Глава 4. БИОСОПРОТИВЛЕНИЕ

Астенолень

Утренняя лень: как с ней быть

Маленький показательный самогипноз

Идиотизм — понятие растяжимое


ris1.jpg

Усталость — защитная реакция организма, возникающая при мысли о том, что надо что-либо делать.

из Бестолкового Словаря Лентяя


— Привет, подружка-старушка. Опять пришла, а я ведь тебя не звал. Не вовремя, как всегда, явилась. Чего тебе надо?

— Хм... Чаво-чаво...А ничаво. Тебя надо, вот чаво.

— И на хрен же я тебе сдался?

— А так. Чтобы не забывал... Откуда я родом...Дочурка чья младшенькая...

— Помню, помню, разве ты дашь забыть. Но мамаша твоя с косой, древняя-вечная, раз навсегда приходит, и все. А ты, нудная, пристаешь, как муха.

Знаешь, сколько времени ты у меня уже забрала, сколько возможностей, сколько жизни отъела?

— Знаю. Еще хочу.

— Ах ты, тварь ненасытная. На ж тебе, получай!..

— Нешто сердишься?

— Стервенею.

— Стервеней, дружок, мне того и надо, позлись, поярисъ... Напитаюсь адреналином дохлым твоим, разъемся, вернусь и более не отступлюсь, всю оставшуюся жизнь пластом будешь лежать...


Астеническая лень, астенолень (астения — бессилие, малосилие) — результат усталости, ослабления организма или болезни, ее начала или затянувшегося завершения (врачи иногда употребляют выражение «астенический хвост» — долгая ленивая слабость после гриппа или другой инфекции, после тяжелой травмы...).

Ярко выраженная астенолень переживается как физическое препятствие к жизни — будто бы неподъемные гири внутри: трудно что-либо начать делать, трудно и отвратительно даже подумать об этом, а едва начатое трудно продолжить. Только бы отдыхать, отдыхать, и чтобы тебя не трогали...

Бывает и врожденным свойством некоторых людей, по всем показателям вроде бы здоровых.



Психотерапевт снял ботинки...

(из беседы с Георгием Лариным, недоопубликобанной в газете «Вечерний Мотылек»)


ГИД: После приветствия и обмена репликами относительно значения лени в живой природе Психотерапевт Всея Руси снял ботинки, лег на диван, накрывшись пледом, удобно устроился на подушке, сладко по­тянулся, прикрыл глаза и, временами слегка всхрапывая, начал наговаривать очередные абзацы наших литературно-психологических встреч.

На этот раз — о силе воли.

В таком своеобразном положении и состоянии Владимир Леей разговаривает со мною впервые. Обычно всегда похаживает, пританцовывая, или восседает в кресле, вертясь туда-сюда и болтая ногами, а вот нынче разлегся. К чему бы это?

Вернее сказать, с чего бы или после чего бы?..

— Что означает ваша не совсем обычная для интервью поза, Владимир Львович?

— Как всегда, неохота работать. А сегодня особенно. Все надоело. Устал. Недосыпаю который день.

К тому же, кажется, заболеваю, ломает всего... Тонуса никакого. Тяжко. А надо работать, надо... Вот и прибегаю к одному из своих обходных приемов, к одной из нехитрых хитростей... В-ва-а-а-а...

(Доктор зевает).

Не сопротивляюсь, как осел... Не сопротивляюсь побуждениям своего подсознания — системы, которая живет по закону «хочется», а присоединяюсь к ее воле: освобождаю себя от напряжения, от вот этого самого «надо» — расслабляюсь, ловлю кайф...

Но все же, как видите... Вы записываете, да?..

—Как всегда.

—  А я, как всегда, в-в-ва-а-аа... все потом... ы-ы-аххрр... потом... все потом... перепишу...

—  Кто-то сказал о вас — или вы сами? — что ваша творческая работа, как у истинного поэта, происходит в основном не за рабочим столом, а на прогулках, в ванной и в туалете, а еще чаще во сне. На прогулках и в ванной понятно — так работали еще древнегреческие мудрецы... Эти, как их...

—  Перипатетики?

—  Они самые. Вот счастливчики. Гуляли, купались и выдавали потрясающие мыслищи...

—  Им не приходилось зарабатывать хлеб писанием заказных статей.

—  Не сыпьте соль на рану, прошу вас... На прогулке и я, случается, что-то придумываю. Ну а в туалете и во сне — это как?.. Не получается у меня.

—  Быть не может. Наверное, ходите впопыхах. И забыли, что работа во сне начинается перед сном.

—  В туалете я занимаюсь другими делами, а перед сном только и делаю, что тружусь до упаду.

—  Вот и неправильно. В туалете надо думать о вечном, а перед сном не работать, а отдыхать. Во время отдыха заряжать подсознание. Самовнушаться. Производить предсонный самогипноз.

—  Расскажите — как? А лучше покажите.

—  Подробней об этом дальше, но так и быть, показываю упрощенный вариант.

Ну вот, допустим такое самозадание: минут на пять задремать, а на выходе выдать стишок на тему: «Я никому ничего не должен, или пошло оно все...»

Внимательно за мной наблюдайте... Вот сейчас я мысленно повторяю самозадание:

«Я никому ничего не должен... пошли вы все... пошло оно все... в том числе и я сам...»

Раз... и другой... и третий.. Сейчас обстоятельно представляю себе белый лист бумаги, на котором есть этот стишонок... Как бы уже есть — да, что-то уже там написано... Только пока неразборчивому ..му.. му...все...все...все...

Скоро услышите, как я на выходе из дремоты этот рождающийся текст четко прочту...

Удобно лежу... Глаза спокойно закрыты... Дышу свободно... Дышу сонно... Сбрасываю остаточные мышечные напряжения...

Лицо расслабляю получше... Челюсть, язык и горло остаются недорасслабленными, потому что приходится с вами говорить, черт бы вас... Но я ведь не должен этого, я ничего не...

ГИД: Четыре с половиной минуты прошли... Не открывая глаз, доктор читает как по-писанному:


Ну когда же наконец я пойму: я не должен ничего никому, я не должен ничего никому, в том числе и себе самому.
Спи спокойно, мой Господи-Боже, обнимая вселенскую тьму, никому ничего ты не должен, в том числе и себе самому.
И когда ты молитву услышишь, медитацию, то или се, ты и волосом не поколышешь, потому что не должен, и все.



ГИД: Доктор приоткрыл глаза, затем приподнялся, улыбнулся и продолжил беседу.

— Вы увидели маленький рядовой сеанс самогипноза.


Апатия - состояние, когда ни у кого нечего одолжить.

Астения - состояние, когда лежать на диване особенно тяжело.

Бодрость - реакция организма на отмену необходимости что-либо делать.

из Бестолкового Словаря Лентяя


Вот так примерно я и работаю, когда очень уж лень вообще или в частности из-за переутомления, нездоровья... Такие же сеансы сосредоточенного самоосвобождения провожу на ночь, особенно когда большая запарка, когда накапливаются неуспеваемости.

Заказываю себе с ночи решение проблемы или какую-нибудь работу. В расслабленном состоянии, уже почти клюя носом, сосредоточиваюсь на самозаказе чисто представленчески, вхолостую, безо всякой надежды получить результат, но...

Со спокойной верой, что результат уже есть.

Если не трепыхаться, не тревожить его недоверчивым требованием, он и явится сам собой, результат — как подарок.

Отпускаю себя: ничего не надо, заказ принят.

Утром просыпаюсь — в голове почти все готово, плод просится наружу — только рожай: действуй — это уже легко, если строчки — переноси на бумагу...

— Во сне, значит, бодрствуете, работаете?

— Ну, как сказать. Смотря что принимать за себя.

— Не понял.

— Мой мозг и я — это одно и то же?.. Мое подсознание и я — это одно?..

— Не знаю, вам видней...


Будилки, поднималки, вставалки...


—  Вот ответ: когда как И так бывает, что человек и его подсознание совершенно едины, — и так, что не имеют меж собой ничего общего. И об отношениях человека и его мозга можно сказать то же самое.

Давно мне хотелось поведать вам о некоторых своих размышлениях относительно подвижной целостности человека. О динамической интеграции...

— Ой, а без научных терминов никак?

— Ну чуть-чуть потерпите, важно! Весь сказ — о том, что любая наша часть может принять значение Целого, и наоборот — Целое, любое, вплоть до самого главного: жизни, души — принять значение части.

Подумаем, вспомним...

— ..Когда чего-то сильно хочется..Когда что-то болит или страшно чешется...

— ...это все случаи, когда часть претендует на звание Целого, и иногда обоснованно — когда надо, например, от жажды спасаться и все решает глоток воды, или при диабете, когда кусок сахара может жизнь спасти...

Но чаще необоснованно — когда, скажем, дико хочется расчесать болячку, уколоться наркотиком, напиться допьяна, дать кому-нибудь в морду...

В таких случаях Целое — жизнь, душа — приравнивается к ничтожности, практически обнуляется, а та часть внутри, которая жаждет своего, вырастает до глобальных масштабов.

— Понятно, а лень при чем?..

— Ленимся мы тоже либо частями, либо целиком. Бывают случаи, когда сопротивляется деятельности какая-то наша часть — рука, мышца, сердце, сосуды, некий отдел мозга или даже весь мозг. И бывает лень Целого: всего организма и психики, всей души...

Вот проснулись вы утром по будильнику — проснулись не потому, что захотелось, а потому, что надо вставать, типовой случай работающего человека.

Проснулись... Что чувствуете?

— Что вставать не хочу... не могу... наконец, не желаю... Что ни одна часть моего тела меня не слушается... И даже не ощущается как моя... Кроме какой-то узкой кромки пробудившегося сознания, которое вяло повизгивает, что вставать надо, надо... Что если не встану, то опоздаю, что на работе будет скандал, что могут и выгнать, а тогда...

Вставай, а то заснешь опять и проспишь!...Ох, как хочется доспать-то еще... Ну еще минут пять, только пять... Нет!!! — вопит пробудившаяся часть сознания — вот как раз эти-то пять минут как «только одна рюмка» для алкоголика, они и утянут за собой в пропасть... Вставай!!! А как встать, если тело не шевелится...

— Вы описали временный распад внутренней целостности — состояние динамической дезинтеграции.

Организм и психика, долженствующие составлять единое целое, в таком состоянии словно бы разобраны на отдельные части, не могущие войти в деятельное согласие. Физиологическая причина тому — крайне низкий мозговой тонус, а вследствие того и малоуправляемое мышечное расслабление.

Состояние недопроснувшегося человека можно назвать физиологической или организменной ленью, она же лень астеническая.

— Ну да, если это не лень, то что же?..

— А вот лень это в полном, всеуровневом смысле или не лень все же еще вопрос

Взглянем для сравнения, что пишет один из наших с вами двойников по сей части, студент.


ВЛ, у меня проблема: я не могу вставать по утрам на занятия. Страшная, безумная лень, тяжелый весь, как чугунный. Ну еще немножко полежу, ну еще чуть—чуть потяну.. Еу еще чуточку..

Засыпать не засыпаю, но как бы куда—то проваливаюсь. И все. Опаздываю на первую или две пары или не иду в институт совсем..

Каждый раз меня мучат угрызения совести и я клянусь себе «с завтрашнего дня вставать вовремя», но все повторяется по новой.

Моя жизнь катится ко всем чертям. Уже середина семестра, надо что—то делать, иначе выгонят. Я живу один, и родители мои, кажется, смирились, что я такой нерадивый.

Напишите хоть пару строк, что мне сделать, чтобы вставать вовремя? Спасибо.

Алеша.


—  Узнаваемо, один к одному. Так что же это у парня? Разве не лень, самая настоящая?..

—  Да, можно сказать, лень, утренняя астенолень — телесная и мозговая. Когда он ей сдается, не превозмогает себя, она превращается в лень психическую, всеохватную, лень в полном смысле, с угрозой жизненным планам, здоровью, судьбе...

— Любопытно, чем этот Алеша занимается поздними вечерами. Небось, если не в дискотеке, то за ТВ, за компиграми или в интернете торчит.

—  И вряд ли ложится спать вовремя.

Я уверен, кстати, хотя Алеша об этом не пишет и, может, даже не вполне сознает, что его учеба в институте для него недостаточно мотивирована — учиться ему больше надо, чем хочется, а отсюда и подсознательное сопротивление в виде лени.

— Хотя и живет отдельно, чувствуется, еще сильно зависим от родителей, мальчик еще...

— И кусок хлеба кнутом не гонит: лениться еще можно, еще не смертельно, хотя уже стыдно.

— А когда лени не сдаешься и все-таки встаешь, это уже не лень, а что-то другое?..

— Я бы это уже не ленью назвал, хотя дело не в слове. Просто нехватка тонуса, вялость.

В состоянии вялости вашим частям — мышцам и многим отделам мозга — ужасно неохота бодрствовать, но ваше Целое через посредство других, более послушных частей с этой их местной ленью может, если захочет, диктаторски справиться.

Если вы все-таки вытряхнули себя из постели, если сумели доползти, скажем, до душа или дотянуться до термоса с кофе... Если умылись, причесались, оделись... Это уже значит, что ваше Целое худо-бедно опять подсобрало себя из разрознившихся частей и привело их в более-менее согласованное рабочее взаимодействие: динамическую интеграцию.

А началось все с дежурной части сознания (или подсознания, в данном случае это почти равнозначно), которая приняла на себя значение Целого, проснулась на звон будильника, привела в действие другие части, сперва разрозненно... Признавайтесь, как поднимались, пока Пупсика не было?

— Тянул до последнего... Потом рывком, как-то боком сбрасывал на пол босые ноги... Начинал ими вяло постукивать об пол... Потом удавалось оторвать голову от подушки... Посадить вертикально туловище... Потянуться... Начать продирать глаза... Если в это время сподобиться еще зевнуть, а еще лучше чихнуть, дальше дело идет побыстрей, можно выползти из постели...

Плетусь в туалет, в ванную, плескаю на рожу пригоршню холодной воды, растираю уши... Можно уже считать себя вставшим, но еще не проснувшимся. После чашки крепкого кофе — куда ни шло...

— А как насчет утренней пробежки, гимнастики, иоговских упражнений?

— Посмотрите на меня внимательно, доктор. Я похож на идиота?

— Идиотизм — понятие растяжимое. Вставший не-допроснувшийся человек, как пьяный или обколотый, пребывает в динамической дезинтеграции, она же временный идиотизм. Если такое состояние практикуется с повышенной частотой...

— Вы меня обнадеживаете. Что посоветуете в качестве будилок и поднималок?

— Вот один мой


Подъемный комплект



ris8.jpg



Ритмичная приятная музыка, хорошо ее врубать через будильник или нажатием кнопки на пульте.

Дальше, под музыку: из термоса на столике перед кроватью — несколько глотков теплой кипяченой воды с парой чайных ложек яблочного уксуса или выжатым лимоном.

Несколько дыханий-зеваний с задержкой на вдохе.

Разгибательная разминочная гимнастика лежа, начиная с пальцев рук и ног.

Самомассаж головы и тела, особенно хорошо растереть уши, переносье, подносье, шею... Пальцы обеих рук... Потом руками ноги размять, а ногами подвигать...

Музыка мягко тонизирует весь организм — Целое, а части помогают тонизироваться друг дружке, постепенно все энергичнее связываясь, интегрируясь...


Дальше, уже поднявшись, — чуть-чуть потоптаться босыми ногами по полу (а лучше по твердо-колкому коврику), контрастный душ, легкая зарядка...

Ну и конечно, самонастрой. Еще с вечера.. А?,

— Все наизусть знаю и ничего не делаю.

— Отличник вы наш.

Смотрите, вот еще интересный способ.


ВЛ, позвольте поделиться своим случайно открытым рецептом, как вставать утрем.

Я сова с раннего детства, и много лет подряд вставать по утрам не могла, силы воли на это не было. И сейчас ее нет, но срабатывает что—то другое, сама не знаю что, но работает!

Утром будильник слышу, но мне на него глубоко плевать, выключаю на ощупь, не открывая глаз, и продолжаю дрыхнуть. Но вот что заметила: если выключаю будильник и мысленно проборматываю себе что—либо типа «еще чуть—чуть, 5 минут», то уж точно, с гарантией просплю еще часа два. А если выключаю с отчаянной мыслью если это можно назвать мыслью) «да на фиг вообще все, да пошло оно, да пропади все пропадом» , а лучше вовсе без мыслей, еще совершенно во сне, то происходит удивительная штука! — Через полчаса как будто что—то внутри взрывается!

Как будто кто—то меня по башке изнутри хорошенько бьет и вытряхивает из сна — вскакиваю сама, не знаю отчего и в сидячем положении уже соображаю: кто я, что я?

Одна—две минуты — и сна как не бывало, свежа, поднимаюсь легко.

Не срабатывает только в случае, если я очень поздно ложусь уже не первый день. Сама не знаю, что это за фокус во мне происходит, просто им пользуюсь: ставлю будильник на тридцать-сорок минут раньше, чем нужно—и все: просыпаюсь точь—в-точь!

Анжела.


— Довольно известный приемчик: я иногда тоже ставил будильники на полчаса-час раньше, просто чтобы успевать раскачаться, подрастянуть это пыточное удовольствие.

Но если опять засыпал, никакой механизм меня уже не поднимал. Поэтому первое, что я делал, когда вставать было категорически необходимо: заставлял себя переставить указатель звонка — и...

В четырех случаях из пяти спал дальше...

Обрадовался, когда появились электронные будильники с программами ступенчатого пробуждения: звонит сперва тихо и деликатно, через три-пять минут понастойчивей, через одну-две еще по­настойчивей, а затем уж во всю глотку и беспрерывно. Неплохо поначалу срабатывало, но потом перестало: дрых себе дальше.

Что же это за фокус поднимает Анджелу?

— Самогипнотическое освобождение подсознания. Не «сейчас-сейчас, еще чуточку», а решительное «пошло оно все!..» Иначе говоря: самодоверие. Доверие Целого Целому, а не части — тому дежурному лоскутку сознания, который подвязан к социальной обязаловке.

Психология bookap

Получив вольную, Целое производит динамическую интеграцию разобранной по частям психики, а затем и тела. — все соединяет, распределяет, ставит на места и уже из свободы принимает свое решение.

Подробней об этом еще поговорим...