Глава вторая

ТАЙНА ОРГАЗМА. (или почему «любовь зла»)


...

Не влюбляться, а любить!

Ну что поделать, если мужчины по прихоти природы представляют собой своеобразное перекати-поле? Природе легко сказать: «Сделал дело, гуляй смело!» При нынешней-то жизни не разгуляешься! И от всего этого им — мужчинам — и самим сейчас хуже худшего. Если бы времена были другими, если бы не общественные установления, если бы не состояние сознания, если бы не «равенство прав», то им бы с их переменчивостью было бы и неплохо. А сейчас?..

Сейчас плохо, потому что у каждого мужчины с самого раннего детства сидит в голове фантазия, что вот он вырастет и будет у него семья, причем лучше, чем у его папы, а жена его будет — супер! — т. е. как мама. Когда ребенок находится в плену подобных фантазий, он еще не знаком со своей будущей мужской сексуальностью, а потому идея брака и дружной семьи кажется ему весьма и весьма заманчивой. Потом его сексуальность восстанет против этой установки, и будет клинч, а мужчине придется что-то с этим клинчем делать, и задача эта не из простых.

О тяготах женщины, связанных с такой переменчивостью мужчин, я уж и вовсе молчу. Для женщины ведь что важно (кроме всего прочего)? Ей важно, чтобы мужчине можно было довериться. А как доверишься флюгеру, который и сам не знает, чего хочет, но точно ощутил, что «дело» свое он «сделал»? Раньше женщина и не мечтала обладать «всеми правами» на мужчину, а потому коли ходил он куда-то, то и не чувствовала она себя после этого раздавленной. Сейчас же, поскольку иллюзия такого правообладания у женщин имеется, то душа ее и рвется на части. Вот и получается, что в результате всей нашей с вами замечательной эмансипации (о плюсах ее тоже забывать не будем) мы самих себя обманули, а природу — нет. Зато теперь она нас сама обманывает и, что того хуже, наказывает.

Когда мужчина берет жену ниже себя по званию, он не унижает себя, но возвышает свою супругу, и наоборот, заключая брак с особою более высокого звания, он и ее унижает, и сам не возвышается.

Жан-Жак Руссо

В общем, все это я говорю ради одной-единственной цели — сообщить следующее: товарищи, у нас с вами — т. е. у мужчин и у женщин — есть одна общая, «одна на всех» проблема, и имя этой проблемы — наша биология, соответственно мужская и женская. Нам надо этот факт принять и не роптать на судьбу, а думать о том, как минимизировать негативные последствия случившегося. Наш вид Homo Sapiens пережил глубокие трансформации буквально за несколько последних столетий, а вот о негативных последствиях этих трансформаций «реформаторы» и «архитекторы» человечества, как это у них, впрочем, и водится, совершенно не подумали. Так что нам расхлебывать, вопрос только — как?

От многих моих пациенток мне приходилось слышать: «Я ужасно страдаю, доктор! Мне очень нужно, чтобы какой-нибудь мужчина в меня влюбился. Мне даже неважно, какой он и что из себя представляет, главное — чтобы он просто вот так взял и влюбился в меня». Как нетрудно догадаться, чаще всего подобная фраза принадлежит женщине, которая или уже окончательно «чахнет» и «сохнет», а в скором времени и «сдохнет» в опостылевшем ей браке, или же оказалась внезапно за бортом своего брака по причине мужского демарша в поисках очередной «любви-с». Конечно, женщина, оказавшаяся в подобном положении, женщиной себя не чувствует (она себя чувствует в этих случаях или как предмет мебели, или как мебель на выброс), отчего жить ей становится невыносимо. А потому и возникает такая идея: если какой-то мужчина меня полюбит, значит, есть во мне еще женщина, значит, не все пропало, значит...

Мы часто видим, что мужчина — кое-какой, а женщина — превосходная. Это значит, мы не знаем скрытого достоинства этого мужчины, оцененного женщиной.

М. Пришвин

Все это ясно и понятно, да вот только есть одно «но». И состоит это «но» в крайней пагубности феномена влюбляющихся мужчин. Типичные сроки и антураж этого безумия мы в общих чертах уже описали. Все здесь может меняться — сроки увеличиваются сопротивлением «дамы сердца» (чем дольше она будет оттягивать взаимность чувств, тем дольше все это сумасшествие продлится), а антураж — это у кого как придется. В любом случае хибарка этой любви — строение временное, ну а после того, как это чувство у мужчины прогорит, наступит время «позиционных боев и круговой обороны». Тяготы этого момента вполне объяснимы, ведь влюбленные (как с той, так и с другой стороны) находились в плену своих фантазий и мечтаний, а о партнере своем не думали. Когда любовный пыл спал, оказалось, что рядом с тобой человек, которого ты совсем не знаешь, и более того, он другой, он настоящий, он твоим ожиданиям и эскизам не соответствует. Вот и война...

Будь осторожен. Если женщина сходится с тобой не любя, она заставит тебя расплатиться за это; а если она любит, то заставит тебя заплатить еще дороже.

Ричард Олдингтон

Проблема влюбленности, полной эротического влечения, заключается в том, что человек за этой, с позволения сказать, любовью просто теряется. А всякие длительные отношения между двумя людьми без близких, именно человеческих отношений невозможны. Поверьте опыту психотерапевта: браки распадаются вовсе не после того, как страсть мужчины ушла, «растаяла, как дым», а в тех случаях, когда не было найдено замены этой ушедшей страсти. Замена же эта может быть только одной — эмоционально близкие, психологически интимные отношения внутри этой пары, переживающей выпадающие на ее долю кризисы. Развод, иными словами, следствие не сексуальной, ав первую очередь человеческой отчужденности.


Всякие отношения, замешанные на мужской страсти, подобны бенгальскому огню — светят ярко, но не греют и быстро выгорают. Это большое заблуждение — думать, что такая любовь может длиться вечность, что на таком фундаменте возможно семейное счастье. Впрочем, влюбленному, больному с любовной лихорадкой этого не объяснишь — доминанта не позволит. Однако за любую ошибку приходится платить — слезы, разочарование, ненависть, одиночество — вот наша плата. Мы выходим из-под воздействия этой инфекции под названием «любовь» истощенные, обессиленные, полные тоски и пессимизма. Неслучайно многие, не справившись с этой ношей, пытаются свести счеты с жизнью. Глупо и бессмысленно, но что поделаешь? Только к доктору — или же просто до этого не доводить.


Мужчины взрослеют к шестидесяти годам, а женщины — примерно к пятнадцати.

Дж. Стивенс


Вот в этом вся и соль — не доводить до этого! Зачем женщина хочет, чтобы в нее влюбились? Чтобы «почувствоватьсебя женщиной». Следовательно, она себя «женщиной» не чувствует и хочет таким образом как-то компенсироваться, поднять свою самооценку. Способ этот вздорный и пагубный! Бегать как угорелой в поисках собственной, где-то якобы затерявшейся женственности — это самое последнее дело! Женщина должна быть (или, по крайней мере, выглядеть) цельной, довольной жизнью, даже удовлетворенной, если хотите! Тогда все в «делах амурных» с самого начала идет по-другому.

Далее нужно помнить, что любовь — это всегда восхищение. Если мужчина восхищается своей избранницей только потому, что у него при соответствующих взглядах и касательствах сразу в «нужном месте» всяческие физиологические реакции происходят, то любви в нем нет сейчас и грамма. Просто он находится под пятой своей сексуальной потребности и ведет себя словно оголодавший пес, завидевший кусок мяса. Помните: скоро это пройдет! Женщине, если она хочет быть желанной более нескольких месяцев кряду, следует обладать чем-то, чем мужчина сможет восхищаться помимо его собственного сексуального возбуждения, с нею связанного.

Вот, собственно, тут эмансипация и приходит к нам на помощь, поскольку именно она и предоставляет женщине возможность проявлять себя максимально полно и своеобычно. Именно эта своеобычность, вопреки устоявшимся предрассудкам, и восхищает мужскую братию. Однако она — эта своеобычность женщины — не должна быть своеобычностью искусно раскрашенной пустышки, в противном случае когда-нибудь это дело вскроется, и тогда все труды коту под хвост.


Мужская любовь частична, она не захватывает всего существа. Женская любовь более целостна. Женщина делается одержимой. В этом смертельная опасность женской любви.

Н. А. Бердяев


И конечно, озаботиться созданием этой своей «своеобычности» женщине следует до начала любовных отношений; заведомо, в последний день свою оригинальность из чулана не достанешь, а если и достанешь, то уж точно в такие сроки до товарного вида не доведешь.

И еще должен сказать, и опять же вопреки устоявшемуся мнению: мужчина способен восхищаться любовью женщины, причем это восхищение — самое завораживающее и самое желанное для мужчин. Заручившись таким восхищением, пара может смело отправляться и в пожизненное совместное плавание. Дело в том, что мужчины всю жизнь, с самого раннего своего детства, мечтают быть любимыми, они ждут этого от мамы, от бабушек, воспитательниц, учителей, сверстниц и старших женщин. Им это нужно, им приятно делать что-то просто для того, чтобы за это к ним «бескорыстно» испытывали чувство благодарности.

Все это, конечно, тоже психологическая химера и невротические комплексы, но мальчики действительно с детства страдают от недолюбленности (их, как известно, от избытка женской любви оберегают, «чтобы они в слюнтяев не превратились»). И вот теперь, когда эти мальчики выросли, они продолжают искать ту недоданную им когда-то любовь. Поскольку же их все время учат, что женщины — это «корыстные создания, которые только о том и думают, чтобы из мужика деньги тянуть», то понятно, что критерий «бескорыстности» является для них основополагающим.

Мужчина должен чувствовать, что любят «именно его самого», а не то, «какой он», «что он», «как он» и «сколько он» (все это, конечно, тоже важно, но только при наличии самого главного). Ему хочется, чтобы его «вот так просто любили, и все!» Если мужчина такую любовь увидит (предупреждаю: последуют проверки с пристрастием и провокации с подвохами!), то возникнет у него восхищение, а будет у него восхищение — и сам он будет пребывать в состоянии беспрерывной всепоглощающей любви (настолько, конечно, насколько это в случае мужской структуры вообще возможно). Да и к женщине в этом случае он будет кроме прочего относиться как к человеку, у чего, как вы догадываетесь, есть свои дополнительные плюсы, причем, как всегда, обоюдные.

Любить — это не значит смотреть друг на друга, любить — значит вместе смотреть в одном направлении.

Антуан де Сент-Экзюпери

О (не)сообразительности мужчин:

«В женщине должна быть загадка!»


Этот чудный рецепт заимствован мною из знаменитой сцены рязановского «Служебного романа», где Лия Ахеджакова объясняет Алисе Бруновне, что к чему в половых отношениях. Находясь в апогее своего упоительного изложения, она восклицает: «В женщине должна быть загадка!» Блеск! Но у психотерапевта, как всегда, есть вопросы. И прежде всего: неужели же авторы этого легендарного фильма не догадываются, что женщина для мужчины — это не то что загадка, это тайна, причем тайна за семью печатями! К сожалению, несмотря на всю очевидность этого постулата, данный факт, положительно, остается никем не замечен.

Женщина для мужчины — тайна, причем с детства. Воспитывают мальчиков и девочек по-разному, и мальчику с самого начала непонятно, почему ей что-то можно, а ему нельзя, почему вот это ей простительно, а ему нет. Конечно, объяснения, которые заготовлены взрослыми на этот случай, повергают его в замешательство: «Это потому, что ты мальчик, а она девочка». Взрослым такой тезис, может быть, и понятен, а вот детям он неясен в принципе!

Дальше школа, где девочки вьются стайками, секретничают, непонятно почему хихикают, а потом ни с того ни с сего бьют портфелем по голове. Загадка! Еще им неинтересен футбол, их абсолютно не интересует, какой на машине привод и сколько муха может прожить в закрытой банке. Непостижимо! Наконец, как они могут днями и ночами сидеть за уроками, почему они тянут руку на уроке и как они вообще все, что спрашивает учитель, могут знать?

Дальше — хуже. Совершенно непонятно, почему они капризничают на ровном месте, почему им что-то всегда не нравится в ухаживании молодого человека, почему они не сводят глаз с обалдуя из соседнего класса и наотрез отказывают своему соученику в совершенно невинной просьбе проводить до дома? Наконец, пубертат (период полового созревания), когда начинают твориться и вовсе не понятные для молодого мужского сознания вещи! Тайна!

Многие мужчины, влюбившись в ямочку на щеке, по ошибке женятся на девушке целиком.

С. Лекок

Что делать? — знаменитый мужской вопрос. Если перед тобой тайна, то надо ее открыть, если же она не открывается (а с чего ей вдруг открыться?), следует найти объяснение всему, что кажется непонятным. И на это уходит некоторое время. Безуспешные попытки понять женщину приводят мужчину к единственно, на его взгляд, правильному решению: ума у них нету, сердца у них нету, но хороши, черт возьми! Короче говоря, делать нечего, надо приноравливаться. И вот уже юноши изобретают стратегии: если ей откажешь, то завоюешь авторитет, если предложишь — получишь отказ. Коротко и ясно — такое мужчины любят. Что делать — понятно.

И начинается эта долгая и утомительная игра. Кружение-верчение вокруг да около, объяснение непонятного и полная слепота в отношении очевидного. Потеряв надежду хоть что-либо понять в женщине, мужчина предпринимает ход конем. «Нечего тут понимать! — решает мужчина. — Все и так ясно!» Что им ясно, рассказывать не берусь, скажу одно: ничего из того, что им «ясно», к реальному положению дел отношения не имеет, однако дает мужчинам определенность и уверенность, а большего им и желать нечего.

Как на все это реагируют женщины? Они недовольны. А как иначе?! «За кого они нас держат?!» — восклицают они после очередных загадочных маневров представителей мужского пола. «Что они себе думают?!» — спрашивают сами себя женщины и, к сожалению, не задумываются толком над этим вопросом. А следовало бы, поскольку если бы они узнали, «что там эти себе думают», то, верно, сильно бы переменили свои жизненные тактики.

Ну, право, я не знаю, почему женщины совершенно уверены в том, что мужчины должны обо всем догадываться сами. «Милый мой, хороший, догадайся сам!» — эта сакраментальная теперь уже фраза стала буквально лейтмотивом межполовых отношений. О чем он должен догадаться? Почему он должен догадываться? Наконец, самое главное: как он вообще может догадаться, если женщина по самой природе своей есть сплошное междустрочие, полунамек, причем на полуслове, а также великий конспиратор, разведчик и еще, наверное, для полноты картины — диверсант!

Брак без любви чреват впоследствии любовью без брака.

Бенджамин Франклин

Разумеется, женщине хочется, чтобы мужчина догадался сам, сам понял, что нужно сделать или сказать, почувствовал, как следует поступить, как сделать приятное, как удивить и что вообще нужно удивлять. Он должен догадаться, «ведь это так приятно»! Вот здесь и есть основная ошибка и причина женских несчастий! А еще эти фильмы, и самое, наверное, вредное — дамские журналы. «В женщине должна быть загадка! Пусть мужчина догадывается, пусть голову себе ломает!» — чуть ли не на каждой странице такой рецепт. Ну хуже мышьяка, честное слово!

Официально должен заявить: ломать голову никто не будет, по крайней мере не дольше пяти минут — точно, дальше последует ход конем. Но если даже и допустить, что будут они ее себе ломать — так ведь сломают же, и все без толку. Кому нужны ломаные головы? Мне ничего не остается, как дать «вредный совет». Женщины, дорогие мои, вы же сплошное междустрочие, сплошной намек, величайшие конспираторы, разведчики и контрагенты, что вам стоит внедрить нужную информацию куда следует? Что вам стоит?! Это же проще, чем губы накрасить.

Перестаньте уже ждать всяческих прозрений у вашей второй половины, просто предоставьте ей алгоритм действий. Не мучьте его вопросом «что делать?», просто скажите: «Делай это и это!», а когда сделает — проявите максимум жизненного оптимизма, заливайтесь колокольчиком, станьте шелковыми лепестками. И он запомнит, уверяю вас, очень хорошо запомнит, а потом и сам будет делать, а вы уж, сделайте милость, обманите себя, думайте, что он сам догадался, это ведь так приятно...

Труднее всего излечить ту любовь, которая вспыхнула с первого взгляда.

Жан де Лабрюйер