Гектор присутствует при эксперименте

Профессор повел Гектора обедать в одно из университетских кафе на свежем воздухе, ведь в этом городе всегда хорошая погода, за исключением двух недель в году, зимой, когда по вечерам приходится надевать свитер.

Они устроились напротив большой лужайки, и Гектор с удовольствием разглядывал белок, которые не боялись людей и подходили к ним, выпрашивая еду. За другими столами сидели вперемежку студенты, начинающие преподаватели и маститые профессора, потому что это был такой университет, где учащиеся и профессора общаются друг с другом.

— Итак, — спросил профессор, принимаясь за курицу, — вы чувствуете, что теперь больше знаете о счастье?

Гектор ответил утвердительно и в этот момент ощутил, как кто-то под столом дергает его за брюки — это была белка, желающая, чтобы он поделился с ней обедом. Ее появление навело его на мысль. Отдает ли себе белка отчет в том, что ей повезло жить здесь? Или же, наоборот, все время думает, не лучше ли перебраться куда-нибудь в другое место? Или считает, что лишена той жизни, которую заслужила? По сути, это зависело от способности белки сравнивать: она наверняка увидела, что перед Гектором стоит большая тарелка жареных кальмаров. Белка могла подумать, будто шансы на то, что и ей перепадет немного кальмаров, выросли, а могла решить, что это ужасная несправедливость — столько вкусной еды в полном и единоличном распоряжении Гектора. Или же счесть это доказательством того, что она, белка, — несчастное и жалкое существо (особенно если это беличий мужчина, которому жена всякий раз твердит это, когда он вечером возвращается домой). То есть счастье белки зависит от ее восприятия ситуации. Тогда Гектор спросил профессора:

— Среди моих пациентов есть люди, не имеющие проблем ни с деньгами, ни со здоровьем, у них дружная семья, интересная и полезная работа. Однако они чувствуют себя несчастными: боятся будущего, недовольны собой, замечают лишь отрицательные стороны своего положения. Среди всех определений счастья, которые вы мне только что привели, не хватает одного: взгляда на происходящее. Если очень кратко, есть разница в ощущении счастья между теми, кто видит наполовину полный стакан, и теми, для кого он же выглядит полупустым?

— Ага! — обрадовался профессор. — Вот настоящий вопрос психиатра. Однако же вы правы, это важнейший пункт.

И он сообщил Гектору, что профессора, специализирующиеся на счастье, ведут очень напряженную дискуссию. Одни считают, что человек счастлив, если в его жизни полно приятных вещей и событий, вроде тех, что вошли в список Гектора. Другие не согласны с этим: по их мнению, счастье в первую очередь зависит от восприятия ситуации, именно так, как в примере с наполовину полным или наполовину пустым стаканом.

— Мои коллеги, стоящие на второй позиции, обычно сравнивают уровень счастья с артериальным давлением или весом: время от времени, в зависимости от обстоятельств, эти показатели колеблются, но в целом всегда возвращаются к некой постоянной величине, свойственной каждому человеку. Исследуя людей, у которых случались крупные успехи или большие несчастья, они заметили, что через несколько месяцев после события настроение испытуемых возвращается примерно на тот же уровень, что раньше.

— И каково ваше мнение по этому поводу? — спросил Гектор.

— Я до некоторой степени согласен с обеими точками зрения. Мы зависим от обстоятельств, однако существуют люди, больше способные к счастью, чем другие.

Тут Гектор вспомнил о Джамиле, которая тяжело больна — а ведь это такое ужасное несчастье, — но при этом чувствует себя счастливой, думая о младших братьях, которые не погибнут на войне.

Гектор достал блокнот и записал урок, показавшийся ему очень важным:

урок 20. Счастье — это вопрос взгляда на вещи.


Профессор энергично жевал курицу. С момента встречи, как заметил Гектор, у него все время было хорошее настроение. Поэтому он спросил:

— А что вы думаете по поводу людей, у которых практически всегда хорошее настроение? Известно, откуда берется такая способность?

В ответ профессор снова заговорил об исследованиях близнецов и девушек, но, к счастью, у него под рукой не было доски, так что он не смог вернуться к расчетам. Короче, предрасположенность к счастью в какой-то мере похожа на талант к математике или спорту: она немного зависит от того, каким ваш мозг получился при рождении и даже до него, а еще от того, как с вами обращались в детстве родители или другие взрослые. И конечно, от усилий, которые вы потом совершали, и от выпавших вам встреч.

— Наследственность или воспитание, не важно. Все равно во всем виноваты родители, — сказал профессор.

И громко расхохотался, даже сидящие вокруг обернулись, но, увидев, что это профессор, заулыбались, так как хорошо его знали.

В этот момент появилась Розалин. Она сняла белый халат и осталась в красивом летнем платье, голубом в цветочек. Розалин разговаривала с привлекательным мужчиной, который смотрел на нее, не отрывая глаз, а потом они вдвоем сели за столик.

Профессор замолчал. Гектор заметил, что от его хорошего настроения не осталось и следа. Он взглянул на Розалин и мужчину, которые приступили к обеду и переговаривались, улыбаясь друг другу, и побледнел.

— Этот мерзавец Руперт, — пробормотал он сквозь зубы.

У него был очень несчастный и одновременно очень рассерженный вид, а Гектор знал, что в таких случаях возможность выговориться приносит облегчение. Поэтому он спросил у профессора, почему Руперт — мерзавец.

— Он не только уводит у меня гранты на исследования, но еще и крутится вокруг Розалин! — воскликнул профессор.

И объяснил Гектору, что Руперт тоже профессор, специалист по разнице между мужским и женским мозгом. Он ставит немало экспериментов на машине Розалин и потому часто с ней видится.

— А поскольку разница между мужчиной и женщиной нынче в моде и ею интересуются СМИ, Руперт ведет на телевидении передачи для домохозяек. Декану это нравится, так как полезно для престижа университета, и поэтому он выделяет ему самое крупное финансирование.

Гектор видел, как профессор страдает, глядя на Розалин и Руперта, которые болтают и смеются.

Он зафиксировал в уме еще один урок, который нужно будет записать позднее.

урок 21. Соперничество отравляет счастье.


Если хорошенько подумать, люди всегда портили жизнь себе и друг другу, а иногда даже развязывали войны из-за соперничества. Вечно им хочется завладеть тем, чем владеет другой, или хотя бы подсидеть начальника.

К счастью, в этот момент подошла Аньес и отвлекла профессора. Увидев, как она приближается, такая очаровательная и улыбчивая и тоже в красивом платье, Гектор подумал, что он, возможно, был бы сегодня более счастливым, женись он на ней в юности. С другой стороны, вполне вероятно, они бы сейчас ругались из-за детей или надоели друг другу, а может, и развелись бы, как все.

— Ну что, — спросила Аньес, присаживаясь к их столу, — у Гектора мозги в норме?

Гектор ответил:

— Для психиатра — в норме.

Это насмешило Аньес, но не профессора, который старался больше не смотреть на Руперта и Розалин, но продолжал страдать, и это бросалось в глаза. Поскольку Аньес была смышленой, она сразу поняла ситуацию. И пересела на стул напротив профессора, чтобы он, по крайней мере, больше не видел Руперта и Розалин. А потом заговорила с ним о свежей статье, которую только что прочла. Речь в ней шла о разнице между радостью, хорошим настроением и счастьем, и вскоре к профессору вернулось его обычное возбуждение и отличное настроение.

Гектор дал белке кусочек кальмара, и она унесла его, чтобы сгрызть в сторонке. Гектор не умел распознавать беличьи улыбки, но ему все же показалось, что она довольна.

А потом он взглянул на Аньес, сумевшую вернуть профессору хорошее настроение, и снова вспомнил Джамилю, которая была счастлива за своих младших братьев, и Инь Ли, посылавшую деньги семье, и кузину Мари-Луизы, сделавшую ему такой милый сюрприз. И записал:

урок 22. Женщины относятся к чужому счастью более внимательно, чем мужчины.


Он не знал, отыскал ли Руперт это различие между мужчинами и женщинами, но ему, Гектору, не понадобилась машина Розалин, чтобы в нем убедиться.

И это подвело его еще к одному уроку:

урок 23. Счастье заключается в том, чтобы заботиться о счастье других людей.