ПравообладателямДружба[4-е изд., перераб. и доп.], Кон Игорь
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Кон Игорь Семенович djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Во все времена дружба имела высокую моральную и социальную ценность. В чем особенность и нравственный смысл этой формы человеческих привязанностей? Отчего зависят глубина и прочность дружбы? Как исторически менялись ее идеалы и критерии? Чем отличается юношеская дружба от дружбы взрослых людей и как она соотносится с другими человеческими привязанностями? Эти вопросы раскрывает доктор философских наук, профессор И.С. Кон. Настоящее издание дополнено новыми материалами по социологии и возрастной психологии общения. Книга рассчитана на широкий круг читателей.

[ul][/ul]

4-е издание, переработанное и дополненное.

DJVU. Дружба[4-е изд., перераб. и доп.]. Кон И. С.
Страница 142. Читать онлайн

б. Русская дружба 143

политическому режиму. «Простой советский человек> старался быть или казаться «как все >, не отличаться от других. Иденти<1)икания с социальным целым, которую мы опрометчиво принимали за «нутряной> коллективизм, не предполагала жесткой идентификации с конкретными социальными слоями и группами. Но уже в 1970 — 1980-е гг. зти частные идентификации и групповые интересы стали усиливаться, тогда как идентификация с государством-обществом (эти понятия обычно пе различались) становилась формальной, скорее словесной, чем реальной. Крушение советского строя еще больше усилило эти 1ц)Оцессь1 и сделало кризис идентичности явным.

Пытаясь перевести «социалистический коллективизм» в более нриемлемь1е для консервативного созн1ц1ия термины, некоторые ученые утверждали, что имманентным свойством русского характера в противоположность западному индивидуализму является «соборность>. «Мы народ воистину коллективистский, мы можем существовать только вместе с социумом, который мы постоянно устраиваем, охорашиваем, волнуемся и переживаем за него, который, в свою очередь, окружает нас теплом, вниманием, поддержкой... Чтобы стать личностью... мы должны стать соборной личностью> (Касьянова, 1994, с. 180).

«Соборность> — это православный коллективизм, призванный заменить коллективизм коммунистический, подобно тому, как понятие «коммунистической идейности> сменилось понятием «духовности». Ссылки на соборность как исконное русское качество, якобы предполагающее доброжелательность и взаимопомощь, льстят национальному самолюбию: мы добрее и отзывчивее других народов!

Однако, как показьпгают социологические исследования, наличие у россиян этой черты весьма сомнительно. «В свое время принято было говорить о "коллективности" человека советского. Этой черты мы попросту не обнаружили. Между тоталитарным государством и одиноким индивидом не занимали сколько-нибудь важных позиций никакие социально-психологические общности, связанные с профессией, занятием, интересами и т. д.> (Левада, 1993, с. 26).

Ценностные ориентации россиян глубоко противоречивы. На уровне общих деклараций массовый респондент в 1994 г., как и в советское время, выражал «лояльность коллективу — этой первичной ячейке принудительного и двусмысленного единомыслия». 59% опрошенных целиком или в основном согласны с тем, что «в России люди привыкли относиться друг к другу по-свойски, не думая о выгоде» (против — ровно вдвое меньше, 30;4). Почти столько же (58 против 22%) соглашается с тем, что «у нас привыкли делать все сообща, а потому не терпят тех, кто ставит себя выше коллектива» (Левада, 2000, с. 415).

Обложка.
DJVU. Дружба[4-е изд., перераб. и доп.]. Кон И. С. Страница 142. Читать онлайн