Введение.

Главная часть.


...

Рузвельт добивается не только напряженного внимания, но и доброжелательного отношения слушателей: сар-

tatio benevolentiae.)

Настало время сказать правду, всю правду (расширенный повтор), откровенно и смело (повышение напряжения по сравнению с первым предложением). Нам не нужно бояться правды, когда рассматриваем ситуацию в стране. Эта великая нация выстоит, как она выстаивала в прежние времена; она возродится для нового процветания (повышение эмоционального воздействия). Так позвольте мне подтвердить мое прочное убеждение: мы страшимся собственного страха (игра слов) - неосознанного, бессмысленного, неоправданного страха (расширенный повтор), ослабляющего наши усилия, благодаря которым мы превратим наше отступление в триумф (противопоставление).

6. Из речи Карла Герделера лейпцигским сотрудникам (31 марта 1937 г.). (Источник: Книга немецких речей и обращений, 1956, с. 492 и далее).

Карл Герделер – антифашист. В 1937 г. оставил пост обербургомистра Лейпцига и перед уходом произнес прощальную речь. Речь – показательный пример прощальной речи: она отшлифована, сердечна, убедительна. Гер-дел ер опечален, хотя не допускает ни одного сентиментального слова. Оратор не злоупотребляет риторическими фигурами, структура речи проста. Приводимое ниже заключение содержит важнейшие элементы классической прощальной речи. Содержание раскрывается в следующей последовательности: значение выполненной работы; трудность прощания; личный вклад; признательность сотрудникам без преувеличения; слова благодарности; добрые пожелания успехов в работе и личного благополучия.

Решение важных проблем большого города позволяет нам решить проблемы многих людей, помогать им, доставлять радость, создавая комфортные условия проживания (повышение эмоционального воздействия). Эта часть нашей работы и является тем, что жаждут наши души и что одно это дает душе удовлетворение (разъяснение). Будьте всегда справедливы и будьте всегда (анафора) готовы помочь! (призыв) Тогда вы послужите городу наилучшим образом. Тогда мой преемник будет так же гордиться «командой» города Лейпцига, как сейчас горжусь я.

Прощаться с городом и службой мне тяжело. Я сказал это помощникам и членам городского совета; и нет необходимости говорить еще раз об этом (сопереживание). Но прощание с вами я также принимаю близко к сердцу. Для некоторых я чужой, другие – стали мне близкими (противопоставление). Это неизбежно в столь многочисленной администрации. Но я старался во имя справедливости всегда быть одинаково близок к решающим вопросам вашей жизни и жизни города, обсуждая частные проблемы и принимая справедливые решения. Благодаря вашему доверию и исполнению вами служебного долга моя работа стоила всего моего сердца и была легкой и прекрасной. От всей души благодарю вас за это. Я желаю вам всем успешно трудиться на благо этого прекрасного города, я желаю (анафора) здоровья и счастья Вам и Вашим близким.

7. Из речи Уинстона Черчилля в палате общин при вступлении в должность после его назначения премьер-министром. (Источник.У'.Черчилль, Речи 1938 – 1940; 1946, том 1, с. 318 и далее)

Необыкновенно открыто говорил Черчилль 13 мая 1940 г. о жестокой и безжалостной войне, мобилизово-вав многие риторические средства; он потребовал от английского народа решительного сопротивления врагу: «Я хотел бы заявить в палате, как я уже заявил членам этого правительства (предуведомление в качестве вставки): мне нечего предложить, только кровь, невзгоды, слезы и пот. (Грубо наглядный пример. Черчилль избегает общих выражений типа «будет очень трудно», но использует детали, значение которых ясно: кровь, невзгоды, слезы и пот). Нам предстоят тяжелейшие испытания. Нам предстоят (анафора) многие, многие (повторение) долгие месяцы борьбы и страданий (разъяснение). Вы спросите: в чем наша политика? (риторический вопрос). Отвечу: наша политика состоит в том, чтобы вести войну на воде, на земле и в воздухе (разъяснение), со всей нашей мощью и силой, какие даровал нам бог: (противопоставление) вести войну против чудовищной тирании, невиданной в темном, мрачном списке человеческих преступлений (характеристика врага). Вот суть нашей политики! (подтверждающее восклицание, перекрещивание с началом предыдущего предложения: наша политика состоит… - вот в чем состоит наша политика). Вы спросите, какова наша цель? (риторический вопрос). Я отвечу одним словом: победа – победа любой ценой, победа несмотря на все ужасы, победа, каким бы долгим и трудным ни был путь к ней (расширенный повтор для повышения эмоционального напряжения); без победы нет жизни (противопоставление). Хочу внести ясность: нет жизни для британской мировой империи, нет (анафора) для вековых устремлений и надежд человеческого рода (повышение эмоционального напряжения), направленных к своей цели. Я возьмусь за решение моих задач, полный энергии и надежды, и убежден, что мы не испытаем крушения нашего дела (образ). (Следует призыв к действию.) В это мгновение я чувствую себя как имеющий право требовать помощи от каждого, и я призываю: (в этом отрывке знаком, требующим внимания, стоит двоеточие, как элемент повышения напряжения!) Давайте же действовать вместе, шагая единой силой!» В образной форме, с нарастающей силой внушения передает Черчилль свое убеждение и свою надежду.

8. Из рождественского выступления папы римского Пия XII в 1943 г. (Источник: Вольфганг Мюллер «Великие речи трех тысячелетий», 1952, с. 381 и далее).

Со словом увещевания обратился папа римский к воюющим народам. Он осудил жестокую войну, а также секуляризованную* часть человечества, которая больше не признает власти бога, совершая тем самым ошибку. Речь строится на антитезах.

«Те, кто ожидали благополучия общества в надежде на мировой рынок, разочарованы, потому что оказались не господами и повелителями, а рабами (противопоставление) материальных благ, которым служили. Эти люди отреклись от высших целей человечества и направились к собственной цели… Отречение от божественного слова, которым создано все сущее, привело к отречению от духа (цепь); для таких людей не достижимы идеалы, высокие духовные и нравственные цели. Наука, отказавшаяся от духовной жизни, пожелала отрицанием бога получить полную свободу и самостоятельность – сегодня унижена зависимостью, какой никогда не была унижена (противопоставление)… То, что науке казалось свободой, стало оскорблением и унижением (рафинирование); и свергнутая (образ), какой она является, эта наука обретет себе исконное достоинство только благодаря возвращению к вечному слову, так безрассудно покинутому и забытому источнику (образ) мудрости» (разъяснение в отношении «вечного слова»).

9. Из доклада Вольфа фон Нибелшютца об Эдуарде Мерике, 1947 г. (Источник: В. фон Нибельшютц «Свободная игра духа». Речи и эссе. 1961, с. 65 и далее).

Вольф фон Нибельшютц (умер в 1960 г.) был не только выдающимся писателем, но и превосходным оратором. В его выступлениях великолепный язык сочетался с глубиной содержания, как это редко бывает в столь полной мере. Один из докладов он посвятил творчеству Мерике. Во введении Нибельшютц полностью ориентируется на слушателя, искусно соединяя прием «подкрепления» с техникой «возбуждения мышления». Обилие возникающих образов, сравнения и антитезы держат слушателя в напряженном ожидании: в чем тайна поэзии Мерике? Я говорю, как лаконично сообщила афиша, об Эдуарде Мерике. Человек умер более семидесяти лет тому назад: это прекрасное свидетельство, только это имя побудило вас здесь собраться! Ибо это имя ценят не столь многие, чтобы привлечь к нему толпы людей (captatio benevolen-tiae). Таким образом у вас, которые все же пришли, есть представление о Мерике, то духовное представление, которое дает это имя (разъяснение) - и это, с одной стороны, пожалуй, высочайшее признание, какое можно достичь в глазах потомства, а с другой (противопоставлены: с одной стороны - с другой стороны) - это единственное, о чем стоит говорить: суть не в прошлом, а в оставшемся (противопоставление). Контуры прошлого знакомы, может быть, смутно, а большего не нужно. Вы вряд ли назовете поэта, в чьей жизни меньше сенсаций, чем в этой: никакого опьянения гениальностью, никаких трагических конфликтов (пример). Не являясь эффектной личностью, Мерике как человек малозаметен, насквозь бюргер, порядочный, не бросающийся в глаза подданный своего королевского вюртембергского отечества (разъяснение). Итак, я расскажу вам, когда, где и под чьим покровительством писал он свои стихи? (риторический вопрос). История литературы хорошо нас информирует: хронологически, упорядоченно, систематически, аналитично, с непристойно унизительными подробностями, деловито и безучастно (разъяснение). Вы же, напротив, проявляете участие (противопоставление: безучастно – проявлять участие), иначе вы остались бы дома и отыскали нужное вам наилучшим образом. Вы, как и я, любите Мерике, вы хотите услышать живое слово. (Оратор вновь и вновь ставит себя в положение слушателей. Он спрашивает, делает их соучастниками речи). Разве не так? (риторический вопрос). Я говорю о Мерике вечном: – его стихах. Или, другими словами: о феномене духовной песни (разъяснение). И это в наше бурное время! (противопоставление в качестве восклицания). Наша сварливая нервозная современность, полная истерии и грубости! (повышение эмоционального напряжения: шумное время -сварливая, нервозная современность – истерия и жестокость.) Надо полагать, современная жизнь ощущает меру бытия? (риторический вопрос будет задан еще неоднократно). Ее радует диссонанс, дисгармония и разлад, вопиющий и удручающий, барабанный бой, звуки трубы, тромбона (пример для разъяснения) и подобные необычные шумы (ирония), о которых неизвестно, до каких пределов они поднимутся или неожиданно умолкнут?

Возможно, подобный грохот (образ) полностью прекратится. Иначе возможен ли Мерике? Не думаю, что окружение поэта было столь идиллично, как представляют его стихи! (неожиданность). 1804 год*, когда он родился, был годом событий, с трагическими последствиями в мировой истории: генерал Бонапарт определил внешний курс Французской Республики; в 1805 году он напал на Австрию, в 1806 – Пруссию, в 1808 – Испанию, в 1809 – опять Австрию, в 1812 – на Россию и был разбит; в 1813 году разбит под Лейпцигом, в 1815 – под Ватерлоо; на Венском конгрессе союзники грозят друг другу войной, Сербия восстала против султана, в Греции разразилось восстание, в Италии подняли путч карбонарии**, в Петербурге восстали декабристы, Россия напала на Турцию (множество примеров как свидетельство) - а над Штутгартом швабский викарий*** пишет старинную колыбельную песню: «О дне, о прошедшем сегодня дне» (противопоставление, цитата). Позвольте мне еще продолжить этот реестр? Вас удивляет, что человеческая жизнь проходит на фоне страшных событий и человечество противоестественно, потому что хмелеет от струящейся крови (описание). Что же происходит после всех этих убийств? Народное счастье? Мир народов? Хоть наполовину терпимая форма правления? (цепь вопросов). Нет же. Но это дает мир, пусть совсем на другой основе, но все же мир (повторение), который за сто лет не разрушила сотня вооруженных до зубов государств – мир поэзии Мерике (противопоставление).

10. Из доклада Германа Элерса «Демократия в новой Германии». {Источник: Г. Элерс «Чтобы служить отечеству», 1955, с. 19 и далее).

Умерший в 1954 г. президент бундестага Германии Элерс (Христианско-демократический союз) 24.11.1952 сделал доклад членам Шведско-немецкого общества в Стокгольме, в котором он глубоко осветил политическую ситуацию в современной Германии. В небольшом отрывке покажем риторические средства, которыми пользуется оратор, чтобы добиться действенности речи: После 1945 г. «никто из тех, кто наблюдал за политическим развитием мира, с открытыми глазами и ушами {разъяснение: наблюдать – с открытыми глазами и т. д. наблюдать развитие), не мог отрицать, что по сравнению с диктатурой Гитлера у западной демократии {противопоставление) преимущество в чрезвычайно высокой степени. Но {теперь, следует ограничение: да-но…), при всех ее хороших сторонах демократию (не без оговорок) можно рассматривать как экспортный товар {сравнение). Не целесообразно полагать, что определенные, развившиеся в других странах, при других отношениях {разъяснение) формы, можно просто «нахлобучить» {сравнение) народу, с совершенно другим историческим происхождением. У шведской, английской и американской демократии свои, очень значительные и бросающиеся в глаза {образ) различия; и я думаю, что немецкой демократии нужен свой собственный чекан, если ее демократия настоящая, уходящая корнями в народ {следствие). В этой области мы наблюдаем своего рода «передачу сознания» оппоненту, а в политике «передача сознания» -дело опасное» {самопонимание, поскольку слушатели знают, что имеется в виду: диктатура Гитлера, кроме того претендовала на расу господ).

11. Из речи Густава Хейнемана «Германия и мировая политика». {Источник: Г. Хейнеман «В точке пересечения времен», 1957, с. 117).

Отрывок из речи (Штутгарт-Каннштат, 28.10.1954) периода ведения дискуссии о западногерманском перевооружении – пример дедуктивного доказательства в самом узком понимании. В начале стоит тезис, затем факты со следствием:

Прекратим требовать западноевропейской армии и вместе с тем воссоединения! {Тезис, призыв). Западноевропейская армия означает Атлантический пакт, Атлантический пакт означает стратегическое развертывание против Советского Союза {цепь). Но Советский Союз не так глуп {иронический оборот), чтобы предоставить хотя бы один квадратный метр Германии {наглядность благодаря преувеличению) для развертывания вооруженных сил Атлантического пакта. Запад {перефразирование) тоже не так глуп, чтобы сделать противоположное {противопоставление); французы, англичане и американцы также не оставят Германию, чтобы разместить на ее территории советское оружие против Запада {разъяснение). Следовательно, мы по обе стороны предложим соседям гарантии, что не уготовим им никакой новой опасности {следует сопонима-ние, намек на вооруженное нападение Германии в первой и второй мировых войнах!), если они позволят нам снова объединиться».

12. Из речи Ойгена Герстенмайера «Защита природы – наш долг» (произнесена на ежегодном съезде Рабочего содружества немецких уполномоченных по охране природы и заботе о ландшафте, 11 июля 1956 г.). {Источник: О. Герстенмайер. Речи и статьи, т. 2, 1962, с. 190 и далее).

В заключительной части своей речи доктор Герстенмайер обобщил самое важное. В целом речь представляет тему с вариациями: вновь и вновь внимание тезису «Охрана природы – наш долг». Тезис всесторонне рассматривается и разъясняется.

«Почему небольшой сад, даже прелестный сад с домиком, не должны получить большое значение для миллионов горожан и промышленных рабочих? (риторический вопрос) Жизнь становится пустой, и свободное время пропадает в скуке (противопоставление и разъяснение), если сила и красота первозданной природы не дают нам узнать, что значит быть человеком.

Охрана природы – долг; в наше время долг в действенном смысле, даже если бы предвидели, что не возможно и не позволено (вставка), - что потребует надвигающийся атомный век.

Охрана природы – долг (повторение) - долг каждого человека (цепь), который хочет вести достойную жизнь, долг каждого (анафора) государства, которое хочет дать достойную жизнь своему народу.

Долг всего культурного человечества, перед которым стоит общая задача: сохранить землю и хлеб потомкам! (повышение: человек – государство – человечество).

Охрана природы является долгом (повтор) - суровым, требующим стойкости, но вместе с тем великим и прекрасным долгом! (восклицание).

13. Из речи президента Кеннеди на выпускном вечере Американского университета в Вашингтоне (июнь 1963). (Источник: «Ди Вельт», 10. 6. 1963).

Свою речь Кеннеди начал с цитаты, содержание которой связал с соответствующей ситуацией «подкрепления». Речь перед слушателями он начал в разговорной манере и постепенно искусно перешел к собственной теме, при этом он слово «невежество» (из «подкрепления») и связал с целевым понятием «мир».

Начало цитаты: «Мало есть на земле творений более прекрасных, чем университет – писал об английских университетах Джон Мэйсфилд, и его слова справедливы в равной степени и здесь (сравнение). Это относится не к башням и шпилям, не к (анафора) зеленым насаждениям на территории университета и поросшим плющом стенам (образное разъяснение). (Следует противопоставление:) Он восхищается красотой университета, потому что университет, как он сказал, место, куда стремятся за знаниями те, кто ненавидит невежество, (противопоставление), те, кто (анафора) поняв истину сам, поможет понять ее и другим. (Предшествующий оборот целиком основан на повышении. Следующее предложение – классический пример риторического промедления, запаздывания главных слов, на которые направлено внимание: - мир. Напряжение слушателей повышается: Что имеет в виду оратор? Какова его тема? Что же является самым главным для человека на земле? Что имеют в виду, когда говоря о господстве невежества?) И потому я выбрал это время и это место, чтобы рассмотреть тему, при обсуждении которой часто торжествует невежество, а истина (повтор понятий «невежество» и «истина» как связка) слишком редко уясняется, и которая тем не менее (противопоставление) важнейшая тема на земле (предуведомление): всеобщий мир. Какой мир я имею в виду? {риторический вопрос) Не Pax Americana (американский мир) (противопоставление как упреждение возражения), навязанный земле американской военной силой (пример). Не мир (анафора) могилы (образ) или рабской покорности (образное сравнение). Я говорю о настоящем мире, о том мире, который ценит жизнь на земле, о том мире (анафора) который дает людям и нациям надеяться и строить для детей лучшую жизнь (повышение эмоционального напряжения и разъяснение). Мир не только для американцев, но мир для всех людей (противопоставление). Мир не только (анафора) для нашего поколения, но мир на все времена!» (призыв, расширенное повторение для повышения; кульминация).

В последнем отрывке слово «мир» употреблено не менее 11 раз, оно используется во все новых связях и потому запечатлевается в сознании слушателей.

14. Из речи Вилли Брандта «Испытание парламентской демократии и совершеннолетнего гражданина» в бундестаге 30 мая 1968 г. (Источник: бюллетень службы прессы и информации Федерального Правительства, №68, Бонн, 31.5. 1968.)

В средней части этой важной, очень серьезной и глубокой речи министр иностранных дел затрагивает вопрос о недоверии правительству. С помощью ясных, простых, но не упрощенных формулировок оратор высвечивает второй план проблемы. При этом он превосходным образом соединяет критические замечания с самокритикой. Нередко речи в бундестаге производят впечатление сплошного монотонного бормотания с неуловимой, как угорь, декламацией. Но в докладе этого оратора чувствуется упорное желание быть правдивым и добиться понимания.

«Мы, уважаемые дамы и господа (обращение в виде вставки, как стремление наладить контакт со слушателями), свидетели (образ) напряженных, иногда стихийно возникающих волнений молодого поколения, которые перерастают национальные границы. В каждой стране имеются свои поводы для протеста. Частично протест возникает как реакция того или иного человека по отношению к ловко управляемым колесикам (образ) в условиях дальнейшей технизации общества. В своем поведении они не учитывают исторический опыт, а ищут критерии и ценности, которые выходят за рамки благополучия. Они хотели бы технику поставить на службу их еще не сформулированному желанию. (Оба последних предложения образуют противопоставление по отношению к предшествующим. Что не хочет молодежь – что она хочет?) Я симпатизирую поискам молодого поколения (идентификация оратора). Это известно (намек). Я хотел бы, чтобы они осуществили свои идеалы, как в новейшей немецкой истории другие осуществили идеалы своей молодости (противопоставление).

Мы можем неоспоримо констатировать – я говорю это особенно в отношении Востока (вставка; намек на волнения, например, в Варшаве; сопонимание слушателей), что молодое поколение в Германии со всем, что его волнует, реагирует примерно так же, как молодежь других стран! (восклицание). В этом отношении нет никакой изоляции (разъяснение), и это хороший признак. Отношение нашего народа к демократии оказалась большим, чем легкой симпатией. Это тоже хорошо. Однако я отношусь к тем, кто полагает, что мы должны себя спрашивать, что в нашем государстве не в порядке, еще не в порядке (расширенное повторение для повышения эмоционального напряжения), если иногда не доверяют целые группы людей, если слову больше не верят, если все на всех (игра слов как кульминация высказывания) или даже только многие на многое (вариант игры слов; ограничение в качестве про-лепсиса) - считают способными. (Оборот, нацеленный на повышение эмоционального напряжения.)

Я делаю такой вывод: (предуведомление; речь с двоеточием.) центр тяжести многих споров вокруг этого комплекса вопросов (имеется в виду закон о чрезвычайном положении) называется недоверием. Это совсем неудивительно: на нас, немцах, лежит особый груз истории (образ); он подвергает нас тяжелым испытаниям и в глубинном смысле не стал нашим прошлым.

После двух исторических катастроф в течение половины столетия мы все – обожженные дети (обряд); нас преследуют и мучают воспоминания (намек как разъяснение). События запечатлены в нас так глубоко, как если бы они прошли совсем (мнимое противоречие). На нас бременем лежит мрачная тень (образ) дурного и злого; что это мы устанавливаем запреты и наносим травмы (разъяснение). Мы честно стараемся избежать губительного прошлого и позволяем себе более мрачный взгляд на реальность (образ; противопоставление).

Мы стеснены в наших мыслях и действиях, не всегда свободны по-настоящему (противопоставление) Правильный глазомер зачастую отсутствует (образ). Будь это иначе, профилактические законы не вызвали бы так много эмоций (обоснование).

Спрашивают себя, как еще убеждать там, где не слышат, где давно уже не слышат (расширенное повторение). Как можно нести ответственность и быть уверенным, если буква закона (образ) явно теряет доказуемую обязательность? (риторический вопрос). Разумеется, мы не должны пропускать мимо ушей вопросы – их ставят другие и мы сами (вставка): осуществлялся ли в прошедшие годы контроль власти и правдивости в государственных делах (пример), чтобы этому подражать».

15. Из речи Ричарда фон Вайцзекера «8 мая 1945 г. – 40-е годы после этого». (Источник: Р. ф. Вайцзе-кер. «О Германии изнутри» – Берлин, 1985. – С. 13 и далее).

Речи немецких политиков редко привлекали внимание всего мира, речь же Федерального президента 8 мая 1985 г. на торжестве в честь бундестага и Федерального совета в пленарном зале бундестага заслужила высокую оценку. Эта речь по содержанию и форме чрезвычайно убедительна и, надо надеяться, войдет в историю как обобщение итогов 80-х годов.

Мы покажем, что высокие моральные притязания и пытливость ума, с одной стороны, точное выражение и понимание всеми, с другой, не исключают друг друга. Федеральный президент интенсивно работал над концепцией и формулировкой в течение четырех месяцев. При этом он проводил многочисленные беседы с представителями партий и различных общественных групп.

«Это было не только блестящее исследование причин, которые привели к войне, систематическому истреблению людей, к изгнанию целых народов и, наконец, к разделению Европы, вызвавшему общественный резонанс. Мужественно и откровенно глава государства Федеративной Республики критически сопоставил прошлое и настоящее и проследил последствия, обнаружив понимание, и предложил примирение вместо предъявления требований и претензий. Это историческое напоминание должно придать бодрости молодежи и обеспечить ее вступление на путь понимания между народами». Следующий отрывок представляет речь фрагментарно:

«…8-е мая – день воспоминаний. Вспомнить – значит подумать о событиях честно и непредвзято частью собственного внутреннего сознания (разъяснение)… В особенности мы размышляем о тех шести миллионах евреев, убитых в немецких концентрационных лагерях (пример). Мы размышляем (анафора, многократно используемая и ниже) о всех народах, пострадавших во время войны, прежде всего о многих убитых гражданах Советского Союза и Польши (повышение эмоционального напряжения с помощью примеров) …Рядом с необозримым войском смерти высятся горами человеческие страдания (образ), страдания от гибели, страдания от ран и увечий, страдания от бесчеловечной принудительной стерилизации, страдания от ночных бомбежек, страдания от бегства и изгнания, насилий и грабежа, бесправия и пыток, голода и нужды, страдания от страха подвергнуться аресту и убийству, страдания, вызванные потерями всего, во что ошибочно верили и ради чего работали. («Этот оборот убедителен для слушателя благодаря перечислению и постоянному повторению слова «страдание».)

«…Во время войны режим национал-социалистов замучил и растлил многие народы. Наконец осталось замучить, поработить и растлить (повторение и расширение) еще лишь один народ: (речь с двоеточием) - собственный, немецкий народ (разъясняющее повторение). То и Дело Гитлер говорил: (двоеточие) Если немецкий народ

не победит в этой войне, то пусть он погибнет (цитата). Другие народы – жертвы войны, развязанной Германией, мы же прежде всего – жертвы нашей собственной войны (противопоставление).

… Сегодня отказ от насилия заключается в том (предуведомление), чтобы дать людям там, где они обрели судьбу после 8 мая и где живут уже десятилетиями, долговременную политическую безопасность. (Следует пояснение) Это значит заповедь взаимопонимания поставить выше противоречащих ей претензий. В этом заключается настоящий вклад в европейскую систему обеспечения мира, которая исходит от нас…»