V. Удовольствие: первоначальная ориентация.


. . .

Иерархия типов характера и биль о правах.

Структура характера определяет способ, каким человек справляется со своей потребностью в любви, с достижением интимности и близости и со своим стремлением достигнуть удовольствия. Рассматриваемые в этом свете различные структуры характера образуют спектр или иерархию, с одной стороны которой находится шизоидная позиция, отделяющая человека от интимности и близости из-за того, что они кажутся ему слишком угрожающими, а с другой - эмоциональное здоровье, где не сдерживаются импульсы, открыто направленные на достижение близости и контакта. Различные типы характера встраиваются в этот спектр или иерархию в соответствии со степенью, в которой они позволяют близость и контакт. Расположение будет аналогично последовательности, в которой эти типы были представлены.

Человек с шизоидным характером избегает интимной близости.

Индивидуум с оральным характером может установить близость только на основе своей потребности в тепле и поддержке, т. е. на инфантильной основе.

Психопатический характер может установить отношения только с теми, кто нуждается в нем. Пока он нужен и находится в позиции контролирования отношения, то может допустить некоторую степень близости.

Мазохистский характер способен установить близкие отношения на основе подчинения. Конечно, подобные отношения могут быть охарактеризованы только как "половинчатые", но они более близкие, чем любые другие, которые могут установить три предыдущих типа. Беспокойство мазохистской структуры заключается в том, что, если партнер заявит о любых негативных чувствах или провозгласит свою свободу, то он потеряет эти отношения или будет отрезан от близости, которая у него есть.

Ригидный характер формирует относительно близкие отношения. Я употребляю слово "относительно", потому что он остается сдержанным, несмотря на кажущуюся близость и обязательства.

Каждая структура характера содержит присущий ей конфликт, потому что внутри личности одновременно существуют потребность в интимности, близости и самовыражении и страх, что эти запросы несовместимы. Структура характера является наилучшим компромиссом, который мог сделать человек в своей ранней жизненной ситуации. К сожалению, он держится за этот компромисс, хотя окружающая ситуация изменилась, когда он стал взрослым. Давайте рассмотрим эти конфликты более близко. Из этого анализа мы также увидим, как каждая структура характера является защитой от структуры, лежащей в иерархии ниже.

Шизоидный: если я выражу мою потребность в близости, то это будет угрожать моему существованию. Изменяя порядок слов, получаем: "Я могу существовать, если мне не требуется близость". Следовательно, он должен находиться в состоянии изоляции.

Оральный: конфликт может быть выражен так: "Если я независим, я должен отказаться от потребности любой поддержки и тепла". Тем не менее подобное заявление вынуждает его оставаться на зависимой позиции. Поэтому оно может быть изменено на: "Я могу выражать свои потребности, пока у меня нет независимости". Отказ от потребности любви и близости мог бы отбросить этого человека в шизоидное состояние, которое гораздо больше жизнеотвергающее.

Психопатический: в этой структуре присутствует конфликт между независимостью (или автономией) и близостью. Это может быть выражено как: "Я могу сблизиться, если позволю тебе контролировать или использовать меня". Такого он не может допустить, потому что это включает в себя полный отказ от ощущения себя. С другой стороны, он не может отказаться от своей потребности в близости, как это делает шизоид, и не может рисковать стать зависимым, как делает оральный характер. В связи с этим, будучи ребенком, он был вынужден изменить роли. В своих настоящих отношениях он становится контролирующим и соблазнительным родителем по отношению к другому человеку, который редуцируется до оральной позиции. Таким образом, сохраняя контроль над другими, он может позволить некоторую степень близости. Это может быть выражено следующим образом: "Вы можете быть близки со мной до тех пор, пока вы уважаете меня". Психопатическим элементом является такой поворот: "Вы можете быть близки ко мне", вместо "Мне необходима близость с вами".

Мазохистский: здесь присутствует конфликт между любовью и близостью, и свободой. Проще говоря, это: "Если я свободен, ты не полюбишь меня". Сталкиваясь с этим конфликтом, мазохист говорит: "Я буду хорошим мальчиком, и ты будешь любить меня".

Ригидный: ригидный характер относительно свободен, относительно потому, что он постоянно оберегает эту свободу, оберегает, не позволяя желанию сердца слишком сильно повернуть голову. Его конфликт может быть выражен так: "Я могу быть свободным, если я не потеряю голову и не попаду полностью под влияние любви". В его уме уступка подразумевает подчинение, что, по его мнению понизит его до уровня мазохистского характера. В результате его желания и любовь всегда ограждаются.

Далее мы может упростить сказанное выше. Конфликт становится острее.

Шизоидный = существование - versus* - потребность;


* Противоположность (лат.), - прим.


Оральный = потребность - versus - независимость;

Психопатический = независимость - versus - близость;

Мазохистский = близость - versus - свобода;

Регидный = свобода - versus - взаимность в любви.

Решение любого из этих конфликтов означает, что антагонизм между двумя рядами ценностей исчезнет. Шизоидная личность обнаруживает, что существование и потребности не являются взаимоисключающими и человек может иметь и то и другое. Человек с оральным характером открывает, что может нуждаться и в то же время быть независимым (стоять на своих собственных ногах) и так далее.

Личностный рост и развитие являются процессами, в которых ребенок постепенно осознает свои человеческие права. Они таковы: Право жить, существовать, т. е. быть в этом мире отдельным живым существом. Это право обычно устанавливается во время первых месяцев существования. Если оно устанавливается неполностью, то недостаток создает предрасположенность к шизоидной структуре. Однако каждый раз, когда этому праву что-то серьезно угрожает, в том месте, где человек чувствует неуверенность в своем праве быть, будет существовать шизоидная структура.

Право быть обеспеченным в своих потребностях, которое происходит из поддержки и функции кормления матерью в период первых лет. Существенная ненадежность на этом уровне ведет к оральной структуре.

Право быть автономным и независимым, т. е. не быть зависимым от потребностей других. Это право теряется или ослабевает, если родитель противоположного пола соблазнителен. Уступка соблазну отдаст ребенка во власть родителя. Ребенок в свою очередь противостоит этой угрозе, становясь соблазнительным, чтобы получить власть над родителем. Обычно такая ситуация приводит к психопатической структуре.

Право быть независимым, которое ребенок устанавливает посредством самоутверждения и противопоставления себя родителю. Если самоутверждение и противопоставление подавляются, то личность развивается в мазохистскую. Самоутверждение обычно начинается в восемнадцать месяцев отроду, когда ребенок учится говорить "нет", и продолжает развиваться в течение следующего года. Этот период совпадает с обучением пользования туалетом, и проблемы, вызванные насильственным обучением, ассоциируются с результатом самоутверждения и противопоставления.

Право желать и продвигаться по направлению к удовлетворению этого желания прямо и открыто содержит большую долю эго и является последним из естественных прав. Я бы отнес его возникновение и развитие к периоду между тремя и шестью годами. Оно сильно связано с ранними сексуальными чувствами ребенка.

Психология bookap

Неудача при установлении этих основных и существенных прав ведет к фиксации на этом возрасте и на ситуации, которая вызвала задержку полного развития.

Так как у каждого человека есть некоторая степень фиксации на каждой из этих стадий, или уровней, всякий из этих конфликтов потребует проработки. С этой точки зрения я не знаю, существует ли какой-нибудь порядок для такого терапевтического процесса. Кажется, самый лучший прием - следовать за пациентом, по мере того как он сталкивается с каждым из этих конфликтов в своей жизни. Если это делается правильно, то пациент закончит лечение с очень сильным чувством того, что у него есть право быть в этом мире, нуждаться в чем-то, но в то же время быть независимым, свободным, а также любящим и преданным.