ПравообладателямДружба[4-е изд., перераб. и доп.], Кон Игорь
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Кон Игорь Семенович djvu   Читать

Во все времена дружба имела высокую моральную и социальную ценность. В чем особенность и нравственный смысл этой формы человеческих привязанностей? Отчего зависят глубина и прочность дружбы? Как исторически менялись ее идеалы и критерии? Чем отличается юношеская дружба от дружбы взрослых людей и как она соотносится с другими человеческими привязанностями? Эти вопросы раскрывает доктор философских наук, профессор И.С. Кон. Настоящее издание дополнено новыми материалами по социологии и возрастной психологии общения. Книга рассчитана на широкий круг читателей.

[ul][/ul]

4-е издание, переработанное и дополненное.

DJVU. Дружба[4-е изд., перераб. и доп.]. Кон И. С.
Страница 128. Читать онлайн

6. Русская дружба 129

Важнейпшй принцип коммунистической идеологии — коллективизм, провозглашающий примат общественных (прежде вссго- государствешпях) интересов над личными. Этот пришпщ действует как на макро-, так и на микросоппальном уровне. В соответствии с этим одной из главных социально-нравственных llcllflocTcH при:шается товарищество, то есть «отношения между лк~дьми, основанные на общности их иигпересов, проявляющиеся во взаимной помощи и солидарткти, увалсеиии и доверии, доброжелательстве и симпатии» (Словарь по этике, 1983, с. 352). Советская пропаганда утверждала, что капиталистический строй с его отношениями частной собственности и конкуренции насаждает взаимную вражду и пенавистгь тогда как при социализме <отношения товарищества впервые распространяются па общество в целом>.

За более индивидуальной и избирательной дружбой также признавалось право па существование, но подчеркивалось, что социально-нравственная ценность любой конкретной дружбы «определяется ее общественной направленностью> (там же, с. 67}. В качестве ооразцов < истинной дружбы > в советской философской и педагогической литературе обычно приводили примеры дружбы революционеров: Маркса и Энгельса, Лешша и Сталина (на самом деле ничего похожего на дружбу между этими двумя не было), Герцена и Огарева, Чернышевского и Добролюбова.

В «Моральном кодексе строителя коммунизма> (1961) сближение категорий «товарпщества» и «дружбы> вылилось в казенную формулу «Человек человеку друг, товарищ и брат>. Поскольку эта формула звучала гуманистически, а коллективизм советскому человеку прививали с раннего детства, никто не подвергал ее сомнению. Кто же не хочет иметь верных друзей и товарищей?

Однако ахиллесовой пятой советской идеологии было то, что провозглашаемые ею пршщипы абсолютно не соответствовали реальным взаимоотношениям людей. Подмена сущего должным — типичная черта всякой тоталитарной идеологии. Выдать обязательное подчинение групповой дисциплине за добровольное включение индивида в социум или коллектив по формуле «коллектив всегда прав» было сравнительно нетрудно. Но дружба, как и индивидуальность, неизбежно «выламывается > из любой системы групповой солидарности. В этом смысле она всегда была «подрывной> силой.

Молодым красногвардейцам эпохи Николая Островского (к которому, как и вообще к людям той эпохи, лично я отношусь с огромным уважением} было нетрудно усвоить мысль, что классовая солидарность важнее любых личных привязанностей и что друг, идеи

Обложка.
DJVU. Дружба[4-е изд., перераб. и доп.]. Кон И. С. Страница 128. Читать онлайн