ПравообладателямДружба[4-е изд., перераб. и доп.], Кон Игорь
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Кон Игорь Семенович djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Во все времена дружба имела высокую моральную и социальную ценность. В чем особенность и нравственный смысл этой формы человеческих привязанностей? Отчего зависят глубина и прочность дружбы? Как исторически менялись ее идеалы и критерии? Чем отличается юношеская дружба от дружбы взрослых людей и как она соотносится с другими человеческими привязанностями? Эти вопросы раскрывает доктор философских наук, профессор И.С. Кон. Настоящее издание дополнено новыми материалами по социологии и возрастной психологии общения. Книга рассчитана на широкий круг читателей.

[ul][/ul]

4-е издание, переработанное и дополненное.

DJVU. Дружба[4-е изд., перераб. и доп.]. Кон И. С.
Страница 46. Читать онлайн

3. Античная дружба: идеал и действительность 47

Гектор говорит:

О Де11<роб! И всегда ты, с младенчества, был мне любезен

Более всех моих братьев, Приама сынов и Гекубы.

Илиида, ХХП, 233 — 234

1'ланка, нри голосе друга, объяла жестокая горесть;

Сердце терзалось его, что помочь он нисколько пе может.

Илшп)а, XVI, 308 — 509

Яля гомеровских героев привязанность к другу есть аспект любви к себе. Как подчеркивает французский исследователь Ж. К. Фрэсс, в то время эти чувства еще не противопоставлялись. Но экспрессивные функции дружбы не подчеркивались культурой и не отмечались речью нс потому, что пх не было, а потому, что они молчаливо подразумевались.

В классической Греции картина постепенно усложняется. Разложение общишю-родовых связей, появление классов и государства существенно ослабляют узы родства, так что свободно выбранные дружеские связи все чаще не совпадают с родственными. «Не все родные- друзья тебе, но лишь те, у которых с тобой общая польза», — замечает демокрит (Материалисты древней Греции, 1955, с. 166). Первоначальное единое понятие родства и дружбы расчленяется.

Эта мысль выражена в игре слов у Еврипида: «Брат (philos) стал врагом и все-таки остается близким (philos)» (Финикиянки, 1448)'. Здесь обыгрывается двойное значение слова «филос» — «друг» и «близкий».

дружба, основанная на свободном выборе и личной склонности, нередко даже противопоставляется родственным отношениям. На вопрос Ифигении (Ифигения в Тавриде, 497 — 498) при виде связанных Ореста и Пилада: < Вы братья? Мать одна носила вас?» — Орест гордо отвечает: «gIa, братья мы — сердцами, но ее кровью» (Еврипид, 1969, т. 1, с. 494).

Если у гомеровских героев родственные отношения остаются важнейшим эталоном близости, то Еврипид (Орест, 804 — 806) ставит дружбу выше родства:

Яобывайте друга, люли, недостаточно родных.

Верьте: если слит душо1о с нами чуждый, то ero

Мириады близких кровью не заменят одного

Еврипид, 1969, и. 2, с. 383

' В русском переводе Иннокентия Анненского — «Он был мой враг, но умирает братом...» (Еврипид, 1969, т. 2, с. 234) — этот важный смысловой нюанс пропадает.

Обложка.
DJVU. Дружба[4-е изд., перераб. и доп.]. Кон И. С. Страница 46. Читать онлайн