Гектор и нефритовый стержень

Дорогой Гектор!

Ты не ответил на мое последнее письмо. Я беспокоюсь.

Надеюсь, ты не очень грустишь. Гюнтер выглядит озабоченным, и я делаю из этого вывод, что ему тоже ничего о тебе неизвестно.

Здесь всё по-прежнему. А как у тебя дела? Ответь мне.

Целую.


Похоже, у Клары тоже были трудности с расставанием.

Гектор думал об этом, глядя на очень красивую китаянку с телом несравненной белизны, которая спокойно насаживала себя на огромное, опутанное венами орудие крупного китайца, демонстрирующего отрешенный вид. Ну да, это была скульптура, а Гектор с Вайлой находились в музее, причем именно в музее любви, в котором были выставлены тысячи произведений, так или иначе относящихся к этой теме, — еще одно доказательство того, что сексуальная одержимость появилась на свет не вчера.

Попав в огромный город Шанхай, Гектор решил начать с визита в этот музей: возможно, профессор тоже посещал его и оставил какой-то знак для него.

Они переходили из зала в зал, Вайла нежно держала его за руку, и они вместе рассматривали картины и статуи с названиями вроде «Бабочка в поисках нектара», или «Расколем скалу, чтобы забил источник», или же «Блуждающая птица находит дорогу в лесу». Ведь великая китайская цивилизация умеет увидеть поэзию во всем. Гектор даже помнил, как один из больших китайских начальников начал широкое движение под названием «Пусть расцветают сто цветов», которое правильнее было бы назвать «Да падут все головы, которые возвысятся над заданным уровнем».

Он не мог поделиться своими соображениями с Вайлой, а она была не в состоянии понять ни одну из надписей, сделанных по-китайски и по-английски. Однако смысл произведений был настолько очевиден, что Гектор даже начал опасаться, как бы у Вайлы не сложилось превратное представление о нормальном размере… ну, скажем, того, что здешние художники называли нефритовым стержнем.

Вайла захихикала, прикрыв рот ладошкой, когда увидела первые экспонаты, следующие уже рассматривала с интересом, но вскоре стало ясно, что она заскучала и заслоняет рот уже для того, чтобы зевнуть. Гектор вспомнил, что есть одно небольшое различие между мужчинами и женщинами. Первые, и он в данный момент не был исключением, всегда немного возбуждаются при виде занятий любовью, тогда как для большинства женщин таких сцен обычно недостаточно, чтобы привести их в соответствующее состояние. За исключением некоторых, чей номер телефона мы не намерены вам сообщать.

Они подошли к витринам с множеством предметов, вырезанных из слоновой кости. На первый взгляд можно было подумать, что это ювелирные украшения, однако на самом деле это были разные аксессуары и инструменты, предназначенные для того, чтобы компенсировать отсутствие господина рядом с госпожой или увеличить возможности господина по удовлетворению желаний госпожи. И это доказывает, что китайцам еще в древние времена не были чужды определенные феминистские устремления. Вайла застыла перед этими предметами, потом повернулась к Гектору, приложила ладони ковшиком к ушам и закачала головой справа налево. Она изображала слона, то есть понимала, из чего сделаны эти предметы, потому что в ее стране по-прежнему немало слонов и даже на дороге часто приходится обгонять не колонну грузовиков, а вереницу слонов, что менее опасно, так как хороший слон никогда не станет без предупреждения перестраиваться в другой ряд.

Посетители рядом с ними тоже хихикали, рассматривая экспонаты, и это заставило Гектора задуматься вот о чем. Почему практически у всех и каждого вызывает смех действие, которое так часто приводит людей в отчаяние, если они не могут выполнить его с тем, с кем хочется, или столько раз, сколько хочется. Вот и здесь, подходя к выставленным произведениям, и китайцы, и европейцы, и американцы, и люди неопознанной национальной принадлежности посмеивались или ухмылялись при виде «Голодной лошади, галопом скачущей к кормушке» или «Обессиленных драконов, прерывающих битву».

Наверняка потому, что любовь — это чувство, которое сам человек переживает глубоко внутри. Но когда вы видите других людей, возбужденных любовью и столь же далеких от доводов разума, как животные или дети, вас это смешит, — точно так же, как вид животных или детей, не умеющих скрывать свои желания и маскировать их хорошими манерами, которые для того и придуманы. Ведь любовь и хорошие манеры далеко не всегда совместимы, если вы понимаете, о чем речь.

Гектор остановился перед картиной под названием «Длинношеий баклан брызжет пеной», а что на ней изображено, вы и сами легко догадаетесь.

Психология bookap

Но вот что странно: эта очень маленькая картина отличалась по стилю от остальных, а ее рама казалась более старой, чем рисунок. Под изумленным взглядом Вайлы Гектор перевернул картину и увидел наклейку с номером, выведенным изящным почерком: 316 715 9243. За ним следовали те же иероглифы, что и увиденные Гектором за ухом Вайлы.

Судя по всему, профессор Корморан отлично развлекался.