3. ПСИХОСИНТЕЗ.

Для психологии понятие психосинтеза не является новым, однако является малоизвестным. Первым его ввел в употребление итальянский психиатр, ученик Фрейда Р. Ассаджиоли. Им была основана особая психотерапевтическая школа, со своим пониманием структуры личности. Так появился на свет практический психосинтез, основная цель которого построение новой личности как таковое. Психосинтез понимается еще и как непрерывное взаимодействие и борьба множества разных, в том числе противодействующих сил с объединяющим центром, который постоянно пытается управлять ими, согласовывать их между собой и использовать. Перечисленными взглядами психосинтез не исчерпывается. Кроме того, он как практикующая школа, применяет множество методик психологического воздействия, нацеленных в первую очередь на развитие и совершенствование личности, а затем - на гармонизацию ее отношений с Я и все более полное объединение с ним.

Как мы видим, у психосинетической теории есть свой опыт. Нельзя сказать, что мы оставили без внимания этот опыт, то есть пренебрегли им. И хотя в психосинтезе, как и в психоанализе, отчетливо прослеживаются философские корни, но все имеющиеся на сегодня понимания психосинтеза не являются даже приближенно диалектико-материалистическими, марксистскими, а значит приемлемыми для нас. Это толкает нас на путь самостоятельного поиска в этой области.

Но, все по порядку. Само философское понятие синтеза является довольно широко известным. Разберемся сперва с его значением, а уже затем перейдем к практической стороне вопроса. Анализ и синтез слова греческого происхождения, analysis - разложение и synthesis - соединение. В самом общем значении эти философские понятия означают процессы мысленного или фактического разложение целого на составные части и воссоединение целого из частей. В мысленных операциях анализ и синтез выступают как логические приемы мышления, совершающегося при помощи абстрактных понятий и тесно связанные с рядом мыслительных операций: абстракцией, обобщением и т.д. Логический психоанализ, а теперь думаю время перейти от философии к психологии , заключается в мысленном расчленении исследуемого объекта, в данном случае психики, на составные части и является методом получением новых знаний. Это несколько отличается от того, о чем мы описали в главе Психоанализ, но на это есть свои причины. Там речь в основном шла о психоанализе, как методе лечения, а тут речь идет о психоанализе как о способе изучения психики, но чуть позже мы уберем кажущееся не соответствие. Расчленение целого на составные части позволяет выявить строение исследуемого объекта. Отмечу, что психоанализ Фрейда имеет две составных части. Первую, непосредственно анализ, в ходе которого выявляется причина психической травмы, и вторую, в ходе которой причина выводится из сферы подсознания с осознаваемую сферу и снимается. Если посмотреть на такой психоанализ пристально, с позиции норм философии, то мы смело можем отметить, что тут имеет место разделение психоанализа на его мыслительную и практическую часть. Может быть, я слишком много внимания уделяю анализу не в «его главе», но думаю, это стоит того, поскольку позволяет рассмотреть синтез в связи с ним. А это для нас важно не только потому, что именно так эти понятия рассматриваются в Философии, но и по тому, что позволяет провести границу между психосинтезом и психоанализом и показать их различия и единство. Как психологическое понимание психоанализа вытекает из философского понятия анализ, так и психосинтез является лишь адаптированным к Психологии философским понятием.

Цель психоанализа познание частей как элементов сложного целого - психики. Однако анализ приводит к выделению сущности, которая еще не связана с конкретными формами ее проявления: единство продолжающее оставаться абстрактным, еще не раскрыто как единство в многообразии. Великая загадка человеческой психики не имеет одного ответа даже для одного человека. Психосинтез, напротив, есть процесс объединения в единое целое частей, свойств, отношений выделенных посредством психоанализа. В психологии, как и в Философии, синтез дополняет анализ и находится с ним в неразрывном единстве. Нет ничего лучше психосинтеза для того, чтобы увидеть психическую картину в целом. И нет ничего лучше психоанализа, чтобы разложить целое на составные части в поисках главного для данной ситуации.

Мы подробно рассматриваем здесь психосинтез и психоанализ в их диалектико-материалистическом понимании, чтобы показать, что они являются не только мыслительными приемами, не и неразрывно связанны с объективным миром и практикой человека. Я также стремлюсь не допустить абсолютизации одного из этих двух процессов и обособление их друг от друга.

Хочу теперь остановиться только на психосинтезе, поскольку думаю, пришло время подробнее рассмотреть его. Какую целую картину нам позволяет увидеть психосинтез? Понятно, что это картина душевного состояния человека, его ценностей отношений, поведенческих ориентиров. Но вот лишена ли она противоречий? Нет, она как раз даже состоит из них. Она невозможна без них как единое целое. Почему? Пока оставим этот вопрос без ответа. Всему свое время, мы раскроем его позднее. Итак, эта картина, картина мира, представляет собой зачастую весьма противоречивое зрелище. В ней, казалось бы, каким то непонятным образом уживаются крайне противоположные явления. Порой человек может иметь два совершенно противоположных мнения на один и тот же предмет, причем он полагает, что это два различных мнения на различные предметы. Но весь парадокс состоит в том, что таких мнений не два, а спорных вопросов не один. Человеческая психика вообще состоит из противоречий непрерывно возникающих и разрешающихся, но это противоречия различного масштаба. Самые крупные из них осознаются психикой, самые мелкие же развиваются незаметно. Но бывают и такие случаи, увы, очень часто, когда даже серьезные, большие противоречия могут не осознаваться. И как следствие не разрешаться, отсюда и берется ситуация с многообразием взглядов на один и тот же предмет. Это ситуация когда сознание как бы уклоняется от разрешения ряда противоречий, а на самом деле подавляет их. При работе с таким индивидом становится очевидной его неосознанная запутанность в себе, она как бы находится в подсознании, а сами противоречия порождают массу психических проблем, ведь они далеко не всегда мирно уживаются друг с другом и порой не безобидны. К тому же находясь в подавленном состоянии противоречия, вырываются, порождая невроз. Такая «путаная» ситуация в наше время является безусловно следствием капиталистических отношений, где происходит острое столкновение ценностей и интересов общественных классов, экономических, политических, и социальных групп. В сознании простого человека, не связанного с прямым участием в этих процессах, как бы наслаивается противоречивая информация, она вступает в противоречие с его пассивной жизненной ориентацией, поскольку требует разрешения и действий. Она постепенно накапливается и подавляется, пока какая ни будь ситуация не вызывает кризис противоречий. Большую роль во всем этом играет подсознание, дело в том, что наличие в психике многих противоречий не осознается человеком. А в момент их кризиса сознание пытается подавить прорыв их, чем проблема загоняется в глубь. Итог - травма психики. Разумеется, человек может осознать, что с ним происходит и попытаться разрешить противоречие, тогда проблема снимается. Но, к огромному сожалению, такие случаи крайне редки, и для того чтобы события развивались в данном русле необходимо, что бы личность была достаточно сильной и грамотной, и по возможности как можно более целостной, то есть изначально менее противоречивой. Иначе, чтобы противоречий было не слишком много. Когда это одно - два накопленных противоречия это одна ситуация, но когда их пять - семь, или больше, совсем другая. Думаю, стоит привести пример позволяющий понять и масштабы возможной психической травмы, и ее причины. Простейший пример - реклама. Она создает массу психических травм своим вторжением во внутренние процессы человека, навязывая образы, мысли, желания она переориентирует деятельность человека, дезорганизует сознательные процессы. Реклама искусственно закрепляется, подсознательно подавляется, но периодически прорывается наружу в виде порой хронической неудовлетворенности собой. Реклама представляет собой обобщенный пример противоречия между естественными внутренними желаниями человека и навязываемыми ему извне, посторонними, потребностно не подкрепленными. Этот пример, разумеется, не является исчерпывающим картину, есть еще телевидение, радио, журналы и многое другое, но все это лишь носители. А где же суть, корневая причина? Это капиталистические общественные отношения, беспощадно эксплуатирующие человека, а в том числе и через его психику, и создающие в нем «неестественную» психическую ситуацию, когда он должен желать того, что ему может быть и не необходимо в данный момент, и отказываться решать реально существующие у него проблемы. Не редко встречается даже подмена ценностей и жизненных ориентиров индивида. Рожденные таким образом противоречия могут накапливаться, как уже говорилось наслаиваться, подавляться. Но все они накопленные, подавленные и прорвавшиеся в сознание в виде бессознательных символов, желаний и действий составляют порой очень устойчивые элементы картины. Психика упорно не желает от них отказываться, считая их своими, тогда, как они являются чуждыми ей. В такой ситуации психика индивида остро нуждается в коррекции, снятие лишних элементов, которые, существуя в форме подавленных противоречий, причиняют человеку страдания. Позднее мы внесем больше ясности в этот вопрос, но теперь самое время рассмотреть другую - практическую, сторону психосинтеза.

До последнего момента мы касались психосинтеза как мыслительного процесса, как способа понять. Но психосинтез еще и способ изменить. Точнее, психосинтез существует еще и как коррекция психики в целом. Психосинетический подход позволяет нам мысленно составить картину внутреннего мира индивида. Увидеть открывающуюся картину суммы всех подавленных противоречий, наслоения их друг на друга. По ходу отметим, что психоанализ не позволяет видеть эту совокупность. Затем задача психосинетика в ходе, как правило, не простой, и не одной, беседы помочь человеку осознать то, что в нем его, а что нет. Понять, как он устроен, осознать все эти противоречия, и те, что реально приносят ему страдания, и те, что могут их принести в ближайшее время. Увидеть сложную картину противоречивого внутреннего мира. Вывести из подавленного состояния мучающие человека элементы и нейтрализовать их. То есть сознательно разрешить подавленные и спрятанные в подсознание противоречия. Тут проявляется практическое единство психоанализа и психосинтеза, другими словами применение психосинтеза позволяет дополнить психоаналитическое лечение полнотой картины, это помимо коррекции психики в целом. И еще в таком случае психосинтез зачастую выступает как средство профилактики неврозов, и других более мощных разрушительных явлений. Неврозы, это патологические состояния, которые возникают под действием психотравмирующих факторов, значимых для данной личности. Действие невроза не носит непрерывный характер, он то проявляет себя, то на время исчезает. В наше время невроз является самым распространенным психическим заболеванием, количество неврозом с начала XX века возросло в 50 раз. В настоящее время нуждается в помощи психолога, психотерапевта каждый третий человек. Существует три основных вида невроза: неврастения (астенический невроз, около 70% всех невротических состояний), невроз навязчивых состояний, истерический невроз. «Для того чтобы возникла неврастения, необходимо психическое травматизирование, растяженное во времени, длительными повторными травмами, которые значимы для личности. Главный синдром при неврастении - астения - нет сил. Внутри каждого невроза существует основной психологический конфликт, при неврастении его можно выразить двумя словами - хочу, но не могу. Неврастения бывает у деятельных людей, у энергичных людей. Неврастения не появится у бездельников. На западе говорят, что это болезнь менеджеров, бизнесменов и др. Человек теряет трудоспособность, он только начинает работать, как он моментально устает и не может сосредоточится - не может смотреть на экран компьютера, бумаги и т.д. Начинается гиперестезия, все начинает раздражать, отвлекать. При этом ужасно хочется спать. Неврастеник не может заснуть - в голове начинает прокручиваться - это не так сделал, то не сделал и т.д., утром надо сделать колоссальное усилие встать, одеться. Он приходит немного в себя и потом опять быстро устает. Неврастения - это раздражительная слабость. Слабодушие с одной стороны, и эмоциональная лабильность с другой стороны. Беспокоят головные боли - сжимающая головная боль, «шапочка неврастеника». У больных наблюдается колебания АД, симпатоадреналовые кризы, вазоинсулярные кризы, тахикардия (не больше 120), единичные экстрасистолы, неприятные ощущения в животе, диспепсические явления по поводу чего обращаются к врачу. Самое главное отдифференцировать проявления неврастении и проявления соматических заболеваний. Неврастеник может так жить долго. Знаменитый хит неврастеника - это «на недельку до второго, я уеду в Комарово» - все это событие отодвигается и отодвигается. Лечение заключается, в том чтобы выбить его из заколдованного круга. Необходимо отдохнуть, сменить обстановку. Если подходить с рациональной стороны, то надо научить жить человека правило - очень важен жизненный ритм - во время работать, есть, спать, отдыхать, поддерживать в себе силы (баня, пробежки и т.д.). лекарственная терапия - витамины, ноотропы. Психотерапия очень важна в лечении неврастении - желание надо соотнести с возможностями» [Лекции по психиатрии].

На невроз навязчивых состояний приходится 15% всех страдающих неврозами, и хотя он не является таким распространенным, как неврастения, но приуменьшать его значение не стоит.

«Для возникновения этого невроза очень важно чтобы была акцентуация характера по тревожному типу, психастеническая психопатия. В самом названии звучит характеристика - легкое возникновение навязчивых состояний, идей, страхов, действий, движений. Происходит все в разных сферах - идеаторная (навязчивые идеи), аффективная (навязчивые страхи), кинетическая сфера (навязчивые действия). Навязчивые явления - то явления, которые приходят в сознание человека, с чувством чуждости, ненужности. При этом человек понимает что это чуждое ему, необычное, борется с этим, но как правило у него ничего не получается. Он вынужден жить с этим явлением, которое расширяется. Навязчивые явления характерны для всех, особенно когда человек устает - закрыл дверь или нет, выключил газ или нет, и человек возвращается домой чтобы проверить. Привязалась мелодия, и отвязаться от нее трудно. Описаны такие случаи и в литературе, например у Марка Твена рассказ «Режьте, братцы режьте», у Чехова - навязчивое воспоминание - «Лошадиная фамилия». Навязчивые идеи бывают безразличного содержания - воспоминания, а бывают неприятного содержания - огульные мысли - человек приходит в церковь и у него возникают циничные мысли в отношении святых и т.д., и человек мучается от них. Навязчивые страхи - фобии. Современное американское руководство насчитывает 379 страхов - страх публичного выступления, темноты, покраснения, закрытых помещений и др. Здесь очень четко срабатывает вегетативная сфера. Например при страхе закрытого пространства человек не может ехать в лифте, не может пользоваться метро, автобусом, и другим транспортом. Находясь дома у него всегда открыта дверь в комнату, потому что если пространство становится закрытым, то у него моментально наступает вегетососудистый срыв - начинается тахикардия, темнеет в глазах, покрывается потом, может упасть, не хватает воздуха. Это не просто нечто психическое, это тесная связь психического, вегетативного, соматического. Фобии бывают ипохондрического содержания - человек боится сердечного заболевания (кардофобия), онкологических заболеваний (канцерофобия), и т.д. Человек дезадаптирован, но всегда при этом сохраняется критика - «у меня есть неполадки в сердце, я могу умереть от этого, но это вероятно все пройдет». В основе невроза навязчивых состояний лежит астеническая симптоматика. Тревожно-мнительные черты как-бы утрированы, выходят на первый план. Психологический конфликт - «хочу, но нельзя». Тут велика роль запретов. Например, хорошая женщина изменила мужу, после чего в своих представлениях она стала считать себя плохой. Как-то раз говоря с мужем она стряхнула крошки со своего платья, и в это время она считала что, это не платье грязное, а она. Сначала у нее появился страх загрязнения, а потом навязчивое движение - ей постянно надо было смотреть и стряхивать свое платье. Формируются навязчивые действия их страхов. Например мытье рук, при страхе загрязнения микробами. У одной больной посещение туалета с мытьем рук уходило 6 часов, что сопровождалось вегетативными реакциями. Другой пример: больная ложась спать вешала платье на спинку стула, затем видела, что оно криво висит, и поправляла его, всю ночь. Спать она не могла» [Лекции по психиатрии].

Истерический невроз, как и невроз навязчивых состояний, охватывает примерно 15% всех страдающих неврозами. Это самый яркий невроз, он известен людям с древнейших времен.

«…Считалось, что истерией болеют исключительно женщины, но потом выяснилось что на 9 женщин страдающих истерией приходится 2 мужчины. Истерия - это многоликое заболевание. Истерия - это великая симулянтка, но больной при этом не симулянт. Больной страдает по настоящему. Истерия может имитировать любое заболевания. Для истерии необходим определенный тип личности - акцентуации по демонстративному типу, истерическая психопатия. Внутренний конфликт заключается - "хочу, но не дают". Психоанализ возник, как раз на примере истерии. Потому что, можно быстро понять конфликт, в толковании сновидений, оговорок, ошибок, а в прямую туда не пройти. Примером, может быть сублимация - сексуальная энергия направляется в другое русло - так возникают многие произведения. Механизм появления истерической симптоматики - психотравмирующие ситуации. Симптоматика - это уход в болезнь, уход от реальности. В болезни человека примут, будут уважать, жалеть и т.д. Человек уходит в болезнь, потому что это выгодно. Например, человек не справляется с ситуацией, и говорит себе: " я же болен, раз болен значит и спрос мал, и я буду болен, до тех пор пока будет перспектива работать". Когда кончается эта перспектива, человек выздоравливает. Например, Ирвин Шоу описывал Чарльза Дарвина - когда перед Дарвиным ставилась какая-то сверхзадача, крайне для него неприятная, он заболевал - у него возникали острые боли в животе, кончалась ситуация и боли проходили. Это типовая биологическая, приспособительная реакция ("реакция мнимой смерти"). Болезнь возникает по механизмам условной привлекательности. Пример: мужчина уехал в Казахстан, сейчас его оттуда выгнали. На работу его взяли, а квартиру не достать, не обменять. Никаких перспектив нет. Как жена телеграмму даст, у него подъем АД, как по телефону жена скажет, чтобы быстрее приезжал, так у него острый живот. Потом у него появились симптомы бронхиальной астмы. Перед женой есть оправдание - болезнь. Картина истерии совершенно разнообразна - параличи, слепота, глухота, беременность, которые развиваются обязательно в присутствии публики. Сейчас люди при истерическом неврозе показывают внутренние болезни. Истерия совершила инверсию, она обернулась с ярких демонстративных проявлений во внутрь. Чаще всего жалуются не сердце, мигрень, острый хондроз. Самое главное, что больное по-настоящему страдает» [Лекции по психиатрии].

Проблема неврозов начала волновать цивилизованное человечество, начиная с первых десятилетий ХХ века, примерно с этого же времени многие ученые заинтересовываются происхождением неврозов. Их живо волнует, то, как с ними бороться. Вот что писал на счет исцеления неврозов Вильгельм Райх: «Неврозы, в принципе, излечиваются с помощью устранения источника их энергии - сексуального застоя» [Райх В. Функция оргазма]. Проблема нравственных границ исторически не актуальных, с чудовищно вредными последствиями для психики встает в списке причин неврозов за номером один. Второе место ученые постепенно отводят социально-экономической среде жизни человека. Несмотря на сопротивление, которое встречают исследования происхождения и форм предупреждения неврозов даже в психоаналитических кругах, этот процесс идет довольно быстро. Уже к середине ХХ века многие ведущие исследователи приходят к выводу, что причина неврозов кроется не просто в каких-то субъективно неприемлемых проявления общественной жизни, но в самом общественном строе. Вывод вырисовывается сам собой: путь исцеления общества это путь его изменения, преобразования в новое общество, построенное на иных принципах.

Удручающая картина распространения неврозов в современном обществе, несомненно, выражает его душевный кризис, который, тем не менее, есть только отражение кризиса самой системы отношений - капитализма. Однако мы уклонились от темы, вернемся к психосинетике. Как общее резюме можно отметить, что психосинтез дополняет психоанализ, а не создает какой-то обособленной научной теории. В данном случае речь идет о развитии психологии, в условиях психо-катострофичных для нашего общества.

Должен остановиться еще некоторое время на противоречиях в психике. Дело в том, что противоречия в психике далеко не всегда источник травм, они не обязательно приводят к неврозам, поскольку являются и нормой. Психика человека вообще явление противоречивое. В ней происходит процесс непрерывного разрешения старых противоречий и возникновения новых, это повторюсь, нормальное явление. Но вот совсем другое дело, когда происходит внешнее вмешательство в процессы, а оно, поскольку человек неотделим от общества, а значит и его отношений, происходит всегда. Но если психика достаточно мобильна и при этом устойчива и у человека сформированы довольно прочные ценности, то такому человеку намного легче. «Внимательный человек» с сильной функцией сознания, пропуская противоречия через него, разрешает их, «невнимательность», отключение сознания ведет к «проглатыванию» противоречий, их подавлению. Тут мы видим пример бессознательного подавления противоречий, тогда как оно может носить и сознательный характер. При этом внимательность и невнимательность человека к его противоречиям происходит из его внутренней психической структуры определяемой формирующими ее общественными отношениями. К сожалению, мы живем в эпоху позднего капитализма, когда происходит естественная борьба буржуазных и социалистических ценностей внутри у каждого. В условиях длительного протекания этой борьбы, на протяжении всей жизни, противоречия этого рода то и дело, то возникают, то разрешаются. При этом имеет место много сильно действующих внешних факторов, об одном из них - рекламе мы уже говорили. Отмечу колоссальные перемены, произошедшие с рекламой за последние 40-50 лет. Если еще в 30-е годы реклама строилась преимущественно на ассоциациях с положительными вещными образами, то теперь ставка делается на ассоциировании товара с жизненными ценностями, такими как дружба или любовь. Если он противоречит этим ценностям, а это зачастую так, то возникает внутреннее противоречие, поскольку сама эта ассоциация легко, не критически, воспринимается индивидом, а затем противоречие как неосознаваемое подавляется. Некритическое восприятие, еще одна серьезная проблема современной психологии. Такое восприятие создает людям массу проблем. Широко известен опыт с сигаретами и алкоголем. Когда эти разрушительные товары, грамотно проассоциированные и некритически воспринятые индивидом как материальное воплощение тех духовных ценностей, с которыми они проассоциированы, вызывали серьезные психические проблемы. Реально же эти товары не только не являются материальным отображением этих ценностей, таких как счастье, например. Но напротив несут в своей природе обратный, не созидательный, а разрушительный эффект. Причем речь не только о химическом разрушении психики, происходит дискредитация моральных ценностей и переориентация психики. Человек больше не верит в счастье, поскольку он переориентирован на его покупку в виде материального носителя, образа счастья. Который на деле в ходе первой, стадии ассоциации создает иллюзию приближения к образу. Но после индивид ощущает несоответствие, но оно не осознается, а негативное ощущение является лишь признаком психического подавления несоответствия, поскольку привязанность образа и его носителя становится устойчивой из-за постоянного внешнего «подтверждения». Реклама этих товаров вездесуща, а восприятие индивида не критично. Таким образом, психика переориентируется на погоню за покупным счастьем, а индивид на поглощение не нужных ему товаров. Это тем более легко, что большинство людей и так ориентированы в большой степени на обладание, а не на бытие. Так через психику капитал эксплуатирует человека, подменяя его интересы. Беда в том, что такая личность, прочно попавшая в паутину общества потребления на долго выводится из творческого жизненного процесса, основополагающего в создании предпосылок коммунизма еще в рамках капиталистического общества.

Как можно назвать описанные выше факторы? Это так называемые задерживающие факторы, поскольку они тормозят преобразование буржуазной психики в социалистическую, стремятся не допустить смену ценностей и потому постоянно вторгаются во внутренний мир человека. Печально еще и то, что человек буржуазного - материально ограниченного и потому фетишистски ориентированного на материальные ценности общества предрасположен, попадать в такие капканы.

Наибольшую проблему для психики представляют не разрешенные, и потому подавленные противоречия, ушедшие вглубь. Психосинтез как психологический инструмент открывает нам психику человека как единство в многообразии противоречий. Единства подверженного постоянному движению, возникновению, разрешению либо подавлению противоречий. Когда эти противоречия развиваются, то есть возникают и разрешаются, личность развивается полноценно, но вот только они начинают подавляться, и происходит сбой. О том, как избежать этого и вернуть человека в русло нормального, прогрессивного протекания психических процессов мы более подробно поговорим в других главах.

В завершение этой главы я не стану подобно Эриху Фромму предлагать подвергнуть общество психическому лечению как выходу, а предложу ликвидировать сам источник большинства психических заболеваний - капиталистический строй. Поскольку только после этого можно действительно избавить людей от множества психических травм и заболеваний. К сожалению, должен признать один весьма неприятный факт, возможно, он для многих так же очевиден. Наше общество, а это касается представителей всех классов, в большей или меньшей степени, больно. Но эту болезнь без ликвидации ее причины излечить нельзя, сколько бы мы не побеждали невроз в отдельно взятых людях. В этих условиях общественной жизни психосинтез выступает как средство коррекции психики. Увы, пока мало применимое.