Симоронские истории.

Глава 6. Из мира фауны.

О насекомых.

Каждой весной, едва начинало припекать солнышко и деревья облачались в белое покрывало цветов, наша квартира подвергалась яростным атакам комаров. В жаркое время балконная дверь в комнату открывается настежь. И вечером стаи кровососов слетались на пирушку. К полуночи жужжание неумолимо нарастало. Крылатые создания облепляли стены, потолок, кружили по всему помещению. Самые нетерпеливые пикировали на потенциальную жертву, рискуя быть размазанными. Но большинство ожидало благоприятного часа, когда огромные, неуклюжие резервуары с драгоценной алой жидкостью улягутся в постель. Каждая ночь превращалась для нас с женой в тяжелую пытку. Комары назойливо гудели над ухом, то и дело впивая в кожу острые жала.

Стоило задремать, как звонкий шлепок прогонял сон. Попытки укрыться с головой были бесплодны, так как становилось нечем дышать. Воспаленный мозг сверлила одна-единственная мысль: когда закончатся эти мучения? Битва в темноте продолжалась до четырех-пяти часов утра, и, вконец обессилев, мы засыпали. Наутро вставали вялые и невыспавшиеся, обнаруживая на подушке кровавые следы.

Были задействованы разные способы защиты. Перед сном я устраивал настоящую охоту, с газетой в руках уничтожая комаров на потолке и на стенах. Жена возмущалась моей неаккуратностью: "Комаров надо убирать тряпочкой, а не шлепать со всей дури!" Последствия охоты приходилось затирать побелкой. Но на смену истребленным насекомым моментально прибывали новые эскадрильи.

Мы пробовали закрывать дверь на балкон и, обливаясь потом, терпеливо переносили духоту. Но и эти старания были напрасны - стоило выключить свет, приоткрыть дверь и забраться под простыню, как ненасытные летуны заполняли пространство. Теща повесила марлевую занавеску, и все равно комары просачивались сквозь какие-то незаметные щелочки. Мы пробовали натираться перед сном пахучим вьетнамским бальзамом "Золотая звезда", от которого кожа горела огнем.

Исчерпав все доступные методы, я вспомнил о Симороне. Поблагодарил комаров за предупреждение о возможном полном истощении от бессонных ночей и сплясал танец. Во время танца возник образ Царицы Комарихи в декольтированном платье. На длинном зазубренном носу блестело пенсне, в мохнатых лапках мелькали спицы. Восседала Комариха на бамбуковом троне, а по бокам стояли слуги в бархатных ливреях и специальной жидкостью полировали ей крылья. Царица выглядела очень довольной. Танец завершился мантрой ЛАБРИГОТ.

Вечером, улегшись спать, я снова услышал знакомое жужжание. Закопошились сомнения: неужели не получилось? Успокоив себя тем, что верховный указ Комарихи не дошел до широких народных масс, я стал твердить мантру и представлять Царицу во всей красе. Первые две недели ощутимых сдвигов не чувствовалось. Однако отступать было некуда, и я продолжал работать с мантрой и образом.

Сон приходил быстрее, и с каждым разом комаров становилось все меньше. Скоро они исчезли окончательно, лишь изредка залетал заблудившийся комарик. Практически все лето комаров не было. Следующие два года прошли под покровительством Царицы Комарихи. Иногда, чтобы проверить мою бдительность, прилетал одинокий гонец-камикадзе. Наткнувшись на неизменный ЛАБРИГОТ, он улетал восвояси или погибал смертью храбрых при исполнении служебного долга.

Набравшись наглости, я задумал разобраться и с тараканами, которые давно и основательно оккупировали квартиру. Стоило выйти ночью на кухню, как толпы рыжих усатых паразитов разбегались по столу, раковине, линолеуму. А некоторые заматеревшие тараканища, не пугаясь нашего присутствия, разгуливали по комнате, неспешно волоча набитое брюхо. Ничто не брало нахальных усачей: ни тараканьи ловушки, ни яичные желтки, пропитанные борной кислотой, ни китайские карандаши. Не действовала и ядовитая жидкость, добытая где-то тещей и разъедающая даже пластмассу.

Воодушевленный великим переселением комариного народа, я ограничился одним благодарением. Полчища тараканов предупреждали о том, что они могут угрожающе расплодиться. Все: одежда, посуда, пища - может быть усеяно тараканами, и нам придется спасаться бегством.

Поневоле вспомнился пикантный эпизод из бурной студенческой юности. Около четырех часов ночи я был разбужен судорожным стуком в дверь моей комнаты в общаге. На пороге стоял Димка - закадычный друг, однокашник и неизменный собутыльник. Он мотал лысоватой головой и взывал к милосердию. Димка проснулся от ужасного грохота в ухе - туда залез таракан. Покопавшись в пакете с лекарствами, я отыскал одноразовые шприцы и закачал приятелю в ухо изрядный объем воды. Усатый зверюга затих, а наутро врач извлек утопленника из Димкиного уха.

Поблагодарив тараканью орду, я подарил ей душевное равновесие в виде нескольких спелых кукурузных початков, установленных шалашиком. Кукурузные зерна осыпались, и их внутри шалашика склевывал толстенький снегирь с ярко-красной грудкой.

Отныне, увидев очередного таракана, я смотрел воображаемый кинофильм "Дитё кукурузы". Откровенно говоря, тараканы меня не очень раздражали, и особого внимания я им не уделял. Процесс их исчезновения прошел незаметно. Однажды я понял, что насекомые давненько не попадались на глаза. На всякий случай спросил жену, и она подтвердила, что тараканы пропали.

Около года они не посещали наши края. А потом совершили несколько робких групповых попыток покушения на жилплощадь. Я спохватился и возобновил работу с кукурузным шалашом и снегирем, и с тех пор тараканов в квартире нет. Отдельные крупные экземпляры время от времени забредают на запретную территорию, но я немедленно делаю им ПВБ, обращаюсь к любимой одним из вождей зерновой культуре, и они дематериализуются.

Нынешним летом пришлось опять ПВБекнуть. На двери подъезда висело объявление:

"По просьбе жильцов дома в ближайшее время будет проводиться санитарная обработка с целью уничтожения тараканов. Исключительно в квартирах желающих и за определенную плату. Рекомендуем проявить активность во избежание миграций насекомых в соседние квартиры. Граждане! Ударим дружной травлей по тараканам!"

Прочитав творение неизвестного гения, я произнес ПВБ, и ни единого эмигранта на нашей территории обнаружено не было.

А вот аналогичный рассказ Папы.

-- Несколько лет назад нас замучили комары. Зима, на улице 20 градусов мороза, а тут не можешь заснуть от комариного писка. Каждый вечер я отлавливал комаров пылесосом. Но все равно они ночью просачивались в квартиру. А если проснешься посреди ночи, то уже заснуть нелегко - мешает надоедливый комариный писк, легко различимый даже из-под одеяла. Утром невозможно было заниматься йогой. Стоило принять статичную асану, как пищащая эскадрилья устремлялась на меня. Наконец, терпение лопнуло, и я вспомнил о Симороне. Сначала поблагодарил комаров.

- Я благодарю вас, уважаемые комары, за предупреждение о том, что до самой смерти я буду вынужден засыпать под ваше назойливое пение, и мне нигде не удастся от вас скрыться.

Затем комарам был посвящен танец и получена мантра. Комары быстро исчезли. Эта история имела продолжение. Я живу на первом этаже. У нас в подвале все время были огромные вонючие лужи, так как водопроводчики сливали воду из системы отопления прямо в подвал. Я спросил знакомого слесаря, можно ли что-нибудь предпринять, чтобы лужи исчезли? Он ответил, что ничего нельзясделать - при строительстве дома были допущены серьезные ошибки.

Через полгода у меня на кухне потек кран, и я вызвал слесаря. Он появился поздно вечером, потому что менял в подвале трубы. Пока он чинил кран, я поинтересовался, как они работают в подвале при наличии огромных луж. Слесарь ответил, что луж нет и в помине - он прочистил засорившиеся стоки.

Таким образом, работая с комарами, размножавшимися в этих лужах, я одновременно работал с самими лужами, специально не задумываясь об этом. Такое часто бывает во время симоронской работы.

Рябиновские любители свеколки.

Есть в Подмосковье дачный поселок - Рябиновка. Издавна славилась она небывалыми урожаями свеклы, моркови, огурцов и прочих овощных культур. Но случилась беда - посадки были атакованы полчищами серых вредителей - мышей. И местные садоводы, огородники, селекционеры-любители и мичуринцы в лице Анны воззвали к Симорону. Аня работала вместе с моей женой и неоднократно подбрасывала различные заказы. Я не удивился, услышав от нее знакомый вопрос: "Вадь, ты мне не симорнешь?"

Оказывается, мыши уже не первый год "помогают" Ане в сборе урожая, а прошлым летом коварные грызуны неимоверно расплодились и буквально опустошили ее плантации. Особенно по вкусу пришлась им Анина свеколка, и весь урожай сладкого корнеплода отправился в мышиные желудки. Морковке тоже был нанесен большой урон. Не побрезговали мыши и огурчиками. Грядки были изрыты подземными ходами, и повсюду образовались ямы.

Анна испробовала все известные ей методы борьбы. В Институте Садоводства ей удалось добыть новейший импортный препарат. Но вонючая заморская жидкость оказалась слабовата для рябиновских норушек. Засыпание нафталина в мышиные катакомбы также не возымело ожидаемого эффекта. В похожей ситуации очутились и другие рябиновские дачники. Перед началом очередного дачного сезона Аня надумала прибегнуть к помощи Симорона.

Психология bookap

Для начала я поблагодарил Анечку за сообщение о возможном массовом опустошении российских полей и огородов. Что если договориться с мышиным королем? - пришло в голову. Хаотичные цветовые пятна на трэке быстро собрались в конкретный образ. Мышиный король имел солидный вид: блестящая лысина, закрученные вверх усы и необъятный живот, свисающий до земли. Из кармана жилетки выглядывали часы "Павел Бурэ" на массивной золотой цепочке. Пыхтя и отдуваясь, король едва переставлял лапы. Я подарил императору объемистую тачку, в которую тот незамедлительно погрузил живот и с достоинством покатил ее. Однако какой-то изюминки не хватало. И тут монарх негромко замурлыкал хит сезона: "Ты скажи, ты скажи, чё те надо, чё надо. Может дам, может дам, чё ты хошь..." Я понял, что переговоры на высшем уровне завершились успешно. Описав Ане облик короля мышей, я поручил воспроизводить его, сопровождая незатейливой песенкой.

В самый разгар лета я вновь встретил Аню. Она не преминула похвастаться, что мышей нет и в помине. На дачном участке полный порядок, и ожидается плодоовощное изобилие. А в огороде объявился грозный сторож. Несколько раз на грядках со свеклой Аня замечала толстого ужа, который лениво нежился на солнышке. Более того, мыши исчезли во всем поселке, и рябиновские труженики полей и огородов вздохнули свободно. Осенью Анна собрала обильный урожай и притащила нам целую сумку отборной сахаристой свеклы.