О пользе и бесполезности прописных истин.

Стремление к самосовершенствованию имеет возраст человечества. Размах различий между людьми необъятен, каждый человек уникален. У каждого свои побуждения изменять себя, начать никогда не поздно. Аксиомы самопознания. Любить себя - значит быть требовательным к себе.

Скандал с самим собой.

Все хорошие советы уже даны. Все правила мудрости и самообладания были составлены задолго до нашей эры, и со времен Марка Аврелия к ним не прибавилось ничего существенного. То досадное обстоятельство, что до сих пор эти рецепты мало кому помогали, имеет множество причин; вот по крайней мере две из них:

когда люди могут себе помочь, они часто не хотят этого. Многие бессознательно стремятся к страданию. Многим хочется оставаться детски беспомощными;

когда люди искренне хотят себе помочь, воспользовавшись чьей-то подсказкой, они по большей части все равно не знают, как это сделать, ибо на всякий добрый совет нужен еще десяток - как его выполнить.

Самая же основная трудность в том, что у некоторых людей слабо развиты сознательные силы, которые могли бы управлять мощью бессознательного в выбранном направлении. Наша природа еще мало доверяет нашему разуму. Поэтому очень легко принять любое разумное решение в отношении себя и очень трудно его выполнить. Полное согласие между сознанием и подсознанием встречается не чаще, чем счастливый брак. Но излюбленный способ действия подсознания - вести дело так, будто его и нет, будто сознание управляет всем целиком и полностью. Когда же сознание обнаруживает подвох, начинается скандал с самим собой...

Эта книга не дает рецептов счастья, но рассказывает о некоторых приемах сознательной помощи своему подсознанию. Приемы эти, в основном подпадающие под понятие "самовнушение", доступны каждому, кто пожелает и, главное, даст себе время ими овладеть.

Речь идет об элементарной технике обращения со своим "я", о самых основных рычагах управления собой.

Ну, а сами вы?

Человеческая мудрость, в том числе и та, что касается управления собой, не знает границ науки, искусства, обрядов и обыденной жизни. Приемы актерского вживания в образ, правила заклинаний, самовнушения, лечебные и обыденные - нужно быть слепым, чтобы не увидеть, что в сути это одно. Иногда, правда, чтобы увидеть общее, приходится делать некоторое усилие. Между современным аутотренингом (АТ)Аутотренинг, или аутогенная тренировка (аутогенный - буквально "самородный") - набор приемов сознательной психической саморегуляции, о которой рассказывает эта книга.) мысли, в который может войти каждый, перекрестки знания, где на разных языках говорят об одном.">*, древней йогой и другими старыми и новыми способами духовно-телесного совершенствования оказалось множество совпадений, гораздо больше, чем различий, и по большей части это не заимствования. Панацеи, конечно, нет и, вероятно, не будет, строгая наука о личности только начинается. Но есть живой поток


*Аутотренинг, или аутогенная тренировка (аутогенный - буквально "самородный") - набор приемов сознательной психической саморегуляции, о которой рассказывает эта книга.) мысли, в который может войти каждый, перекрестки знания, где на разных языках говорят об одном.


1

После первых статей и книг я стал получать массу писем. Появилось множество "заочников". С корреспонденцией не справляюсь, принять всех не в состоянии... В этой области есть прекрасные специалисты, но их не хватает: очень уж велика потребность массы людей в подручных средствах управления своим организмом и психикой. В какой же мере автор сам владеет методом, о котором пишет?

В достаточной для себя. Может быть, только до времени: помогать другим, несомненно, легче, чем помочь самому себе. АТ не сделал меня совершенством, но помог избавиться от многих неприятностей. Некоторые из подопечных ушли дальше.

Гром не грянет...

Никого нельзя принудить к самосовершенствованию ни уговорами, ни угрозами, ни гипнозом, если у него нет к тому собственных внутренних побуждений. Несовершенство же обычно застигает врасплох. Недостаточность своего обыденного самообладания человек начинает замечать на трудностях: повышенный объем и сложность работы, напряженная ситуация, конфликт, болезнь, возраст - тут-то и обнаруживается, что многим, казалось бы, простым вещам надо учиться или доучиваться: сосредоточению и мобилизации, переключению и эмоциональной перенастройке, расслаблению, отдыху, сну...

Управлять собой трудно тогда, когда это особенно необходимо. Огромное большинство людей этому никогда специально не учится. Удивительно ли, что к экзаменам приходят неподготовленными?

Различия между людьми.

и физические, и психические, порой оказываются значительнее, чем различия между животными разных видов. Один и тот же человек в разное время может отличаться от себя больше, чем от другого.

Отсюда уже ясно, как трудно создать универсальную систему здоровья. Спрос на такие системы, однако, был всегда. Всегда были и предложения.

"Развитие магнетической силы и усиление памяти", "Волевая гимнастика", "Школа самообладания", "Сила воли в деловой и повседневной жизни", "Пять минут в день для здоровья", "Как перестать волноваться и начать жить"... - подобные руководства выходили в прошлом и позапрошлом веках, а в нынешнем их стало, естественно, еще больше. В некоторых из них много полезного, но совокупный результат, видимо, всегда соответствовал формуле: "умные стали умней, глупые - глупей, а тысячи прочих ни в чем не изменились". В начале века в Европе и Америке была популярна система Мюллера. Казалось, естественнее и гармоничнее ничего нельзя было придумать: воздух, солнце, разнообразные движения, во всем умеренность... Приверженцы этой системы есть до сих пор, сам же творец ее почему-то довольно рано умер. Впрочем, если даже система не помогла своему создателю, это еще не значит, что она не годится, равно как и обратное. Мое мнение: всякая система по-своему хороша, если следовать ей с верой. Но не со слепой...

Это относится и к индийской йоге, которая организует человека сверху донизу, физически и духовно, и все это годами. Чтобы получить от йоги желаемое, нужно буквально переродиться в йога, жить этим постоянно, самому к йоге приспособиться и приспособить ее к себе. Это труд, своего рода подвижничество, и совершенно особый стиль жизни. Всеохватность йоги не исключает использования отдельных приемов, но в отрыве от системы их ценность заметно снижается.

Что же касается аутотренинга, то это пока только набор приемов, до всеохватной системы он не дошел. Может быть, это и к лучшему. Пока его назначение - помогать людям, ведущим обычный, то есть более или менее бессистемный образ жизни. Как и у йоги, главный недостаток АТ - малый диапазон индивидуализации.

Нет совершенных.

Нет человека, который бы повсюду и всегда справлялся с собой; нет и такого, который никогда над собой не властен.

Многие люди, прекрасно владеющие собой в общении, хладнокровные в самых опасных ситуациях, ничего не могут поделать, когда нужно заставить себя заниматься, или не устоят перед рюмкой. Собранные и организованные часто бывают раздражительны или застенчивы. Один теряет контроль над собой при публичных выступлениях, другой на экзаменах, третий - только в интимных ситуациях, четвертый - в общении с одним-единственным человеком. Словом, у каждого есть свои сферы наименьшего и наибольшего самоконтроля. И вряд ли необходимо, чтобы человек всегда одинаково владел собой.

Я не могу определить эту меру - каждый определяет ее для себя сам. А чтобы понять, почему человек в данном случае хозяин себе, а в другом - нет, порой приходится разбирать всю его жизнь с раннего детства, учитывать и наследственность, и воспитание, психотерапевты ломают копья... Но можно самому постичь в себе многое, имея в виду

Полдюжины прописных истин, к которым автор пришел отчасти на собственных ошибках.

1. Нельзя изменить себя в желаемую сторону, не изучая себя постоянно.

2. Нельзя изучить себя, не пытаясь себя изменить.

3. Нельзя изучить себя, не изучая одновременно и с равной заинтересованностью других людей (хотя бы еще одного человека; но чем больше, тем лучше).

4. Нельзя изучать человека холодно: таким путем человек непознаваем, потому что природа его противится изучению как насилию; по-настоящему постичь человека можно, только помогая ему.

5. Ни себя, ни других нельзя изучить иначе как в деятельности и общении.

6. Изучение человека и самоизучение принципиально незавершимы, потому что человек - это "открытая система", меняющаяся во многом непредсказуемо: больше, чем какое-либо другое существо, человек "становится", а не "есть".

Итак, никакой агитации за самоусовершенствование больше не будет, предупредим лишь о некоторых трудностях чтения и дохождения упомянутых истин.

Если кто-то полагает, что путь книги к читателю - это автор - рукопись - редактура (инстанции) - типография (инстанции) - книготорг - магазин (библиотека), и если думает, что, заполучив книгу, уже обладает ею как собственностью, как неким материально-духовным телом, то он

а) наивен,

б) безнадежно наивен,

в) имеет право не читать эту книгу.

Настоящая непроходимость начинается лишь с момента, когда читающий открывает книгу. Нет, еще раньше, гораздо раньше...

"Глубокоуважаемый профессор Владислав Яковлевич!

В Вашей книге "В погоне за мыслью" меня заинтересовало... Я читала также Вашу книгу "Как жить с самим собой", и там меня одолело сомнение...

Заранее отблагодарю,

Ваша читательница Н."

Ну вот и опять... Что ж, написать моей заранее благодарной читательнице, что не "В погоне за мыслью", а "Охота за мыслью"?. Что я не Владислав Яковлевич и не профессор - там же черным по белому, в аннотации... И не "жить с... ". А если письмо она тоже не прочтет? Я не педант - профессор так профессор, но эта странная пелена перед глазами, эта удивительная неточность, размытость восприятия... Чем это объяснить?

Барьер Внимания. Читаю изобильные письма и произвожу между делом кое-какие подсчеты. Печально: оказывается, по меньшей мере каждый второй читатель, глядя в книгу с самыми лучшими намерениями,

смотрит и не видит,

или смотрит, но видит:

а) не то (21,3%),

б) не совсем то (15,7%),

в) совсем не то (13%).

Другие подсчеты показывают, что количество внимания, затрачиваемого на прочтение одной книги, у среднего потребителя печатной продукции в среднем лишь в два раза превышает затрачиваемое на поимку одной мухи и в 33,3 раза меньше расходуемого на про-

смотр хоккейного или футбольного матча с участием ведущих клубных команд. Может быть, люди устают. Этот сумасшедший век - трудно сосредоточиться... Автор должен быть терпеливым, внимательным, должен разъяснять, разжевывать... Автор виноват сам - пишет плохо, вниманием не овладевает, наворачивает непонятную заумь, то есть создает Барьеры Языка, Барьеры Культуры. А читатель...

"Уважаемый доктор!

Читая Вашу книгу "Я и Мы", нашел у себя маниакальный психоз и шизофрению в стадии трех восклицательных знаков. Посоветуйте, что делать дальше.

С уважением - О."

"Товарищ автор!

Я работаю пожарным. Занимаюсь по системе йога. К сожалению, в вашей книге ничего нет по системе йога в применении к пожарному делу. Надеемся, что в следующем издании это упущение будет восстановлено.

С приветом - Ж."

Общий уровень, грамотность и т. д., конечно, существенны, но главное - какие шоры на глазах и мозгах - барьеры всяческих установок, всевозможные внутренние фильтры. У себя это ловишь тоже, но требуется порядочно времени...

Короче, аутотренинг необходим и для чтения - так что ж, ближе к делу. Первое условие:

ВОЗЛЮБИ СЕБЯ КАК БЛИЖНЕГО СВОЕГО

Поэт призывал к этому иронически, философ - всерьез; но любовь к себе - это действительно первая обязанность человека. Никто, конечно, не любит самодовольных, а многие прекрасные люди страдают от недовольства собой. Но человек, себя совсем не любящий, - страшен. Только тот, кто уверенно, без ломаний любит себя, способен любить других - посмотрите на самых обаятельных, добрых и открытых людей, и вы убедитесь, что это так: они любят себя так спокойно, что им не приходится поддерживать эту любовь никаким самоутверждением, им не надо слишком уж скрывать недостатки и бояться насмешек и осуждения. Эта любовь естественна, а потому незаметна, в ней нет ничего вымученного. Такие вот люди, всегда любимцы, и показывают, что любовь к себе ничего не имеет общего с самодовольством и совсем не то, что называют себялюбием, эгоцентризмом...

Ближе всего это к тому, как вы относились к себе совсем ребенком: это мудрое и бесстрашное достоинство живого существа, инстинктивное ощущение своей ценности без всякого посягательства на ценность других. Вы тогда еще неосознанно любили в себе весь мир и неповторимую самобытность уникума, которым в действительности являетесь. Этот узор генов, эта библиотека памяти, это живое, чувствующее, странное, знакомое, изменяющееся - такого, именно такого существа никогда раньше не было и больше не будет - и это вы. Каждое ваше свойство и качество, может быть, и можно найти по отдельности у кого-то, или что-то близкое, но сочетание их - только одно среди мыслимой жизни.

Личность и моложе, и старше цивилизации. Каждый несет в себе, помимо задатков известных способностей, имеющих спрос современности, еще и "Н" неизвестных - уже или еще не нужных.

Вполне возможно, что эту книгу читает сейчас Гениальный Собиратель Кореньев (допещерная эпоха), Великий Шаман (варварство) или Чемпион Мира по Телепатическому Многоборью (тридцатое столетие), ныне слесарь шестого разряда.

Мы кладбища молчаливых загадок. Если бы не было этого обширного, неопределенного, таинственного мозгового избытка, раскаляемого в человеческих головах, как могла бы История в каждую эпоху отыскивать нужных ей гениев, всегда разных и непохожих?

Разве не очевидно, что любой человек несравненно больше, шире, глубже того, в чем он может себя явить, будь это профессия, стихи или внешность? Колышки оценок, на которые мы насаживаем друг друга, смехотворно малы и тупы. Непроявленную тайну в себе, неповторяемый сгусток прошлого, настоящего, будущего - стоит любить. И первое условие всякого самосовершенствования, в том числе и того неполного, низового, о котором речь в этой книге, - принять себя, дать себе право на любовь к себе, со всеми недостатками, независимо ни от кого и ни от чего - изначальное право быть самим собой. Только при таком отношении к себе имеет смысл и работа над собой - зачем совершенствовать то, что не любишь?

Чтобы люди могли с пользой применять сознательное самовнушение, их надо обучить этому так же, как их учат читать и писать.

Эмиль Куэ