Глава 6. ПаМС, или Доктор торобоаН

ПаМС – парадоксальный метод самовоздействия



Только не бросай меня в терновый куст…

Братец Кролик – Братцу Лису с надеждой

Дрожжи дрожи

В.Л., может быть, Вы сможете посоветовать, что можно предпринять в моем случае.

Дело в том, что при большом или даже небольшом скоплении незнакомого народа у меня начинают дрожать руки. Хорошо если только руки, иногда и все тело..

Еще в институте подруги замечали, что, когда я экзамен сдаю, у меня аж коса по спине стучит.

На работе стараюсь не оставаться на дни рождения сотрудников: когда поднимается бокал за именинника, я в руках его удержать не могу. На собеседованиях трясет тоже..

Однажды поехала в командировку по работе, там приходилось три дня подряд общаться с кучей людей, были фуршеты утром и днем. Я ничего не ела, так как тарелку в руках удержать не могла. Ела потом одна в гостинице. Иногда такое и на встречах с друзьями бывает, особенно после долгого перерыва в общении.

Снимается дрожь с помощью спиртного. В компаниях близких людей это как бы естественно, но ведь в других ситуациях этого делать нельзя. А если б можно было – тут и спиться недолго. Помогите, пожалуйста. С таким симптомом ужасно жить.. Настя

Настя, как вы сами почти уже поняли, основа вашего «симптома» – страх или большая степень внутреннего беспокойства. А происходит этот страх, эта неуверенность из вашей зависимости от окружающих людей, от их оценок, от мнения о вас. Зависимость – дрожжи дрожи!..

ПаМС, он же Доктор Торобоан

Чтобы подобраться к возможности самостоятельного, безлекарственного устранения «симптома», вам необходимо прочувствовать и освоить Парадоксальный Метод Самовоздействия (ПаМС).

Можно начать это прямо сейчас. Если вы сейчас относительно спокойны, постарайтесь картинно вспомнить ситуации, вызывающие у вас дрожь, и воспроизвести эту дрожь – дрожите нарочно, искусственно, подражайте сами себе.

Насколько это у вас получится, зависит от силы вашего воображения и сосредоточения, от вдохновения и артистизма – ведь хорошие актрисы, как вы знаете, в любой момент могут вызвать у себя такой непроизвольный компонент плача, как слезы.

Трудно сказать заранее, насколько получится у вас эта искусственная дрожь, но, скорее всего, поначалу получится незначительно или совсем не получится. Однако даже попытки произвольного вызова дрожи начнут развивать у вас и механизм ее произвольного устранения, самоконтроля.

Если даже сама дрожь не получилась, после одной-двух минут напряженных попыток сделайте двух-трехминутную паузу расслабления, отпустите себя совсем, можно с сопутствующим представлением: погружение в теплую ванну, пуховую перину и т.п. Каждый сеанс должен состоять не менее чем из семи попыток и пауз. И таких сеансов каждый день должно быть не менее трех, а лучше пять-семь.

Уже через неделю после начала этих предварительных тренировок можно приступать к применению ПаМС непосредственно в напрягающих ситуациях – при застолье на людях, на ответственных переговорах и т.д.

Поступайте так: минут за десять до появления на людях проводите пятиминутный тренировочный сеанс: вызов дрожи – расслабление, раз пятьсемь.

А на людях, в противоположность тому, что вы делали до сих пор, не только не старайтесь сдержать дрожь, но поступайте прямо наоборот – старайтесь ее вызывать.

И делайте это смело, с вызовом, с юмором!..

Результат: ваша дрожь на людях парадоксальным образом прекратится, вы обнаружите, что у вас не получается ее вызывать, или это будет получаться, но так же будет получаться ее произвольное или непроизвольное прекращение.

Главное условие успеха: ваше стремление к оценочной независимости.

Ибо именно повышенная оценочная зависимость, сопровождаемая подсознательным страхом «получить плохую оценку», и проявляется симптомом дрожи лично у вас.

А вам должно стать безразлично, есть дрожь или нет. Если вы этого захотите – вы этого достигнетe. И результат будет гораздо более глубокий у и ценный, чем просто унятие дрожи. Я прошу вас начать самоработу сегодня же. Алкоголь исключить, разве только пиво или сухое вино в самых спокойных ситуациях.

Здравствуйте, В. Л.! Упражнения, которые вы мне рекомендовали, я начала делать, но поняла, что их совершенно не воспринимав. Меня дико раздражают попытки дрожать, и лишь однажды мне удалось их осуществить 4 раза подряд. Казалось, что сводит мышцы то на спине, то на руках или ногах, что какие-то неполадки с позвоночником..

Дрожание получалось, но не такое, как бывает в естественных условиях.

Читая про вашу тонопластику, я поняла, что одно из упражнений я очень люблю и делаю часто. Это звериные скакания. Я с собакой постоянно скачу. И когда я прочитала про лицо – я поняла, что у меня не то что зажимы, а ЗАЖИМИЩИ ГРОМАДНЫЕ. Оказалось, когда ложусь спать, мышцы вокруг глаз изо всех сил зажмурены. Еще я постоянно сжимаю челюсти и скрежещу во сне зубами. Даже смешно стало!.. Настя

Здравствуйте, Настя.

Все нормально, продолжайте. Вы работаете с самым главным сейчас. «Дикое раздражение» – знак, что вы подобрались к ключевому внутреннему напряжению – оно было и раньше в подспуде, а сейчас выходит на уровень осознавания.

Понятно, что «дрожание получается не такое», – как смех притворный и смех натуральный. Имитация «массирует» естественный механизм. И чем она искуснее, тем массаж глубже. Постепенно разовьются инструменты самоконтроля. А что смешно стало, так это первый признак приближающегося исцеления! Выходите почаще на люди и добросовестно старайтесь дрожать!!!

Рассуждения о Парадоксе Бревна

Давным-давно, давным-давно я рассказал вам про бревно… Вот на земле лежит оно, и по нему пройти дано любому чудаку – и мне, и вам уютно на бревне при подходящей толщине сего бревна…

Но толщина порой не так уж и важна. Вот поднимается бревно на высоту затылка… Но теперь так просто не пройдешь – в поджилках страх, в коленках дрожь… Прошел, однако же, едва-едва… Кружилась голова, клонилось тело вниз и вбок, но совладать я с этим смог… И вот бревно на высоте пятиметровой… На кресте у всей России на виду меня распните – не пойду! – Да почему же? – Упаду! – Да почему же упадешь? Бревно все то же/ – Ну и что ж? Теперь другая высота, теперь уверенность не та, опасно стало… – Но бревно все то же! – Это все равно – уже при мысли о бревне все напрягается во мне…

С юных врачебных лет занимаюсь исследованием и лечением парадоксальных состояний, и самочувствие человека на высоко поднятом бревне остается для этого наипростейшей наглядной моделью.

Вот далеко не полный список жизненных положений и состояний, когда человек не может, что может (или не может не – то, что может не):

– неуверенность в общении

– заикание

– неврозы соревнований и ответственных выступлений – невроз ответственного работника

– неврозы страха, разнообразные фобии, где «бревном» становятся собственная жизнь, здоровье и самочувствие

– всевозможные навязчивые состояния

– импотенция у мужчин и фригидность у женщин

– очень многие случаи плохой обучаемости у детей

– родительские неврозы в отношении к детям

– трудности освобождения от зависимостей – алкогольной, табачной, лекарственной, пищевой, любовной…

– ревность без достаточных оснований

– осложнения в супружеских отношениях

– бессонница

– очень многие депрессии…

Все это – парадоксальные состояния.

Уровень риска

Как одна очевидность перешибает другую

В ситуации «я иду по бревну» значимы две величины: толщина бревна и высота нахождения.

Когда бревно достаточно низко, чтобы при спрыгивании с него я не рисковал, для меня значима только толщина – и я легко прохожу.

Высота не имеет значения, покуда не достигает уровня риска – уровень этот начинается с высоты примерно в две трети собственного роста.

Когда уровень риска достигается, игнорируется уже толщина бревна, а значимой делается высота – одна очевидность перешибает другую…

Я уже словно загипнотизирован высотой и хоть и могу пройти – уже не могу! – могу, но не могу! Парадокс! Одна очевидность перешибает другую…

Но почему?!. Разве не я сам решаю, на что обращать внимание, чему придавать значение?..

Зависимость и Хозяин

Если бы это чертово бревно было необъятно толстым, как дом, я бы не побоялся пройти по нему на какой /годно высоте… только не по самому краю!.. Только чтобы не видно было – что там, внизу, как высоко я нахожусь и как близко к…

Вот в чем дело: мое самочувствие на высоте показывает мне мою зависимость от земного тяготения. Мой парализующий и провоцирующий упасть страх обнажает лицо Хозяина – моего Агента Зависимости.

В этой зависимости – в поле этого Хозяина – живут все существа, обитающие на Земле. Как и в зависимости от пищи, температуры, света… И все в полном порядке, спокойно все, покуда мы этой зависимости не противодействуем, не бросаем вызов Хозяину, не дерзаем, не поднимаемся вверх…

С первого вставания с четверенек, с первых детских шажков – как только я осмеливаюсь своим поведением показать Тяготению, что я не букашка, прилипшая к земной поверхности, а существо свободное, вольное перемещаться, – как злобный тиран, Тяготение, начинает давить на меня, угрожать, наказывать, а за гранью допустимого риска, едва ее перейду, готово тут же прибить – не шуточки…

Вот я и напрягаюсь, еще только когда граница риска лишь приближается – напрягаюсь с перестраховкой, с избытком, как тот курильщик, у которого остается еще полпачки сигарет, а он уже беспокоится…

Всякий поступок, идущий вопреки нашей зависимости, против Хозяина, всякая, говоря иначе, прибавка свободы без подготовки и без привычки к этому вызывает реакцию внутреннего напряжения.

Если человеку трудно с другими или с самим собой – мой первейший вопрос: какая зависимость напрягает его? Кто Хозяин? Какое бревно внутри?..

Как думать о Фиолетовом Крокодиле

Что побуждает дернуться и пролить на ходу полный стакан, если велено не пролить ни капли? Что заставляет начинающего велосипедиста непременно наехать на препятствие в стороне от дороги?

Во всех этих случаях и в уйме иных подсознание назначает предполагаемым событиям субъективные вероятности. Когда бревно низко, когда падать не опасно – вероятность падения в расчет не берется. Когда бревно высоко, когда падать нельзя – эта вероятность принимается за максимальную и событие прогнозируется с такой интенсивностью, что действительно происходит!..

Сознание: «Этого не случится, потому что этого не должно быть».

Подсознание: «Этого не должно быть, значит, это может случиться!..»

Итак, получается, что не я оцениваю ситуацию и не я принимаю ответственные решения, а мое подсознание?.. Оно за меня решает, на что мне обращать внимание и что игнорировать, бояться мне или нет, напрягаться или не очень… И ставит сознание перед свершившимся фактом: боюсь, напрягаюсь… И рождает события, с которыми само же и борется!..

Мое подсознание главнее меня?

– Сначала я только подумаю, что у меня может заболеть голова (сердце, живот, позвоночник..), тут и начинает болеть.. Психиатр сказал: «Перестань бояться». – «А как, спрашиваю – как перестать бояться?» Он мне таблетки, а я таблеток боюсь. К гипнотизеру послали – гипноз не действовал, потому что и гипноза боюсь..

Как не думать о белом медведе?

Думать о зеленой собаке. О крылатом жирафе… О фиолетовом крокодиле.

Невозможно НЕ обращать внимания – можно только его обращать на то либо на это.

Одно сосредоточение побеждается только другим. Одна навязчивая идея – другой! Клин клином!

Подставим на место белого медведя болезнь, ревность, страх неудачи, любой страх… Подставим на место зеленой собаки ребенка, работу, спорт, Интернет, музыку, творчество, собаку обыкновенную…

Высоту можно менять, не сходя с бревна

Не устану повторять: мы сами себе лучшие учителя. Образцы совершенства, не умеющие собою воспользоваться. Ведь как мы противостоим своей постоянной зависимости от Тяготения?

Почему не падаем при вертикальном стоянии, при ходьбе, беге, прыжках, при лазаний?

Потому что двигаемся, пребываем в потоке движения – перемещаем себя в пространстве даже при неподвижном стоянии. Заставляем на себя работать Хозяина, само Тяготение: для равновесия опираемся на его же силу, распределяем свой вес – играем, танцуем с ним, балансируем…

Кто пройдет по высоко поднятому бревну без опор?.. Пройдет акробат, тренированный канатоходец – свободно, легко, при этом еще жонглируя – жонглирование и помогает…

Пройдет загипнотизированный, которому внушено: либо что бревно низко, либо что он бесстрашен.

(Нескладный, неловкий, робкий подросток, которого я глубоко загипнотизировал и внушил, что он великий канатоходец, легко прошелся по верхней штанге футбольных ворот.)

Пройдет человек просто привычный – рабочий-высотник. «Если тебе удалось отвлечься и думать о чем угодно, только не о высоте, все в порядке», – говорил мне один из них.

Пройдет (пробежит!) и спасающийся или – еще вернее! – кого-то спасающий, на себя наплевав, от смертельной опасности. Такие случаи описаны многократно: спасаясь или спасая, люди чуть ли не по нитке одолевали пропасти, не успевая подумать…

Пройдет человек, владеющий самовнушением и тонопластикой, умеющий расслабляться.

Я не эквилибрист, но когда вышел на некий уровень управления тонусом своих мышц и дыханием, стал замечать, что высота дается мне несравненно легче, чем раньше. Отвлекись и расслабься еще до первого шага – и удержишься, и пройдешь…

На высотах невидимых, в жизни – так же!..

Парадоксом по парадоксу

Человек соткан из противоположностей, из противоречий, из полюсов. Каждый из нас состоит из великого множества противоборствующих начал, и если одно побеждает – другое ищет возмещения: сила – в слабости, доверчивость – в подозрительности, страстность – в холодности, дисциплина – в хаосе…

Противоположности живут в людях и разбросаны среди них, как разноцветные камни в необъятной мозаике, как зловония и ароматы, как свет и тень. Нет способности, не имеющей своего дефекта. Нет идеи, не имеющей контридеи. Нет характера, не имеющего антихарактера. И болезни нет, которая не имела бы антипода в виде другой, обратной болезни.

В потоке психотерапевтической практики полярности часто приходят вместе или сразу же вслед друг за другом: работает странноватый закон парности или, как называют его статистики, закон кучности редких событий. Вот и я некоторое время назад, имея уже серьезный успешный, опыт парадоксального лечения женской фригидности и мужской импотенции, столкнулся почти одновременно с двумя случаями невроза одного и того же органа – мочевого пузыря, по симптоматике прямо противоположными.

В одном – человек испытывал позывы, как только оказывался в незнакомой обстановке или среди незнакомцев; в другом – наоборот, не мог сделать это простое дельце в присутствии кого-либо, даже отдаленном, даже за дверью…

В обоих случаях зашкаливающее напряжение создавала чрезмерная зависимость от эмоционального поля окружающих – оба страдальца (один из них – женщина) были людьми легко ранимыми, мнительными, впечатлительными. Уйма лекарств, гипноз и прочее никакого толку не дали.

Оба пациента были излечены индивидуальными вариантами ПаМС: убедил стараться сознательно делать то, что само собой делает глупое подсознание – бороться наоборот!

«Вы меня вылечили от такого ада, какого я и врагу не пожелал бы», – благодарил меня со слезами на глазах один из исцеленных. «Вылечил вас не я. Вылечил Доктор торобоаН.» – «Кто, простите?..» – «Доктор Наоборот, написанный наоборот».

Птица Франкль

Тем, кто спрашивает меня, кто мои учителя, вдохновители, отвечаю: один из них – Виктор Франкль, великий психотерапевт, прошедший фашистский лагерь смерти, выживший и помогший выжить еще многим… Великий оптимист и великий доктор.

Мне посчастливилось увидать Франкля живым. В возрасте 86 лет он приехал из Австрии в Москву с лекциями, выступал перед нашими психологами. Легкий, сухой, изящный, упруго-подвижный, вневозрастный, с лучезарным лицом и летающими руками, он был похож на какую-то инопланетную птицу.

Читал, вернее, почти пропевал свои лекции-импровизации на английском молодым голосом с такими ясными, мощными интонациями и такой выразительной мимикой и жестикуляцией, что его можно было понимать и без слов…

Метод лечения неврозов «от противного» в своем исполнении Виктор Франкль назвал «парадоксальной интенцией». (Интенция – намерение, стремление.) Тот самый симптом, от которого пациент страдает и хочет избавиться, вменяется ему в обязанность, становится его заданием, его «надо».

Если, например, у человека «писчий спазм» – вызываемое неуверенностью и страхом неуправляемое напряжение мышц руки, держащей карандаш или ручку, судорожное напряжение, очень похожее на судорогу заикания, – то ему предлагается вызывать у себя эту судорогу нарочно и как можно сильнее – и… спазм исчезает.

Если человека мучает страх, парализующее волнение – перед выступлениями, например, перед полетом на самолете или перед поездкой в лифте, – психотерапевт предлагает пациенту вызывать эти страхи намеренно и как можно сильнее! Как можно выразительнее изображать, возводить в гротеск!

И страх уменьшается, а затем уходит…

«Не спите ночью? – говорил Франкль пациентам с бессонницей. – Прекрасно. Старайтесь не спать! Старайтесь изо всех сил, бодрствуйте! Боритесь с мельчайшей крупицей сна! Добросовестно, честно боритесь, как делает это ребенок, когда ему интересно еще пободрствовать, поиграть, позабавиться, хотя уже наступило скучное время спать. Посмотрим, что из этого выйдет, сумеете ли вы одолеть сон…»

Пациенты, выполнявшие это назначение добросовестно, с изумлением сообщали, что после какого-то критического момента сон вдруг начинал сваливать их так быстро, как никогда – словно подземная река, наконец-то прорывшая себе русло…

Так излечиваются зацикливания и неврозы: парадоксом по парадоксу, бревном по бревну, Фиолетовым Крокодилом по Белой Обезьяне!

Не хоти уметь, а умей хотеть

Парадоксальный метод по сути своей столь же древен, сколь сладость запретного плода.

Это по-своему чувствовали и стоики, и буддийские монахи, и йоговские мудрецы, и христианские… Вот и психологи наконец опытно удостоверились, что степень заинтересованности в успехе, необходимая для его достижения, или, научно выражаясь, оптимальный уровень мотивации – в большинстве случаев не максимальный. Область оптимума – наиболее вероятной удачи – находится, в основном, где-то на полпути между средней мотивированностью и наибольшей – похоже, как раз в математической точке «золотого сечения», таинственно важной для всех видов гармонии.

Эта точка у каждого находится в своей области, определяемой темпераментом.

Флегматику, чтобы преуспеть или просто получить удовольствие, нужно этого хотеть очень сильно (что ему как раз и труднее всего – очень сильно хотеть!).

Сангвинику – хотеть просто сильно (ему это легко, так обычно и бывает, но, увы, ненадолго).

Холерику – просто хотеть (а это «просто» для него вовсе не просто, потому что холерик хочет почти всегда слишком сильно).

А у тормозимого, легко подавляемого меланхолика и желание умеренной силы может вызвать зашкаливание; поэтому лучше всего именно для него не хотеть ничего, и все будет наилучшим образом удаваться – точно по формуле «чем меньше женщину мы любим, тем легче нравимся мы ей».

Предложение №19

Пощекочи страху пятки

Пройдись раз-другой по узкому бревнышку на такой высоте, чтобы упасть было не смертельно, но уже боязно. Постой над обрывом в такой близости к пропасти, чтобы было уже страшновато («…есть упоение в бою и мрачной бездны на краю…»). Попробуй расслабиться и помедитировать – получишь после этого чистую радость и ощутимую прибавку отваги.

Возлюби врага своего?

Почему труден парадоксальный метод

– А теперь считаю до трех. После счета три прочти «Однажды в студеную зимнюю пору…» громко и четко, стараясь заикаться как можно сильнее! Заикайся изо всех сил! – приказываю сурово двадцатидвухлетнему парню, заике отменнейшему. – Раз… два… три! Заикайся и говори!

– Д-да я же и т-так з-заикаюсь… (Отвечает с уже заметно ослабленным заиканием…)

– Мало заикаешься! Плохо, слабо. Надо сильней! Выразительней! Заикаться надо артистически! Вдохновенно!! Ввввввввввввввввот тттттттттттттттттак!

– У меня так не получится…

– А тттттты пппппппппппппппппппппппппп…

– Попробовать?.. Постараться, да?

– Раз-два-три! Заикайся и говори!!!

Читает «Однажды в студеную…» сперва совершенно свободно, но под конец, забыв, что надо заикаться, опять начинает заикаться…

Далеко не каждый из нас, с детства привыкших к линеечной лобовой логике, сразу воспринимает суть магического метода ПаМС.

Принять, чтобы освободиться; примириться, чтобы преодолеть; забыть, чтобы вспомнить; отдать, чтобы получить; уйти, чтобы остаться; проиграть, чтобы выиграть?..

Многие просто не верят, что такое возможно, а многие откровенно боятся. Как же так – вызывать нарочно у себя заикание, страх, бессонницу, ревность, навязчивости, депрессию, импотенцию? Да что же я, сумасшедший?! Сложившийся образ «внутреннего врага» не дает себя разглядеть, поддерживает замкнутый круг бесплодной самоборьбы. Очень хочу лечиться, но вылечиться боюсь…

Приходится пускаться на хитрости.

У сексопатологов, например, при лечении всем известной мужской проблемы давно уже в ходу безыскусный, но действенный прием «провоцирующего запрета». Пациенту и другой заинтересованной стороне объявляется, что в течение такого-то срока в целях восстановления нервной энергии не рекомендуется или даже запрещается именно то, в чем проблема…

При этом, однако, разрешается находиться в обществе заинтересованной стороны, разрешаются некоторые проявления интереса и нежности, разрешается, короче говоря, все, кроме… При таком условии, если только пациент не чересчур педантичен…

Воспоминазм Ивана Халавина

Дело было в родной моей деревне Глазищи. Было мне лет семнадцать, и вез я на лисапеде позднехонько вечером, уже в темноте, девушку свою с танцев.

Погода была мокрая. Едем с горки, к дому ее уже подъезжаем. Вижу перед собой на дороге смутно огромную лужу… Девушка моя визжит с багажника: «Не проедем, Вань, щас дерябнемся!» А я ей: «Спокойно, Марусь! Прорвемся!» И с ходу, не видя ни зги, промчался, можно сказать, колесом на ощупь по узкому перешейку суши аккурат посередке лужи. А утречком следующего дня еду опять к милой по той же дороге. Гляжу: впереди – та же лужа с узеньким перешейком. «Ого, – думаю, – это как же я вчерась в темноте здесь проехал?.. Ну, была-не была, сейчас проскочу со свистом!»

Не тут-то было – прямехонько в лужу носом и угораздил! А лужа глубокая была: воды нахлебался, костюмчик новый подкрасил… Перед Дульсинеей своей предстал в наилучшем виде.

Мораль: меньше видишь – дальше будешь!

Научите меня краснеть

Разгадка эритрофобии

«Иду по улице, встречаю знакомого – краснею.. Обращаются незнакомые, просто смотрят – краснею. А уж если приходится выступать..»

Эритрофобия – боязнь покраснеть – встречается у каждого седьмого, у юных людей чаще всего.

Покраснеть можно и от радости, и от гнева, и от хорошего самочувствия… Но покраснение от смущения – совершенно особое. На разгадку его природы намекают животные, у которых самки и самцы в брачные периоды привлекают внимание друг друга покраснением кожи…

У нас это ушло в подспуд. На меня смотрят! На меня обратили внимание! – вот эта мысль – и даже не мысль, а мгновенное ощущение, и вгоняет в краску: краснеют и от порицания, и от похвалы, и просто от ожидания внимания!..

«Краснеть плохо, потому что это ужасно».. «Краснеть ужасно, потому что это всем видно».. «Видно, как я смущаюсь, стесняюсь..»

Суть эритрофобии – в оценочной зависимости, в сверхзависимости, и отсюда типичнейшее парадоксальное состояние, видное лучше, чем на ладони. Зажигает краску лампочка подсознания!..

Эритрофобик несказанно страшится неодобрения, неприятия окружающими – при глубоком непонимании и нелюбопытстве, увы, чем же эти окружающие в действительности живут.

Весь мир, можно подумать, только и занят тем, что критически тебя созерцает!..

Радуйся, что живешь! Красней на здоровье, красней в свое удовольствие, до ушей и выше!

Я-то вот хотел бы, да не выходит. Впрочем, нечаянно иногда получается…

Бурчать – это круто!

В.Л., меня зовут Ольга, мне 32, я замужем, работаю менеджером в крупной компании.

Моей проблеме лет десять. Фобия моя состоит в том, что среди полной (или относительной) тишины в присутствии других людей у меня появляется страх, что сейчас в животе забурчит. И что же? Звуки не заставляют себя долго ждать.

Причем ожидание этого отвратительного бурчания гораздо страшнее самого процесса, который, если признаться, не так уж и страшен – обычно звуки эти или не слышны другим, или посторонние не обращают на них внимание (или делают вид).

Но страх, липкий, унизительный, охватывает меня всецело и доводит до панического состояния, я покрываюсь холодным потом, кружится голова..

Из-за этого страха я стараюсь избегать переговоров, свиданий в тишине, поездок в метро (есть опасность, что поезд остановится, и тогда будут слышны только шелест газет и – о ужас! мои животные звуки). Летать самолетом до последнего времени мне было не страшно, но прошлая поездка была сущим кошмаром – самолет задержали, и все вынуждены были сидеть на своих местах около получаса, со мной была просто истерика – я изображала сердечный приступ и умоляла стюардесс разрешить мне «постоять у трапа». Все это ужасно унизительно и самолечению не поддается..

Из-за страха я отказалась от получения второго высшего образования (аудитории внушают ужас). И я все чаще задаю себе вопрос – сколько же еще лет моей жизни будет отравлено этим страхом?

Сама справиться не могу, помогите..

Для расправы с этим десятилетним страхом нам с Ольгой понадобилось две встречи. На первой построили крышу уверенности.

Пришли к соглашению, что никакое брюхобурчание не заслуживает ни малейшего беспокойства, что нам это пофигу, или, как еще выражаются, по барабану.

«Бурчать – это круто» – договорились под этим девизом жить. Подключили ПаМС: начали стараться бурчать всегда, бурчать везде, до дней последних донца… Результат не замедлил.

В.Л., здравствуйте! Я, конечно, ничего не забыла, повторяю про себя эту фразу и неизменно прихожу в великолепное настроение.

Мне стало намного легче, фиксации на ожидании бурчания почти не происходит, а как-то раз, неожиданно для себя буркнув животом у Генерального директора, с удивлением отметила, что мне это «фиолетово», то есть почти все равно! Надеюсь с помощью ПаМС дойти до вершин самообладания. С уважением, Ольга.

Предложение №20

Испугай себя сам

Учись в спокойном состоянии произвольно вызывать телесные признаки страха. Если телесная карта страха уже составлена, это легко.

Допустим: при страхе ссутуливаются плечи, дрожат коленки, напрягается лицо, зажимается дыхание…

Психология bookap

Два раза в день по три минуты старайся вызывать все эти признаки, вспоминай свои состояния страха и подражай им. Делай то же при беспокойстве и тревоге, когда страх приближается… А потом делай наоборот!

Одни признаки вызываются легче, другие труднее, а некоторые требуют только подлинного переживания страха. Тем не менее, даже если удается воспроизвести только один-два признака и не в полной мере – это уже начало овладения всей «палитрой исполнения страха». Парадоксальный Метод в твоих руках!