IX. Самовыражение и выживание.

Самовыражение и непосредственность.

Самовыражение описывает свободную, естественную и непосредственную деятельность тела и, как и самосохранение, является качеством, присущим всем живым организмам. Любая активность тела вносит свой вклад в самовыражение, начиная от самого обыденного, такого как хождение и еда, до наиболее сложного, такое как пение и танцы. Например, то, как человек ходит, определяет его не только как человеческое существо (ни одно другое животное не ходит, как человек), но также пол, приблизительный возраст, структуру характера и индивидуальность. Не существует двух людей, которые ходят совершенно одинаково, выглядят совершенно одинаково или ведут себя совершенно одинаково. Человек выражает себя в каждом своем действии или в движении своего тела.

Действия и движения тела являются не только модальностями самовыражения. Форма и состояние тела, цвет кожи, волосы, глаза, голос определяют вид и индивидуум. Мы можем узнать льва или лошадь по рисунку, где нет действия или движения. Мы даже можем узнать определенную лошадь на фотографии, если мы знаем ее, так же как мы можем узнать определенного человека на фотографии. Звуки и запахи также определяют как вид, так и индивидуум.

По определению, самовыражение обычно не является сознательной деятельностью. Мы можем быть сознательно самовыражающимися или сознавать наше самовыражение. Но несмотря на то, осознаем ли мы это или нет, мы все время выражаем себя. Из этого факта следуют две особенности. Одна - это то, что сущность не ограничена сознанием себя и не идентифицируется со своим эго. Вторая - это то, что мы не должны ничего делать, чтобы выразить себя. Мы производим впечатление на людей просто тем, что существуем, а иногда мы поражаем их больше, когда ничего не делаем, чем когда пытаемся быть выразительными. В последнем случае мы рискуем создать впечатление человека, который готов на все ради признания. И наше самовыражение может затормозиться чувством неловкости, смущения.

Спонтанность, а не осознание, является важным качеством самовыражения. Абрахам Маслоу в своей неопубликованной статье "Творческая позиция" "The Creative Attitude" пишет: "Полная спонтанность является гарантией подлинной экспрессии сущности и стиля свободно функционирующего организма и его неповторимости. Оба слова, спонтанность и экспрессивность, предполагают искренность, естественность, правдивость, отсутствие хитрости и подражания и так далее, потому что они также подразумевают неавтоматическую природу поведения, отсутствие преднамеренного "старания", отсутствие чрезмерного стремления или напряжения, невмешательство в поток импульсов и свободное выражение глубокой личности".

Интересно отметить, что спонтанность определяется отрицающими выражениями, такими как отсутствие "преднамеренного старания", "отсутствие хитрости", "невмешательство". Спонтанности нельзя научиться. Человек не учится быть спонтанным, и терапия, следовательно, не может научить этому. Так как целью терапии является помочь человеку стать более непринужденным и более выражающим себя, что в свою очередь ведет к увеличению ощущения себя, терапевтическое лечение должно помочь убрать барьеры или блоки на пути самовыражения. Поэтому необходимо, чтобы человек мог понять эти блоки. Для меня это означает биоэнергетический подход к проблемам, препятствующим самовыражению.

Сравнение спонтанного поведения с заученным поведением делает ясным шаблонное отношение к самовыражению. Заученное поведение в основном отражает то, чему человека научили, и поэтому должно рассматриваться как выражение эго или суперэго, но не сущности. Однако это отличие нельзя применять строго, потому что поведение содержит как выученные, так и спонтанные элементы. Речь является хорошим примером. Слова, которые мы используем, являются заученными ответами, но речь - это больше, чем просто слова и фразы, она включает модуляции, тон, ритм и жесты, которые по большей части спонтанны и уникальны для говорящего. Последние добавляют в речь окраску и обогащают выражение. С другой стороны, ни один человек не будет убеждать в преимуществах речи, которая искажает общепринятое значение слов и игнорирует правила грамматики ради спонтанности. Спонтанность без контроля эго является хаосом и беспорядком, и все-таки реальность -то, что она иногда может иметь смысл в виде лепета младенцев или бормотания шизофреников. Правильная сбалансированность между контролем эго и спонтанностью даст возможность импульсам выразиться в наиболее эффективной форме и даже прочно влиться в жизнь человека.

В то время как спонтанное действие является прямым выражением импульса и таким образом прямым проявлением внутреннего Я, не все импульсивные поступки являются самовыражающими. Реактивное поведение имеет спонтанный аспект, который обманчив, потому что он обусловлен и предопределен предыдущим опытом. Может показаться, что люди, впадающие в ярость всякий раз, когда они терпят поражение, действуют спонтанно, но это неверное представление из-за их вспыльчивости как особенности реагирования. Взрыв происходит из-за блокирования импульсов и скопления энергии за блоками, откуда она высвобождается при малейшем раздражении. Реактивное поведение возникает из-за "помехи потоку импульсов" и является выражением заблокированного состояния организма. Однако подобная взрывная реакция может быть вызвана в контролируемой терапевтической обстановке, чтобы убрать глубоко структурированные блоки.

Иногда биоэнергетику критикуют с этой позиции. Существует наивное предположение со стороны ряда терапевтов, что в поведении человека нет места для ярости. Хотелось бы знать, как такой человек будет реагировать, когда его жизни будет что-то угрожать! Это угроза, которая висела над многими моими пациентами в их молодые годы. Вопрос о том, должна угроза быть приведена в исполнение или нет, не относится к делу. Маленькие дети не в состоянии это отличить. Их немедленным и действительно спонтанным реагированием является ярость. Когда эта реакция заблокирована или тормозится страхом ответных действий, то создается внутреннее условие для реактивного поведения. Этот блок будет исчезать не через успокаивание и любовь, а только когда такая уверенность и любовь поддерживают право пациента на разрядку своей ярости в контролируемой обстановке терапии, а не в подобном действии в повседневной жизни.

Удовольствие является ключом к самовыражению. Когда мы искренне выражаем себя, мы испытываем удовольствие, которое может колебаться от легкого до экстатического, как в сексе. Удовольствие от самовыражения не зависит от реагирования окружающих; самовыражение приятно само по себе. Мне хотелось бы попросить читателя подумать о том удовольствии, которое он или она испытывают при танце, чтобы понять, насколько удовольствие от самовыражения не зависит от реакции окружающих.

Хотя нельзя сказать, что положительный отклик на чье-либо самовыражение не ценен. Наше удовольствие повышается или понижается реакцией окружающих. Однако оно не создается этой реакцией. Человек не думает о других, когда душа поет, хотя эта его деятельность является самовыражающей и доставляющей удовольствие.

Пение, естественно, самовыражающее действие, как и танцы. Но оно теряет что-то из своих качеств, когда становится представлением, т. е. когда недостает какого-то спонтанного импульса пения. Можно получить удовлетворение его от представления, но когда элемент спонтанности низкий, то удовольствие пропорционально снижается. К счастью, такой спектакль не будет вдохновляющим и для слушателей и поэтому не будет повторяться. То же самое справедливо для танцев, речи, письма, приготовления пищи и любой другой деятельности. Испытанием для артиста является поддерживание высокого уровня представления без потери ощущения спонтанности в действиях, что дает жизнь и удовольствие его деятельности.

В ситуациях, когда человек может быть открыто спонтанным, не обдумывая сознательно свое выражение, переживание удовольствия очень высоко. Такое качество присуще играм детей. В большинстве наших действий имеется смесь спонтанности и контроля, контроль служит для того, чтобы придать нашим действиям более отчетливый фокус и больший эффект. Когда контроль и спонтанность гармонируют друг с другом, так что каждый больше дополняет, чем мешает другому, удовольствие максимальное. В таких действиях эго и тело работают вместе, чтобы создать тот уровень координации в движении, который можно охарактеризовать только как грациозность.

Мы получаем удовольствие от красоты нашего тела, потому что оно отражает, кто мы есть. Нам нравится человек с красивыми волосами, блестящими глазами, белыми зубами, со свежим цветом лица, с хорошей осанкой, приятными манерами и так далее. Мы чувствуем, что это - источники удовольствия для человека, но они могут быть таковыми и для нас. В биоэнергетике тезисом является то, что здоровье и жизнеспособность тела отражаются во внешности. Красота и доброта сочетаются.

Спонтанность есть функция подвижности тела. Живое тело никогда не бывает полностью на отдыхе, даже во сне. Конечно, жизненные функции никогда не останавливаются, и к тому же существует множество непроизвольных движений, которые происходят во сне. Они наиболее часты, когда мы бодрствуем и действуем. Они варьируют по качеству и степени возбуждения. Известно, что дети могут стать настолько возбужденными, что в буквальном смысле подпрыгивают. У взрослых эти непроизвольные движения составляют основу наших жестов, выражения лица и других действий тела. Обычно мы не осознаем эту деятельность, которая выражает нас даже больше, чем наши сознательные действия. Из этого следует, что чем больше подвижность тела, тем больше самовыражение.

Подвижность тела прямо соотносится с его энергетическим уровнем. Она берет энергию для движения. Если уровень энергии низкий или подавленный, подвижность обязательно уменьшается. Прямая линия соединяет энергию с самовыражением. Энергия -> подвижность -> чувство -> спонтанность -> самовыражение. Эта последовательность также действует и в обратную сторону. Если самовыражение человека заблокировано, его спонтанность снижена. Уменьшение спонтанности понижает эмоционально-чувственный настрой, который, в свою очередь, понижает подвижность тела и подавляет его энергетический уровень. Адольф Портманн, ведущий биолог, интересующийся самовыражением животных, пришел к подобному заключению в своих работах: "Богатая внутренняя жизнь ... в своем большинстве зависит от... той степени индивидуальности, которая идет рука об руку с точным способом самовыражения".

Утверждение Портманна предполагает взаимосвязь трех элементов личности: внутренней жизни, внешнего выражения и индивидуальности. Я изобразил каждый из них как угол в треугольнике, который требует наличия всех трех элементов для поддержания своей формы (рис. 39).

[Надписи (сверху - вниз, слева - направо): Индивидуальность, Личность, Внутренняя жизнь, Самовыражение.]

Рис. 39.

Когда самовыражение человека заблокировано или ограничено, он может компенсировать этот недостаток через проекцию образа эго. Наиболее часто это делается при использовании власти, и наилучшим примером такой проекции был Наполеон. Когда он стал старше, он даже стал ниже ростом, и его голова втянулась в плечи. Его называли "маленький капрал", хотя в Европе его образ принял угрожающие размеры. Он был императором, имевшим огромную власть. Я могу понять потребность в такой власти только как отражение чувства неполноценности и стремления к самовыражению. Если бы Наполеон мог петь и танцевать, ему, возможно, не потребовалось бы маршировать с армией по всем странам, пытаясь обрести ощущение себя, которого, я сомневаюсь, чтобы он когда-нибудь достиг. Власть создает только больший образ, но не возвышает личность.

Другой пример компенсации можно наблюдать в человеке, которому нужно иметь большой дом, дорогую машину или большую яхту, чтобы преодолеть внутреннее чувство ничтожности. Что мало, так это его диапазон самовыражения. Он может быть богат в деньгах, потому что он честолюбив, но он останется бедным в своей внутренней жизни (душе) и в способе самовыражения.

В биоэнергетике мы сосредоточиваем внимание на трех основных областях самовыражения: движение, голос и глаза. Обычно люди выражают себя через каждый из этих каналов коммуникации одновременно. Например, если мы опечалены, то наши глаза плачут, голос всхлипывает, а тело содрогается. Подобным образом в движении тела, звуке и взгляде выражается и гнев. Отсечение или блокирование любого из этих каналов ослабляет и расщепляет эмоции и их выражение.

На предшествующих страницах я рассказывал о многих упражнениях и маневрах, которые мы используем для уменьшения мышечного напряжения и освобождения подвижности тела. Здесь мне хотелось бы сказать о некоторых экспрессивных движениях, которые используются в терапии для этой же цели. Мы допускаем, что пациенты пинают, бьют кушетку, стремятся к контакту, включая касание, сосание, кусание и так далее. Некоторые пациенты могут выполнять эти движения грациозно и с чувством. Их действия или нескоординированные, или подобные взрыву. Изредка они могут сочетать эти движения с соответствующими словесными высказываниями и контактом глаз для большей выразительности. Блоки этих выразительных движений снижают подвижность тела и спонтанность человека. Эти блоки можно уменьшить, только работая с этими движениями.

Удары ногами являются хорошим примером. Пинать, ударять ногами - значит протестовать. Так как большинство детей было лишено права на протест, то взрослыми они не могут протестовать с чувством убеждения или с реальным результатом. Их нужно спровоцировать, чтобы, как при взрыве, избавиться от этого влияния. Если побуждения нет, то их протесты и пинки случайны и нескоординированны. Иногда пациенты говорят: "Мне не на что жаловаться". Но это - отрицание, потому что ни один человек не оказался бы на сеансе терапии, если бы чувствовал, что ему не надо ни против чего протестовать в жизни.

Удары по кровати вытянутыми ногами поочередно являются возбуждающим действием, в котором, когда оно выполняется хорошо, участвует все тело. Напряжения в любой части тела мешают этому оживляющему свойству. Например, ноги могут двигаться, а голова и торс остаются неподвижными. В таких случаях движение ног вынужденное и не спонтанное. Мы говорим, что человек боится "дать волю" действию. Когда человек дает себе волю, то, несмотря на произвольное начало, действие приобретает спонтанный и непроизвольный характер и становится приятным и доставляющим удовольствие. Использование голоса, такое как произнесение слова "нет" при ударах, добавляет ответственность и освобождение. Все справедливое для ударов справедливо для остальных выразительных движений, упомянутых ранее.

Я обнаружил, что пациентам необходимо проходить через эти упражнения, включая удары ногами, битье, кусание и прикосновение, неоднократно, чтобы освободить движения для гладкого перетекания чувства в действия. Например, каждый раз, колотя или пиная кровать, они учатся включаться в движения более полно, позволяя всему телу прочувствовать это действие. В большинстве случаев необходимо указать пациентам на то, как они сдерживаются, только чтобы не включаться в эти движения. Например, пациент будет тянуться ко мне руками, удерживая спину плечами, не осознавая, что препятствует действию, пока я не укажу ему на это. Битье по кровати кулаком или теннисной ракеткой является относительно простым действием, однако немногие люди могут выполнить его хорошо. Они недостаточно вытягиваются, не выгибают спины, сводят колени, и все это мешает им полностью погрузиться в это действие. Конечно, для большинства детей на драку было наложено табу. Смещение этого табу психологически в настоящее время почти не помогает, потому что оно уже стало структурой тела, как хроническое напряжение. Однако с практикой удары становятся более скоординированными и эффективными, и пациенты начинают испытывать удовольствие, выполняя это упражнение, а это знак того, что они открыли новую область в самовыражении.

Я всегда верил, что в терапии требуется двойной подход: один сосредоточивает внимание на прошлом, другой - на настоящем. Работа над прошлым является аналитической стороной, которая выясняет, почему у человека такое поведение, действия и движения. Работа над настоящим ставит акцент на том, как человек действует и двигается. Координация и эффективность действий и движений являются для большинства животных качествами, выученными в процессе детской игры. Но поскольку у ребенка есть эмоциональные проблемы, то это обучение не происходит легко и естественно. Поэтому до некоторой степени любая терапия включает в себя переобучающую и переподготавливающую программу. По моему мнению, терапия не должна быть процессом "или...или...": или анализа, или обучения, но благоразумным сочетанием обоих.