таким образом, эта поза говорит нам о том, что у данного человека есть ощущение неустойчивости (иначе зачем необходимость дополнительной поддержки?), осознает он это чувство или нет. Попытка попросить этого человека постоять со слегка согнутыми коленями во многих случаях вызовет вибрацию в ногах, а это может пробудить чувство, что "мои ноги не хотят держать меня".

При правильном стоянии человек должен быть заземлен. Ступни должны довольно ровно стоять на полу, своды стоп должны быть расслаблены, но не сильно. То, что мы обычно называем плоскостопием, является сильно расслабленным сводом стопы, в результате чего масса тела перемещается на внутреннюю сторону стопы. С другой стороны, высокий свод стопы является признаком спастичности или сокращения мышц стопы. Высокий подъем стопы уменьшает контакт между стопой и землей, что означает, что ноги человека недостаточно прочно стоят на земле. Интересно отметить, что высокий подъем стопы в течение долгого времени считался более здоровым и имеющим наибольшие достоинства. Многие из нас могут вспомнить, что полицейских называли плоскостопыми из-за того, как мне кажется, что их стопы были вынуждены стать плоскими из-за "отбивания ритма", как мы все еще говорим. "Плоскостопый" было пренебрежительным выражением и означало низкую позицию на социальной лестнице.

Когда я был маленький, моя мать постоянно беспокоилась по поводу моего плоскостопия. Она клала жесткую прокладку в мои теннисные туфли из-за боязни плоскостопия. Мне очень хотелось иметь теннисные туфли, потому что они были идеальны для бега и для игр в мяч, в которые мы играли. У всех остальных детей были тенниски, поэтому я начал сражение и в конце концов получил их. Однако моя мать настояла, чтобы у меня были стельки для поддержания свода стопы, что было для меня мукой, и потребовалось некоторое время, чтобы я мог освободиться от этого бедствия. Причина страданий была реальная, потому что в детстве я все время страдал от мозолей из-за тесной жесткой обуви. У меня никогда не было плоскостопия, но у меня не было и высоко! о подъема, что доставило бы радость моей матери. На самом деле мои ступни не были достаточно плоскими, и в течение тех лет, когда я работал над своей биоэнергетикой, я пытался привести мои ступни в более полное соприкосновение с землей, уплощая их. Я уверен, что в результате этой работы у меня не стало мозолей, потертостей, мои ноги окрепли.

Отношение ступней к состоянию устойчивости и социальному положению нашло отражение в давнем китайском обычае туго стягивать ступни маленьким девочкам, оставляя ноги маленькими и относительно бесполезными. Для этого было две причины. Маленькие ступни были признаком более высокого социального положения; все женщины китайской знати имели маленькие ступни. Это означало, что они не должны были выполнять тяжелую физическую работу или ходить далеко, вместо этого их носили на носилках. Крестьянские женщины, которые не могли позволить себе такую роскошь, оставались с большими, широкими, плоскими ступнями. Другой причиной для связывания женских ступней было то, что это привязывало их к дому и отнимало их независимость. Несмотря на то что этот обычай был классовым, его можно рассматривать как отражение культуральных и социальных взглядов китайцев. Исследование того, как культуральные отношения отражаются в выражении тела, называется кинезисом. В биоэнергетике мы изучаем влияние культуры на само тело.

На протяжении многих лет на доске бюллетеней в Институте Биоэнергетического Анализа висела картинка, изображающая профессора анатомии, стоящего перед схемой человеческой ноги с указкой в руке и обращенного лицом к обучающимся в медицинской школе. В надписи под картинкой были его слова: "Я уверен, что те из вас, кто собираются стать психиатрами, все же заинтересуются тем, что я хочу вам рассказать". Наверное, то, что он собирался сказать относительно стопы, не относилось к психиатрии. Мы в биоэнергетике всегда верили, что ноги человека могут рассказать о его личности столько же, сколько его голова. Прежде чем я ставлю диагноз личностной проблеме, я предпочитаю посмотреть, как человек стоит. Чтобы сделать это, я смотрю на его ноги.

Уравновешенная личность устойчиво стоит на ногах, масса ее тела полностью распределена между носками и пятками. Если масса человека перенесена на пятки, как это случается, когда он стоит со сведенными коленями, то человек физически не сбалансирован. Легкий толчок в грудь легко опрокинет его назад, особенно если он не готов к сопротивлению. Я демонстрировал это много раз в ходе наших семинаров. О таком человеке можно сказать, что он "бесхарактерный", его "легко сбить". Эта позиция пассивна. Перенесение массы тела на носки делает человека готовым к движению вперед, придавая ему агрессивное положение. Так как балансирование не является статическим явлением, то оно требует постоянного регулирования положения тела человека и делает необходимым осознание важности его ног.

Замечание типа "человек стоит двумя ногами на земле" может быть понято буквально только тогда, когда существует ощутимый контакт между ногами и землей. Такой контакт имеет место, если возбуждение или энергия попадает в стопы, создавая состояние вибрирующего напряжения, подобное описанному выше для рук, когда человек концентрирует внимание или направляет свою энергию на них. Тогда человек осознает свои стопы и способен правильно сохранить равновесие тела.

Все говорят, что современный человек отчужден или изолирован, реже его описывают как вырванного с корнем или не имеющего корней. Джеймс Мишенер охарактеризовал часть современной молодежи как дрейфующие. Как культуральное явление - это предмет социологического исследования, но это также и биоэнергетическое явление; недостаток чувства укорененности должен происходить из некоторого расстройства в функционировании тела. Нарушение происходит в ногах, которые являются нашими подвижными корнями. Так же как корни дерева, наши ноги и ступни энергетически взаимодействуют с землей. Человек может чувствовать, как заряжаются и оживают его ноги, когда он идет босиком по мокрой траве или горячему песку. Человек также может получить подобное ощущение от биоэнергетического телесно переживаемого упражнения. Я обычно использую для этой цели такое упражнение: прошу человека нагнуться вперед и слегка коснуться земли кончиками пальцев. Стопы расставлены на ширину примерно двенадцать дюймов (30 см), носки чуть-чуть повернуты вовнутрь. Начав выполнять это с согнутыми в коленях ногами, человек выпрямляет их, пока не возникает напряжения в мышцах, расположенных на задней поверхности ног. Однако ноги не следует полностью выпрямлять. Нужно держать это положение около минуты или больше, до тех пор, пока человек дышит легко и глубоко. Когда ощущение попадает в ноги, они начнут вибрировать, когда оно достигает ступней, в них может начаться покалывание. Пациенты, выполняющие это упражнение, иногда говорят, что чувствуют себя "укоренившимися", когда это происходит; они могут даже ощущать свои ноги вросшими в пол.

Психология bookap

Ощущение "укорененности", или "заземленноети", наличие "устойчивости", или "выносливости", являются важными и. как мне кажется, редкими человеческими ценностями. Автомобиль лишил нас использования наших ног и ступней в полной мере. А путешествия по воздуху полностью оторвали нас от земли. Однако их основное действие на тело является больше косвенным, чем направленным.

Влияние современной цивилизации в основном изменяет детско-родительские взаимоотношения, заметно уменьшая близость телесных контактов между матерью и младенцем. Мать является первой опорой для младенца, или, говоря иначе, младенец заземляется через тело своей матери. Почва и земля символически идентифицируются с матерью, которая является представителем земли и дома. Интересно отметить, что слово "укоренение" также используется при описании инстинктивных движений младенца в поисках соска. Мои пациенты терпели неудачу в развитии чувства заземленности или укорененности из-за недостатка приятного контакта с телом своей матери. Без сомнения, их матери сами не были полностью заземленными людьми. Мать, которая сама часто меняет место жительства и образ жизни, не может обеспечить чувство безопасности и заземленности, в которых нуждается младенец. Если мы не будем признавать эти биоэнергетические факты, то будем неспособны предотвратить катастрофическое влияние на человеческую жизнь высоко механизированной и технологической культуры.