ПравообладателямДружба[4-е изд., перераб. и доп.], Кон Игорь
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Кон Игорь Семенович djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Во все времена дружба имела высокую моральную и социальную ценность. В чем особенность и нравственный смысл этой формы человеческих привязанностей? Отчего зависят глубина и прочность дружбы? Как исторически менялись ее идеалы и критерии? Чем отличается юношеская дружба от дружбы взрослых людей и как она соотносится с другими человеческими привязанностями? Эти вопросы раскрывает доктор философских наук, профессор И.С. Кон. Настоящее издание дополнено новыми материалами по социологии и возрастной психологии общения. Книга рассчитана на широкий круг читателей.

[ul][/ul]

4-е издание, переработанное и дополненное.

DJVU. Дружба[4-е изд., перераб. и доп.]. Кон И. С.
Страница 120. Читать онлайн

6. Русская дружба 121

Его дружба часто принимала характер страстной влюбленности. < Боткина я уже ие люблю, как прежде, а просто влюблен в него и недавно сделал ему формальное объяснение», — сообщает он Бакунину 1 ноября 1837 г. (там же, с. 190). Подобное чувство не признает никакой психологической дистанции. <У меня всегда была потребность выговариваиия и бешенство на эту потребность», — жалуется Белинский (там же, с. 240). Его письма 1830-х — начала 1840-х гг. — одна сплошная исповедь, желание вывернуть душу наизнанку. Для него дружба означает взаимное право «говорить друг другу все, ие спрашивая себя, как это подействует и что из этого выйдет... > (Бакунину 12 октября 1838 r.; там же, с. 347).

Но даже самая горячая дружба не может восполнить отсутствия любви. За бесконечными интимными излияниями скрывается неумение слушать и фактическое невнимание к личности другого. Поэтому дружеские восторги то и дело сменяются отчуждением и горечью. В письме Бакунину от 1 ноября 1837 г. Белинский говорит о любви и дружбе к нему. А уже через две с половиной недели он пишет: «...Между мною и тобою был только призрак дружбы, а не дружба, были ложные отношения» (Бакунину 12 — 20 ноября 1837; там же, с. 213). Затем ссора преодолевается, Белинский снова объясняется Бакунину в любви: «Мое сердце горит любовию к тебе, и с каким бы упоением обнял я тебя в эту минуту, как страстно поцеловал бы я тебя Ь> (Бакунину 20 — 21 июня 1838 r.; т. XI, с. 234). «Между нами слово мы имеет особенное значение. Наше мы образует какое-то Я» (Бакунину 13- 15 августа 1838 г:, там же, с. 273). А через два месяца, 12 октября 1838 r., опять: «Нет, не было и нет между нами дружбы... Ложные отношения произвели ложные следствия» (там же, с. 328).

Эти колебания — не столько результат идейного развития и выявления мировоззренческих расхождений обоих мыслителей, сколько свойство самой романтической дружбы, в которой эмоциональное влечение не сочетается с подлинным взаимопониманием. Горький опыт заставляет <неистового Виссариона» понять, что «дружеские отношения не только не отрицают деликатности, как лишней для себя вещи, но более, нежели какие-нибудь другие, требуют ее... Деликатность и свобода — вот основания истинных дружеских отношений» (письмо Н. В. Станкевичу, 29 сентября — 8 октября 1839 r. там же, с. 406 — 408).

Чтобы преодолеть истерический надрыв, Белинскому нужно было реализоваться сексуально. Характерно, что после женитьбы (в конце 1843 r.) из писем Белинского «полностью исчезают самоанализ и пси-

Обложка.
DJVU. Дружба[4-е изд., перераб. и доп.]. Кон И. С. Страница 120. Читать онлайн