Глава первая

ТАЙНА ЭВОЛЮЦИИ. (или почему «женщина всегда права»)


...

А был ли мальчик?..

Ученые, проповедующие теорию об упомянутом разделении функций пола[1], как бы извиняясь, оговариваются: «Женщины, дорогие, вы поймите: мы — мужчины — берем на себя большую ответственность, у нас такая работа, причем сопряженная с риском. Что с того, ну не вышли вы оригинальностью? Мы вот, например, от своей оригинальности страдаем, она нам боком выходит! Да, мы раньше вас изменяемся под действиями окружающей среды, да, мы в авангарде, но ведь эти изменения далеко не всегда бывают удачными. Многие из нас гибнут, мы собой жертвуем! Если изменение оказалось неудачным, то мы погибаем. Мы кладем себя на алтарь естественного отбора! Пусть вы не бываете выдающимися, но зато как спокойно вам живется! Радуйтесь, дорогие вы наши!»

Все это и правильно, и неправильно. Правильно в той части, что мужчины генетически действительно более изменчивы, именно в их хромосоме (знаменитой «Y-хромосоме», или «мужской половой хромосоме») содержатся наиболее чувствительные к внешним факторам среды гены, которые и позволяют геному мужчин меняться с большей скоростью, нежели геному женщин. Правильно и то, что эти изменения далеко не всегда бывают, мягко говоря, удачными.

Вот какие есть на этот счет данные. На 125 зародышей мужского пола приходится только 100 женских, но к моменту рождения эта разница существенно уменьшается, за счет гибели мужских зародышей в эмбриональный период на свет появляются 103 (110) мальчика на 100 девочек; к школьному возрасту количество мальчиков и девочек сравнивается, а дальше количество женщин в популяции начинает преобладать. К 65 годам мужчин меньше женщин уже на 20 /о, а в 85 лет эта разница превышает 45%. Причем эта закономерность свойственна не только человеку, но и большинству млекопитающих: женские особи жизнеспособнее мужских. Свое служение стратегии изменчивости мужчины оплачивают жизнью, они из породы тех, кто рискует, но шампанское достается далеко не всем.

Впрочем, мы так и не выяснили, что же упустили из виду господа ученые, о каком таком существенном моменте шла у нас речь выше? Момент этот состоит в следующем: пресловутая мужская хромосома (Y-хромосома) практически не несет никакой информации (по крайней мере в сравнении с женской — Х-хромосомой), ее основная роль заключается не в привнесении «новой информации», а в блокаде имеющейся. Сейчас попытаюсь пояснить этот факт.

Вы, наверное, знаете, что наш мозг использует только несколько процентов своих потенциальных возможностей (по разным данным — от 3 до 7%), и точно такая же ситуация складывается в отношении генома человека. У каждого из нас есть бог знает какие гены, но мы используем только часть содержащейся в них информации, причем те же единицы процентов. Так вот, именно пресловутая мужская Y-хромосома отвечает за то, чтобы какая-то информация из этого генома не дала себя знать, сохранилась в зародышевом, латентном состоянии. Иными словами, мужской пол не столько делает вклад в геном будущих поколений, сколько отсекает, блокирует какую-то информацию, уже содержащуюся в геноме своего потомства и данную ему женщиной.

В самом общем виде, надеюсь, это должно быть понятно: мужской принцип (в генетическом смысле) — это своего рода тормоз. Причем он может тормозить что надо и что не надо, в разных комбинациях и с разной силой. В результате мы, действительно, получим разное потомство — у одних будет заторможено одно, у других другое, а потому проявится или то, или другое. Однако же все содержание этого потомства, все то, чем оно будет себя проявлять, все его качества и способности будут женской и неполовой природы.

В геноме человека 22 пары хромосом не имеют никакого отношения к полу — в этом смысле содержащаяся в них информация неполовой природы. Половая, или 23-я, пара хромосом (у женщин — XX, у мужчин — XY) — это уже влияния пола. Однако если Х-хромосомы содержат в себе информацию, то Y-хромосома способна по большей части лишь блокировать какую-то иную генетическую информацию, она — тормоз, что, конечно, важно, но претендовать с подобным «рекомендательным письмом» на первостепенную роль в эволюции просто смешно!

Здесь мне на ум приходит одна аналогия... Она не является во всех смыслах удачной, но в каком-то ра-кур-се вся эта ситуация напоминает отношения между глыбой мрамора и скульптором. В роли глыбы (прошу простить меня за неизящность этого сравнения) выступает женский генотип, а в роли скульптора — мужской. Скульптор лишь отсекает от этого монолита лишние, как ему кажется, куски, но по факту ничего нового в этот мрамор он не привносит, скорее наоборот. Насколько удачным окажется его художественный замысел — вопрос времени и таланта. Но так или иначе, все, что мы увидим в результате его работы, — это то, что уже и было скрыто в том мраморе, который он взялся осваивать.


Если вас никто не любит, будьте уверены — это ваша вина.

Ф. Додридж


И должен сказать, что эта же аналогия представляется мне адекватной и не только в биологическом разрезе. Очевидно, что она вполне отражает и межличностные, человеческие отношения между мужчинами и женщинами, на что есть масса научных доказательств. Поэтому когда какой-то мужчина начинает мне жаловаться на свою избранницу, я не могу поддержать благородный пафос его обвинений. Что ж сетовать, если ты оказался незадачливым художником? Любая женщина могла стать в твоих руках «Венерой Милосской», а ты что сваял, то и сваял. Если, как тебе кажется, в результате получилась «Гарпия» или «Девушка с веслом»... ну что ж, извини.

В зависимости от того, в каких условиях оказывается женщина, такие свои черты она и продемонстрирует. Если условия будут благоприятствовать развитию лучших ее черт и задатков — она с лихвой оправдает ожидания, если же нет, если эти условия будут требовать от нее проявления иных, менее достойных качеств, значит, будут эти качества. Поэтому если мужчина (а он и сам является условием жизни женщины) не создал условий, которые бы позволили женщине проявить себя так, как ему бы того хотелось, она проявит те, которые будут ему же и адекватны. Она продемонстрирует мужчине его отражение, она выявит все его пороки, слабости и недостатки, она будет тем, в ком он узнает свое подлинное лицо.

Воистину, женщина всегда права. Она носительница жизни, она переходит из века в век, из тысячелетия в тысячелетие, продолжаясь в своем потомстве. Она может ошибаться в частностях, ее выводы могут казаться нелогичными, поверхностными, но это иллюзия, поскольку стратегически, по итогу, по сути своей, она всегда права. Такова тайна эволюции, в которой мужжчина отнюдь не играет ведущей роли, именно женщина, проявляя себя то так, то эдак, в зависимости от условий, создает ту игру, которую мы именуем эволюцией.

Бесстрашный взгляд в зеркало

Один из исследователей проблемы пола предложил замечательную аналогию для сравнения сущности полов. Он уподобил женщину персику, у которого поверхность мягка и податлива, а внутри скрыт монолит косточки. Мужчину же он сравнил с орехом, у которого снаружи — твердая скорлупа, а внутри — мякоть. Не знаю, понял ли сам этот ученый муж всю пронзительную глубину своего сравнения, но оно поистине изысканное! Возьмите ради интереса орех и персик, а теперь надавите ими друг на друга: мякоть персика прогнется под действием жесткой оболочки ореха — таковы отношения полов, по крайней мере с эволюционной точки зрения. Женщина значительно более адаптивна, она способна изменяться, подстраиваться под внешние обстоятельства, привыкать, терпеть, мириться. Мужчина же, напротив, отнюдь не настолько приспособлен к адаптации. Пластичен и податлив его геном — эта мякоть ореха, но не он сам, выступающий здесь в роли скорлупы. Столкнувшись с проблемами, он в меру сил (в меру крепости своей скорлупы) сопротивляется им, однако в какой-то момент критическая точка оказывается пройденной, он трескается — бац! — и, глядишь, нету уже этого субъекта мужского пола, сломался... Да, мужчины оказываются куда более уязвимыми, ранимыми и куда менее устойчивыми и неспособными к адаптации.

Несмотря на то что мужской и женский типы весьма сходны между собой в отношении умственных способностей, существует одно важное различие в отношении отклонения от общей нормы. Наиболее высоко стоящий мужчина в любой способности более одарен, чем женщина, а низкий мужской тип стоит ниже всех женских. И хотя среди мужчин встречается больше выдающихся умов, но также вдвое больше и идиотов.

Эдвард Трондайк

Но вернемся к нашему эксперименту с фруктами. Теперь отнимите прижатый орех от персика, что вы видите? Вы видите, что конфигурация поверхности персика изменилась, он потерял свою прежнюю форму, теперь он отражает то, что на него воздействовало. Мужчина видит не только плоды своей деятельности, но прежде всего самого себя. Он получил то, что сам и сделал. Кстати, а что будет, если таких воздействий было несколько? Как станет выглядеть наш персик? Я думаю, вы представляете... Это то, что мужчины способны сделать с женщинами. Впрочем, не нужно чересчур обольщаться, ведь следует помнить о косточке этого фрукта, которая, несмотря на все производимое давление, остается неизменной, и именно она — это то, что продолжит жизнь.

Каковы же знания, даруемые нам тайной эволюции? В целом они достаточно просты, хотя и кажутся, может быть, странными. Во-первых, мужчины, при поверхностном взгляде на этот предмет, существа сильные, порой даже жесткие, но ограниченные в своих приспособительных возможностях, они ранимы, уязвимы, имеют предел прочности, который при определенных обстоятельствах может быть без труда преодолен. Так что фраза: «Берегите мужчин!» — право, не лишена здравого смысла.

Во-вторых, это только кажется, что женщина — кусок глины, из которого можно ваять все, что кому-то там придет в голову. В основе своей женщины — кремень, броня! Не нужно недооценивать женщин. Однако они очень податливы, они готовы к изменениям, они могут подстраиваться, приспосабливаться. Впрочем, то, какими они будут, — это не их вина или заслуга, а результат поведения мужчины, его поступков и действий, за что он и несет всю полноту ответственности. После этого сетовать и сокрушаться — значит, расписаться в собственном бессилии и собственной же несостоятельности.

Все это нам необходимо понять, все это нам необходимо учитывать, в противном случае проблем будет даже больше, чем их вообще может быть.


Понять непонимаемое:

«Чем женская логика отличается от мужской?»


Дискуссия о женской лотке, которая всегда происходит с каким-то подвывертом, представляется мне самым последним делом. Единственное, что имеет смысл сказать по этому вопросу, так это то, что ушами цвет не определить, а звук не имеет вкуса. Мужчины и женщины действительно думают по-разному, а потому понять с точки зрения мужской логики ход размышления женщины, конечно, трудно, если вообще возможно. Но совершенно аналогичная ситуация — и с обратной стороны: для женщин логика мужских рассуждений тоже не эталон здравого смысла.

На самом деле мы должны понять исключительную черту женского мышления: женщина, в отличие от мужчины, всегда четко знает, чего она ючет. В этом смысле ее рассуждения в сравнении с мужскими интеллектуальными пассажами, если так можно выразиться, представляют меньший интерес. Когда ты заведомо знаешь пункт назначения, знаешь, что ты туда во что бы то ни стало придешь, траектория движения имеет самое второстепенное значение. Однако в ряде случаев знать, где ты должен быть (при том, что ты можешь там оказаться), значительно ценнее и продуктивнее, нежели предлагать какие-то эксклюзивные оригинальные ходы в неизвестном направлении.

Вот, собственно, с «половой логикой» так и получается. Женщина всегда хорошо знает, к каким выводам она должна прийти. Возможно, она, пускаясь в некие разъяснения, даже и не верит себе (не признается себе, что пытается добиться заведомо определенных выводов), но она придет к тому, что ищет. Эта определенность, эта, на самом деле, ясность мышления как раз-то и не замечается мужчинами. Последние начинают цепляться за слова, пытаются найти какие-то контраргументы, уличить женщину в алогичности, но, право, это просто пустая трата времени. Подобные придирки просто не имеют смысла.

Женщина знает, что должно получиться в ответе решаемой ею задачи, а потому она вполне может быть непритязательной в отношении корректности проводимых ею исчислений. По большому счету, последние — лишь формальность, которую женщина пытается соблюсти, оказывая тем самым мужчине любезность. У мужчины же совсем иная крайность: он никогда не знает конечного результата, не знает, к чему должен прийти, в каком-то смысле он не всегда может даже определить то, что сам же пытается доказать. Это дает ему большой простор в выборе путей, но ограничивает в шансах по достижению некоего результата.

Мужчина мыслит структурно, каждый его тезис — это не спонтанное наитие, а результат работы целой системы различных, но жестко структурированных относительно друг друга положений и установок. Женщина, напротив, не отягощена подобными ограничениями, она живо прислушивается ко всему, что произносится, живо реагирует на все, что происходит. Она, образно выражаясь, впитывает жизнь по всей поверхности своего соприкосновения с нею; тогда как мужчина представляет собой своего рода буравчик, который осуществляет множественные точечные контакты с жизнью, а потом обстоятельно и педантично систематизирует результаты этих локальных взаимодействий в целостную систему.

Мужчина со своей логикой, со своей структурностью мышления, со своим желанием все разделить и затем разложить по полочкам постоянно выплескивает из купели младенца. Женщина всегда держит в голове конечный результат, она никогда не позволит младенцу выплеснуться. И потому мужчина получает самые драгоценные уроки, когда слушает женщину, акцентируясь не на «логике» ее рассуждений, а на том, что она пытается утвердить, на том, что она обосновывает. Если убрать с этого «нечто» весь сор «логической аргументации», зачем-то требуемой мужчинами, и сосредоточиться на предмете обсуждения, сообщения, действия, мы получим то, что должно быть принято как факт.

С другой стороны, есть и здесь подковырка. Женщина, не заинтересованная в рассуждениях, куда более заинтересована в действиях, в событиях, в том, что происходит в действительности. Ее слова — это только способ действия, они не преследуют цели называть, обозначать, картировать действительность. Они — способ коммуникации, средство взаимодействия, в них нет никакой специальной самоценности. В случае мужчины слова, напротив, священная корова; здесь действует формула: «Слово вылетело — не поймаешь». Мужчина, в отличие от женщины, занимается постоянным приведением слов в соответствие с действительностью, сама действительность интересует его только постольку-поскольку, главное. — это порядок называния, строгость высказывания, чтобы не было никаких двусмысленностей, чтобы не было неопределенности. Проблема здесь только в одном: мужчина должен научиться слушать женщину, а женщина должна научиться слушать мужчину.


У женщин поразительная интуиция, и ничто не остается ими незамеченным, кроме очевидного.

Оскар Уайльд


Условно говоря, женщина может произнести фразу: «Мне абсолютно безразлично, какое ты купишь мне мороженое». Мужчина, следуя своей логике, ответит: «Что значит „безразлично"? Я же собираюсь тебе покупать мороженое. Я же не знаю, какое ты мороженое хочешь. Так что будь добра, сосредоточься и ответь мне точно: ванильное или пломбир?» И это пример типичной ошибки. За фразой женщины «Мне абсолютно безразлично...» прочитывается буквально следующее: «Сделай поступок! Ну покажи, что ты способен принять решение, что ты можешь обо мне позаботиться, что ты готов взять на себя ответственность». Ей в этом случае хочется испытать счастье взаимодействия с мужчиной, почувствовать это присутствие, его деяние; и в сравнении с этим приятность от ощущения определенного вкуса мороженого — сущая ерунда! Она знает, чего хочет, но то, как она это подает, — для мужчины темный лес.

Теперь представим себе обратную ситуацию. Мужчина говорит: «Мне абсолютно безразлично, какое ты купишь мне мороженое». И здесь нет двойного дна — ему безразлично, какое мороженое ему купят. Возможно, он сейчас занят и ему не до мороженого, возможно, он действительно не знает, какое мороженое ему бы хотелось сейчас съесть, наконец, возможно, он вообще не знает, что существуют разные сорта мороженого. В любом случае то, что он сказал, — так оно и должно быть понято. А женщина, начинающая уточнения: «Ну я же не знаю, какое ты хочешь мороженое...» — допускает ошибку, полагая, что ей предлагается некое общение, некая игра, возможность интеракции. Вообще для нее мороженое здесь — просто повод для общения. В действительности ее не столько интересует то, какое мороженое хочет этот мужчина, сколько то, что теперь можно вступить с ним в контакт, которого, как мы видим в этом случае, мужчина пытается настойчиво избежать. Странно ли, что все это заканчивается классической драмой «званых обедов» журавля и лисицы?

Иными словами, когда говорит женщина — нужно слушать не то, что она говорит, а то, что стоит за тем, что она говорит; нужно пытаться понять то, ради чего она это говорит, с какой целью, почему она это говорит. Когда же мы слышим реплику мужчины — нужно слушать каждое слово, оно здесь означает ровно то, что оно означает. Допускать в этом случае вольность трактовок абсолютно неоправданно, можно напороться на яростное возмущение, которое, впрочем, женщиной не будет понято.

Можно объяснить другим, почему ты выбрала такого мужа, но нельзя убедить себя в этом.

Жорж Санд