ПравообладателямДружба[4-е изд., перераб. и доп.], Кон Игорь
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Кон Игорь Семенович djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Во все времена дружба имела высокую моральную и социальную ценность. В чем особенность и нравственный смысл этой формы человеческих привязанностей? Отчего зависят глубина и прочность дружбы? Как исторически менялись ее идеалы и критерии? Чем отличается юношеская дружба от дружбы взрослых людей и как она соотносится с другими человеческими привязанностями? Эти вопросы раскрывает доктор философских наук, профессор И.С. Кон. Настоящее издание дополнено новыми материалами по социологии и возрастной психологии общения. Книга рассчитана на широкий круг читателей.

[ul][/ul]

4-е издание, переработанное и дополненное.

DJVU. Дружба[4-е изд., перераб. и доп.]. Кон И. С.
Страница 81. Читать онлайн

82 Часть I. Образцы и образы

к выводу, что сила дружбы измеряется не добродегелыо двух друзей, а силою связывающего их интереса.

Из дружбы часто делают роман, продолжает мыслитель. Фактически же она сохраняется лишь до тех rrop, пока люди испытывакгг взаимную потребность друг в друге; поэтому она, каг правило, неустойчива и эгоистична, даже независимо от материатьпых выгод. «Мы желаем иметь друга, чтобы, так сказать, жить в 1нм, чтобы изливать нашу душу в его душу и наслаждаться беседой, кеторую доверие делает всегда восхитительной» (там же, с. 400)

Люди любят возвышать и приукрашивать сосственпую дружбу, поэтому «всякий повторяет за Аристотелем, что друзей вообще пет, и каждый, в частности, уверяет, что он хороший дрьг» (там же, с. 402). В действительности же главное очарование дружеского общения состоит «в удовольствии говорить о себе» (там же, . 400).

Рассуждения Гельвеция не просто блестящая ирония, противопоставляющая сентиментальному культу дружбы культ безличного разума. Это первый опыт социологии дружбы. Вместо того чтобы оценивать существующее общество в соответствии с «интуитивно ясной» моральной ценностью, Гельвеций самое ~ораль оценивает с точки зрения того, насколько она соответствует действительности. Если реальные отношения между людьми основ1ны не на эмоциональных привязанностях, а на обмене, выгоде, ин-ересе, к чему поддерживать идеалистические фикции? Гельвеций сгремится не создавать утопию, а объяснять то, что есть.

Тем не менее в глубине души ему хочется, чтоб |мир стал другим. Недаром, высмеивая сентиментальные фикции, (H, как, впрочем, и Ларошфуко и Честерфилд, нет-нет да и обмолвиття насчет «подлинной дружбы».

Переход от моральной философии к социологии дружбы наиболее последовательно осуществили так называемы. шотландские моралисты XVIII в. — Дэвид Юм (1711 — 1776), Адам Фергюсон (1723- 1816), Френсис Хатчесон (1694-1746) и особенноАдам Смит (1723- 1790) (см. Silver, 1990). «Коммерческое общество>, как называл рыночную экономику Адам Смит, делающее товарннй обмен, основанный на разделении труда, всеобщим принципом с>циальной организации, не уничтожает индивидуальную дружбу, ик думают многие, а очищает ее, освобождая из-под власти обычаев ~ принудительных обязательств. В коммерческом обществе посторснний (Stranger)— это не друг, от которого мы можем ожидать помоци и симпатии, но и не потенциальный враг, которого следует опасаться. «Общество

Обложка.
DJVU. Дружба[4-е изд., перераб. и доп.]. Кон И. С. Страница 81. Читать онлайн