Симоронские истории.*


* Часть историй написана от лица одного из авторов - Вадима (Бороды) или Папы (симоронское прозвище). В некоторых историях повествование ведется другими симоронистами или симоронистками.

Большинство имен изменено, названия почти всех городов изменены на Урюпинск.


Алиса рассмеялась.

- Это не поможет! - сказала она. - Нельзя поверить в невозможное!

- Просто у тебя мало опыта, - заметила Королева. - В твоем возрасте я уделяла этому полчаса каждый день. В иные дни я успевала поверить в десяток невозможностей до завтрака.

Л. Кэрролл. Алиса в Зазеркалье

Глава 1. Истории о любви. симоронская семейная терапия.

Снятие венца безбрачия.

- Да, дитя мое! - вздохнул Гудвин. - Заметьте, никто, никто в мире не знает, что я - Великий Обманщик, и мне многие годы приходиться хитрить, скрываться и всячески дурачить людей. А вы знаете, это нелегкое занятие - морочить людям головы.

А. Волков. Волшебник Изумрудного города

Мне довелось работать с молодой дамой, которая никак не могла устроить свою личную жизнь. Горестно вздыхая, Катерина пожаловалась на то, что ее преследует какой-то злой рок. И дело было не в том, что она отличалась непривлекательной внешностью или крайней застенчивостью. Наоборот, беседуя с ней, я с удовольствием отметил и красивую, стройную фигуру, и очаровательное лицо с большими карими глазами, и приятный грудной голос, и открытость в общении, и манеру одеваться со вкусом.

Женихов у Кати хватало, но чуть дело подходило к свадьбе, они как будто проваливались сквозь землю. Катя знакомилась со следующим молодым человеком, они встречались, гуляли, испытывали взаимные чувства, и внезапно, безо всяких ссор или объяснений кавалер исчезал бесследно. Потом выяснялось, что ухажер был алкоголиком, или наркоманом, или с уголовным прошлым. В общем, как выразилась Катя: "Попадавшиеся мне женихи относились к "отбросам общества", хотя по внешнему виду этого никак не скажешь". А в последний год женихи и вовсе пропали.

Катя уже отчаялась услышать бравурные звуки марша Мендельсона. Но выведала у знакомых, что в Москве существует очень необычная и веселая школа волшебников - Симорон и отправилась туда. Я кратко рассказал ей, что такое Симорон и что одна из его задач - работа с преградами, возникающими на жизненном пути. Вместо того чтобы проламываться сквозь них или отступать под их напором (как мы обычно делаем), предлагается отблагодарить препятствие за предостережение о более серьезных неприятностях.

После моих объяснений Катя, волнуясь и краснея, торжественно произнесла вслух примерно такую речь:

- Я благодарю всех вас, мои дорогие женишки, за то, что вы предупреждаете меня о том, что я до глубокой старости так и не смогу связать свою судьбу с достойным избранником. Мне будут попадаться одни "отбросы общества", и я закончу свои дни, горько рыдая о никчемно прожитой жизни. Понимаю, что вы возникли на моей дороге не для того, чтобы погубить меня, а чтобы показать, что я заблудилась и что с вашей помощью я вернусь на путь истинный.

Произнесенный искренне, вдохновенно, с чувством юмора, монолог благодарения позволяет остановить лавину препятствий, жизненных неудач. В случае с Катериной мы имели дело с вихрем, то есть не с одним, а с цепью неблагоприятных событий. Для работы с вихревыми ситуациями в Симороне есть несколько методов. Один из них - переименование с поиском корня. Для этого необходимо найти корень вихря - первый момент, когда возникла проблема. Далее возможны два варианта. Первый - найти благодарственный поступок по отношению к сигнализатору (тому, с чьей "помощью" возникла проблема). Второй - шагнуть назад, в предшествующий момент, когда все вокруг было безоблачно, и разыграть корневой эпизод по новому сценарию. Мы с Катей выбрали первый вариант.

Оказалось, что неудачи в Катиной личной жизни - лишь верхушка айсберга. Каждый раз, когда очередной жених "испарялся", на Катю наваливалась тоска одиночества и отчаяние. Впрочем, подобные чувства посещали Катю с давних пор, и не всегда они были связаны с любовными переживаниями. А появились эти чувства в глубоком детстве. Отношения отца с матерью не ладились, он беспробудно пил и ушел от них, когда Катя была совсем маленькой. В процессе нашей работы она последовательно вспомнила несколько случаев, когда испытала чувства одиночества и ненужности, и мы быстро вышли на первый эпизод.

Зима. Поздний вечер. За окном завывает метель. Маленькая Катя лежит в своей кроватке. Сквозь приоткрытую дверь пробивается яркий свет, доносится музыка, звон тарелок и бокалов, оживленные возгласы и смех гостей. Катя очень любит гостей, ей не спится и неудержимо хочется туда, где происходит что-то необычайно интересное. Соблазн слишком велик, и наконец она не выдерживает и громко зовет маму. Входит раздраженная мать, которую отвлекли в самый разгар вечеринки. Довольно грубо она набрасывается на Катю, требуя, чтобы та немедленно перестала капризничать. Жалобы и слезы девочки еще больше злят мать , и она уходит, плотно закрыв дверь. Катя опять остается одна в темной пустой комнате, в холодной кроватке, отвергнутая и никому ненужная. Пожалуй, впервые она испытала столь горькое одиночество и разочарование. Долго Катя ревела в подушку и не могла уснуть.

То, что произошло с Катей, не случайно - видимо, матери в тот момент самой не хватало тепла и душевного равновесия (несмотря на развеселую компанию), иначе она бы так не поступила. Значит, Кате надо сейчас, задним числом, выдать матери душевное равновесие.

Катя вспомнила благодарственный поступок по отношению к матери. Как-то вечером они сидели обнявшись на Катиной кроватке, и мама читала вслух "Волшебника Изумрудного города". В этот момент им было очень хорошо друг с другом, Катя чувствовала благодарность и любовь к матери. Чтобы закрепить этот факт, Кате было выбрано имя: "Я та, которая читает с мамой "Волшебника Изумрудного города"" взамен старого: "Я та, которая плачет в подушку, отвергнутая матерью". Я посоветовал Кате повторять новое имя, чтобы изменить все события, связанные с чувством одиночества и разрешить проблему замужества.

Услышав про "Волшебника Изумрудного города", я сразу почувствовал, что имя выбрано точно и мы на верном пути. Потому как сам в детстве много раз перечитывал ее и мысленно шагал с героями по дороге из желтого кирпича. Это явно был сигнал поддержки.

Недавно я из любопытства вновь открыл эту книгу и с восторгом понял, что это все - о нас. Вспомним, какие заветные желания были у героев книги. Забавное соломенное чучело Страшила мечтал получить мозги, хотя был совсем неглуп, и частенько его мудрость выручала друзей из беды. Железный Дровосек очень хотел иметь настоящее сердце, но и без того был способен горячо любить. А Лев считал себя трусом, хотя в действительности проявлял чудеса храбрости и отваги.

И что сделал Великий и Ужасный Волшебник Гудвин (а на самом деле маленький человечек из Канзаса), чтобы воплотить их мечты? Будучи наблюдательным, он заметил, что у друзей уже есть все качества, о которых они просили. Но спектакль должен быть доигран по всем правилам, и Великий Обманщик торжественно подсунул: Страшиле - мозги (кулек с отрубями и булавками), Дровосеку - шелковое сердце, набитое опилками, а Льву - блюдо со смелостью (шипучий квас с примесью валерьянки). Друзья ликовали - мечты сбылись!

Знакомый сценарий? Для того чтобы разрешить проблему или исполнить сокровенное желание, нам требуется некий спектакль. Существует множество театральных жанров, так же как у Гудвина существовало множество масок, в которых он появлялся перед путешественниками: Живая Голова, Морская Дева, Огненный Шар. Но в отличие от Гудвина, Симорон Степаныч не прячется за всевозможными масками, а открыто признает их существование. Все они для него равнозначны. Он с легкостью и юмором меняет одну маску на другую и в конечном счете приглашает сбросить всякие маски. Симорон позволяет вспомнить о своих безграничных возможностях волшебника, о которых мы, как Смелый Лев из сказки, или забыли, или перестали верить в них.

Имя, принятое и утверждаемое отныне Катей в повседневной жизни - это новая маска, позволяющая ей почувствовать в себе волшебные способности и изменить свою судьбу к лучшему.

Во время беседы с Катей открылась другая проблема - конфликты с отцом. Он жил отдельно и продолжал пьянствовать, а напившись, мог позвонить Кате и наговорить гадостей. Кроме того, отец регулярно сокрушался, что она не выходит замуж. Оставить эту проблему без внимания мы не могли, и папаша был переименован. Диагностическое имя звучало так: "Я тот, который преследует и оскорбляет Катю", а новое имя: "Я тот, который открывает сундук с самоцветами"*. Оно получилось в результате переименования через трэк. На третьем экране возникла следующая картинка: невероятных размеров деревянный сундук, обитый ржавыми железными полосами. На сундуке висит тяжелый амбарный замок. Внезапно замок падает, и крышка сундука медленно, со скрипом поднимается. О чудо! От сундука исходит ослепительное сияние - он доверху наполнен драгоценными камнями, сверкающими всеми оттенками.


* В дальнейшем мы часто будем опускать диагностические имена, которые легко восстановить из контекста.


Когда я писал эти строки, то вспомнил, что в комнате, где мы работали с Катей, ныне стоит громадный сундук с железными полосами. Правда, пока без каменьев. Воистину Симорон неисчерпаем по части сюрпризов!

Катя с энтузиазмом примеряла новые маски. Вспоминая об отце и общаясь с ним, она повторяла как заклинание: "Я тот, который открывает сундук с самоцветами". Отец стал гораздо реже беспокоить ее. А если и звонил, то почти трезвый, справлялся, как дела, и вел себя вполне дипломатично. На личном фронте события разворачивались стремительно. Вскоре Катя познакомилась с приличным парнем. Она ему очень нравилась, и отношения приобрели серьезный характер. Долгожданная свадьба была не за горами. Обрадованная разительными переменами, Катя ослабила бдительность и опять завихрилась. А произошло следующее.

Она была приглашена на свадьбу к брату. Ехать не хотелось, беспокоило предчувствие, что папа опять наклюкается и заведет старую шарманку. Это был первый сигнал тревоги. Однако Катя поехала. Второй звонок раздался, когда она приехала на свадьбу брата и отец ехидно спросил: "А на твоей-то свадьбе когда мы погуляем?" И, наконец, гроза разразилась во время свадьбы. Отец действительно дошел до кондиции, после чего встал и громогласно объявил:

- Да, видимо, не удастся мне дожить до Катькиной свадьбы. Что же ты, дочка, отца родного не уважаешь? Видать, непутевой я тебя воспитал, раз никто замуж брать не хочет. А ведь я так мечтал понянчить внуков!

Настроение было испорчено, жутко разболелась голова, и Катерина оказалась полностью выбита из колеи. Положение усугубилось тем, что жених пропал. Катя безуспешно пыталась дозвониться ему, однако никто не мог ответить, куда он делся. На несколько месяцев Катей овладела слабость и апатия. Не выдержав, она приехала ко мне. Когда я выслушал ее рассказ, то схватился за голову - целая серия пропущенных сигналов! Нарастание вихря можно было остановить в любой момент. На первой стадии, когда возникло недоброе предчувствие, достаточно было его отблагодарить. На второй стадии тоже можно было предотвратить грозу, "приоткрыв сундук с самоцветами". Да и на третьей стадии Катя вполне могла избежать столь неприятных последствий, к тому же отец сам произнес симоронское имя: "Я тот, который нянчит внуков".

Происшедшее было наглядной демонстрацией того, как усиливается неблагоприятный сигнал, если мы оставляем его без внимания. Симорон Степаныч иногда устраивает подобную инспекцию, проверяя, насколько прочно мы утвердились в новом имени, и Катя эту проверку не прошла. Впрочем, всегда остается шанс вернуться в поток благополучия. И мы с Катей вновь взялись за дело.

Прежде всего она отблагодарила цепочку пропущенных сигналов. Катин папаша, сыгравший роковую роль, получил новое имя, хотя можно было пользоваться и предыдущим. У брата только что родился ребенок, и Катин отец, очень довольный, ходил вокруг малыша, радостно приговаривая: "Ну наконец-то, дождался внука! Я ему буду яблочное пюре тереть!" Данное занятие представлялось деду чрезвычайно важным делом. Узнав об этом, я не смог устоять против такого красивого имени: "Я тот, который трет яблочное пюре для внука". Чтение с мамой "Волшебника Изумрудного города" по-прежнему оставалось в силе.

Через несколько дней Катя встретила нового кандидата и завоевала его сердце. Почти на год она исчезла с моего горизонта. Недавно я позвонил ей и услышал в трубке гордый и счастливый голос: "Вадик, а я вышла замуж. Да, уже полгода и очень довольна. Спасибо за поздравления".

Я договорился встретиться с Катей на следующий день возле метро, чтобы записать все подробности настоящей истории. Катя приехала с хорошо одетым, крепкого сложения, парнем и, слегка смущаясь, представила его: "Познакомься, это мой муж". На вопрос: "Как там с яблочным пюре?" она ответила, что отец был у них на свадьбе и сделал широкий жест - пообещал подарить молодым холодильник. Во время беседы я обратил внимание на то, как заботливо Катин муж стряхнул пушинку с ее плаща.

Неверный муж.

Мне позвонила старая знакомая Светлана. Рыдая, она рассказала, что муж ей изменил. Света собрала его вещи и выгнала из дому, а теперь жалела об этом. Сейчас он уехал в командировку, и она просила помочь разобраться в этой ситуации.

Я бросил все дела и поехал к ней. Света встретила меня зареванная. Она взывала к справедливости и пыталась спровоцировать меня на осуждение мужа. На провокацию я не поддался и, чтобы настроить Светлану на конструктивную работу, рассказал несколько симоронских историй. Когда удалось добиться того, что Света стала способна мыслить логично, я предложил ей поискать корень этой ситуации в детстве. Света уверенно заявила, что ничего подобного в ее жизни никогда не было. Мы стали разбирать ее отношения с мужчинами.

После продолжительной работы Светлана внезапно вспомнила корневой эпизод. В возрасте трех с половиной лет она любила мальчика Вову в детском саду, а он предпочел дружить с другой девочкой. Света закатила дома истерику, собрала лучшие игрушки, отнесла их в детский сад и устроила "свадьбу" Вовы с соперницей.

Сначала Светлана поблагодарила Вову.

- Я благодарю тебя, Вова, за предупреждение о том, что в моей жизни может повторяться ситуация "треугольника", когда я люблю мужчину, а он любит другую. В результате я буду выгонять своего избранника, и моя жизнь превратится в сплошную охоту за сильным полом.

Светлана вспомнила, когда выдавала Вове уверенность в себе, душевный комфорт. Это - майский праздник. Красиво убранный зал, через который крест-накрест натянуты веревки с флажками. Девочки в светлых платьицах, на мальчиках белые рубашки и черные шорты. На всех обязательно белые гольфы. В руках у детей флажки, шарики. Воспитательницы в нарядных костюмах, с цветами. На натертом паркете - солнечные зайчики. Радостная и торжественная атмосфера, предвкушение чего-то необычного. И в центре зала Светлана танцует с Вовой. Танец окончен, все хлопают и выражают восхищение. Свете и Вове дарят подарки, Вова счастлив.

Светлана восстановила симоронское имя: "Я та, которая танцует с Вовой на утреннике". Лицо ее сияет, на щеках выступил румянец. Она все еще танцует с Вовой в детском саду.

У меня есть индивидуальный критерий качества работы. Когда она выполнена блестяще, по моему позвоночнику, начиная с макушки и до копчика, прокатывается горячая волна, , которая затем проходит по ногам и уходит в землю. При этом мой вес как будто уменьшается. Именно такие ощущения я испытал, когда Светлана вспомнила танец с Вовой.

Прошло три часа. Света приготовила чай и порадовала меня восхитительной историей, которая потом неоднократно пригодилась мне в работе с заказчиками. Это был рассказ о том, как Светлана в первый раз отвела свою дочку Наташу в детский сад. Как правило, для ребенка - это душевная травма. Многие дети первые несколько дней плачут, потом смиряются, но часто обида остается на всю жизнь.

Света придумала изумительный спектакль. Она собрала друзей и родителей и накрыла роскошный стол. Все пришли с подарками. А праздник был посвящен Наташе. Гости произносили тосты, в которых поздравляли девочку с тем, что она стала большая и доросла до детского сада. В саду много детей, и ей будет интересно играть с ними. И если взрослые ходят на работу, то дети - в детский сад. Подарков оказалось так много, что под них была выделена большая коробка из-под телевизора.

На этом шоу не закончилось. Светлана принесла в садик шоколадные конфеты и договорилась с воспитательницей о маленьком ритуале. Утром все дети выстроились на торжественную линейку. Им была представлена новая воспитанница - Наташа. Она подходила к каждому ребенку, знакомилась с ним и вручала конфету. После этого дети играли в ручеек.

Светлана с улыбкой рассказала, что иногда, особенно в первые дни, на лице Наташи читалось явное нежелание идти в детский садик. Но разве могла она подвести взрослых, так веривших в нее? И девочка безропотно шла в сад. Надо ли говорить, что Наташа не проронила ни одной слезинки? Фактически, Наташу переименовали в "ту, которая угощает детей конфетами и играет с ними в ручеек".

Перед уходом я объяснил Свете, что для распутывания ситуации ей достаточно вспоминать танец с Вовой. Из командировки муж вернулся домой, семейные отношения восстановились. И уже несколько лет в семье царит благополучие.

Возвращенная любовь.

Николаю - около сорока лет, это умный, подтянутый, симпатичный парень. Его проблема оказалась довольно неожиданной. Николай заявил, что ни разу в жизни не испытал любви к женщине. Представительницы слабого пола не обделяли его вниманием. По мнению Николая, несколько женщин сильно любили его, в их числе и жена. Женщин Николай считал глупыми созданиями, предназначенными исключительно для секса, который ему очень нравился. И в какой-то момент он почувствовал, что мимо него проходит что-то очень важное.

Напрашивалась техника поиска корня. Мы постепенно погружались в прошлое Николая. Он вспомнил довольно характерный эпизод.

- В начале шестого класса к нам пришла новенькая. Ее звали Вера. Она мне сразу понравилась. Запомнились две косички, белые манжеты и огромные глазищи. Вера хорошо училась. Она стала превращаться из подростка в красивую девушку с довольно развитой грудью и стройными ногами. Я знал, что она нравится мальчишкам нашего класса. Однажды меня в коридоре остановила Верина подруга Лена. С заговорщицким видом она вручила мне аккуратно сложенную записку, в которой Вера признавалась мне в любви до гробовой доски.

Волна чувств захлестнула меня. Радость, что Вера, казавшаяся такой желанной и одновременно неприступной, теперь с трепетом ждет ответа. С другой стороны, я испытывал страх от того, что Лена посвящена в Верину тайну. Я чувствовал, что Лена, которую я считал вредной, неравнодушна ко мне. И если я назначу Вере свидание, то Лена может меня заложить. И ребята будут нас дразнить.

В моей голове шли одновременно два фильма. В первом я назначаю свидание Вере. Мы с ней встречаемся, идем в кино, покупаем мороженое, целуемся. А, может быть, мне удастся реализовать мечту каждого подростка: раздеть Веру, целовать ее тело...

Во втором фильме я вижу, как ребята из зависти подсмеиваются над нами. Мне не дают прохода, особенно Данька. Мы дружили с ним с первого класса и в то же время боролись за лидерство. Я лучше всех учился и играл в футбол, зато он бегал быстрее меня, гулял с блатными ребятами, курил и выпивал. Вера нравилась Даньке. Зная его привычку извлекать выгоду из любой ситуации, я представляю себе, как месть Даньки выливается в откровенную травлю, я теряю Данькину дружбу, а с ней и авторитет.

Страх победил, и я совершил низкий поступок. Когда я пришел домой, мне на глаза попался юмористический журнал, в котором я прочел следующее стихотворение.

- С любым сдружиться я смогу, -

Смола сказала и пристала к сапогу.

Она не знала, что сапог

Ее терпеть совсем не мог!

На следующий день в школе я показал компании мальчишек во главе с Данькой Верину записку. Затем написал стихотворение про смолу и отправил его Вере. Мальчишки долго и злорадно смеялись. Мой авторитет возрос. Но до сих пор меня мучают угрызения совести за этот поступок.

Приведенный эпизод явно не корневой, и Николай продолжил воспоминания. В первом классе ему тоже прислали любовную записку. Николаю было почему-то стыдно получать такие записки. Откуда взялся стыд? Наконец Николай нашел корневой эпизод.

- Мне около четырех лет. Я ходил на пятидневку в садик. У воспитательницы была двухлетняя дочка Маша, обаятельная девочка, похожая на куклу. Дети воспринимали ее как большую живую куклу и любили с ней играть. Мне Маша очень нравилась. Особенно я любил ее одевать перед гулянием. Я помогал ей надевать пальто и завязывать шнурки. Даже помню ее красное пальтишко с капюшоном. Материал был очень гладкий и напоминал плюшевый диван, стоявший в комнате у бабушки. Мне нравилось лежать на этом диване, казалось, что мягкий плюш нежно гладит мою кожу.

Однажды, когда мы одевались перед гулянием, пришел мой папа, которого я обожал. Он увидел, как я помогаю Маше одеться, и громко засмеялся: "Ха-ха-ха. Жених и невеста!" Чувство стыда резануло как нож: "Наверное, я делаю что-то неправильное".

У Николая подкатил комок к горлу, глаза заблестели. Он, став четырехлетним, с трудом сдерживался от слез. Николай осознал, что его нынешнее отношение к женскому полу зародилось в этот момент. Маленький Коля неверно истолковал папин смех. Мальчик подумал, что те чувства, которые он испытывал к Маше, постыдны и заслуживают осмеяния. И Коля старательно осмеивал эти чувства более тридцати пяти лет. Переименование очевидно: "Я тот, который одевает Маше плюшевое пальто". По большому счету, в этом случае излишне повторять имя. Коле достаточно воспроизводить чистые чувства к Маше, просто вспоминать ее. Бесспорно, ситуация с Верой разрешилась сама собой.

Николай позвонил мне через два месяца. С радостью он сообщил, что познал настоящую любовь, по которой так тосковало его сердце.

Мамин ремонт.

Дело было летом. Теплым солнечным утром я собрался искупаться в пруду, который находится в парке недалеко от дома. Я купаюсь там круглый год. Около пруда стоит вагончик, в котором хранятся ломы и лопаты, чтобы делать прорубь зимой. В этом вагончике есть лавочки, вешалки и, по словам ветеранов, раньше была железная печка. В трескучие морозы, особенно при сильном ветре, я переодеваюсь в вагончике. Само собой, прорубь делается напротив вагончика. А по привычке мы купаемся на этом месте и летом.

Около вагончика на высокой березе живет семейство ворон. Я подружился с этим семейством и каждый день приношу им остатки пищи: когда сырные или колбасные обрезки, когда внутренности рыбы или куриные косточки, а когда и просто черствые кусочки хлеба. По утрам воронье семейство выставляет дозорного, который встречает меня у самого входа в парк. Затем он сопровождает меня, перелетая с ветки на ветку. Когда я подбегаю к вагончику, дозорный карканьем предупреждает собратьев о моем прибытии, и со всех сторон доносится ответное карканье. Но это горланят дозорные других семей, которые меня тоже хорошо знают. Вокруг кружится изрядное количество воронья.

Я высыпаю содержимое целлофанового пакета на большой камень, и представление начинается. Хозяева территории, живущие на ближайшей березе, стараются отогнать непрошеных гостей. Но тех так много, что за всеми уследить невозможно. Хозяева в суматохе пытаются быстро рассовать содержимое пакета в секретные места. Отовсюду на камень пикируют соседи, стараясь вырвать лакомый кусок. Все это сопровождается оглушительным отборным вороньим матом. Несколько раз я забывал взять еду для ворон, и, пока я купался, отец семейства рылся в сумке, пытаясь найти заветный пакет. А один раз он схватил мои трусы и чуть не улетел с ними. Мне с трудом удалось уговорить его вернуть трусы. Когда я возвращаюсь домой, то, как правило, отец семейства провожает меня до выхода из парка.

Однажды утром раздался телефонный звонок, - это была моя мама. Она задумала сделать ремонт и первым делом купила линолеум, от которого у нее появилась аллергия на руках. Она попросила, чтобы я помог сдать его обратно. Причем она хотела получить деньги и боялась, что вместо этого ей предложат другой линолеум. Я ответил, что искупаюсь, сделаю зарядку и приеду. Денек предстоял веселый. Безотлагательно благодарю маму за предупреждение, что я могу зря прокатиться в дальний магазин и напрасно потратить время, сдать линолеум не удастся, придется поехать второй раз...

Я отправился купаться и кормить ворон. После купания сделал небольшую зарядку и станцевал танец*, в котором отблагодарил весь день. Такой прием неоднократно применялся мною в случаях, когда в предстоящий день могло встретиться несколько неожиданных препятствий. На природе танцы получаются очень мощные. Босиком, в одних плавках, я танцевал на мягкой траве, покрытой прозрачными капельками росы. Получив мантру ТИРАБАНДА, я в приподнятом настроении побежал домой. Часок позанимался йогой, затем приготовил на завтрак гречневую кашу, вдумчиво съел ее и только потом отправился к маме, повторяя мантру.


* Симоронский танец - это переименование на специфических симоронских (ЯСных) языках. Таких языков в Симороне четыре. Первый ЯСный - язык минералов, второй ЯСный - язык растений, третий ЯСный - язык животных и четвертый ЯСный - язык людей. Симоронский танец завершается масксимом (маской Симорона), который состоит из финального движения танца и "тарабарского" слова - мантры. Слово масксим в обычной речи сокращается до максим. В этой книге мы не описываем техники переименования на ЯСных, хотя в историях они упоминаются.


Я приехал к ней в час дня. Мама, по природе, - паникерша. Она начала меня "пилить" (обожает это делать):

- Почему ты так поздно пришел? Нам нужно пятнадцать минут, чтобы дойти до автобусной остановки, а автобус ходит редко и его можно прождать минут сорок. Мы не успеем в магазин до перерыва на обед. Давай поедем после обеда. Ведь я просила тебя приехать пораньше, ну что ты за человек!!

Я сказал ей, что вся основная работа сделана, с невозмутимым видом взял рулон и пошел на остановку, повторяя ТИРАБАНДУ.

Мама знала, что я могу влиять на события, но была просто ошеломлена, когда, подходя к остановке, увидела подъезжающий автобус. Пока мы ехали, ее одолевал страх: а вдруг перед обедом не будет никого из администрации магазина? Я ее ободрял, работая с мантрой. У входа в магазин директор разговаривал с заведующей. Когда мама изложила просьбу, он ответил, что ей, видимо, вообще нельзя стелить линолеум ввиду аллергии, и распорядился, чтобы ей выплатили деньги. Мы вышли из магазина, и подошедший автобус окончательно сразил маму.

Дома она завела разговор о ремонте, сказала, что как только купит краску, кисти и клей, то мы начнем ремонт. Это был удар ниже пояса. Мама очень опрятна, любит чистоту и порядок, любит, чтобы все было сделано безупречно, без сучка и задоринки. Кроме того, она очень мнительна и убеждена, что я "руками ничего делать не умею". По правде говоря, она недалека от истины.

Нужно немедленно переименоваться. Благодарю маму за предупреждение, что я буду долго делать ремонт, а мама будет беспрерывно следить за моими действиями и указывать на ошибки. Этих ошибок будет все больше, и я буду каждый день получать изрядную порцию "пилежа". В конце концов я не смогу угодить ей, и она при каждой встрече будет ставить этот ремонт мне в укор . Переименование очевидно. Сегодня я получил сильное имя: "Я тот, который сдает линолеум". Я некоторое время печатал это имя и на следующий день уехал на дачу.

По возвращении позвонил маме. К моему ликованию выяснилось, что ремонт идет полным ходом. С дачи приехал мамин старый знакомый - получать пенсию. Он и занялся ремонтом - покрасил стены и потолок в ванной, поклеил обои. Мне осталось лишь покрасить окна и стены на кухне, причем мне на подмогу пришел муж маминой сестры.

Так с беременными не поступают!

Женя второй раз вышла замуж, была счастлива с новым мужем и ждала ребенка. Неожиданно начались ссоры, а однажды муж без всяких объяснений ушел из дома. Он не приходил и не звонил, и Женя даже не знала, что с ним. Ее душила обида и неотступно преследовала мысль: "За что со мной так обошлись? С беременными женщинами так не поступают!" У нее нарушился сон, давление упало до критического уровня. Несколько раз с Женей случались обмороки, и она попадала в больницу.

Мы с Вадимом надумали использовать метод поиска корня. Для этого мы стали рассказывать Жене истории о том, как другие люди находили корни и переименовывались. Сначала я поведал историю Лены.

- Наш завкафедрой не только серая личность, но и конфликтный человек. Может, потому и конфликтный, что серый, а может - такой родился. Не зря язву лечит дважды в год. Обстановка на кафедре была невыносимой, но все сотрудники хранили молчание, опасаясь его мести. Мне оставалось немного до пенсии, но однажды я не выдержала и высказала все, что о нем думаю - пусть увольняет!

Почти сразу после этого эпизода я попала на семинар по Симорону, и когда объяснялась техника переименования с поиском корня, я попробовала применить ее для разрешения конфликта. В результате поиска я вспомнила себя в возрасте трех-четырех лет. Была война. Я ходила в детский сад. Мы не любили и боялись воспитательниц: они с нами обращались сурово и сухо. Ласковы и улыбчивы они были только с детьми "богатых" родителей, из семей офицеров, служащих КГБ, врачей. Эти родители давали воспитателям продовольственные карточки, приносили коробки конфет. Садик был круглосуточный, и привилегированных детей воспитатели кормили шоколадом тайком от других, но мы знали об этом. Кто-то однажды своровал шоколад: были обыски, разборки.

Ощущение несправедливости, ущербности, унижения осталось в воспоминаниях навсегда, но было много и светлых моментов. Самый дорогой - музыкальные занятия, наш детский хор, пианино. Нахожу имя: "Я та, которая поет в хоре" и тем самым доставляет радость воспитателям. Я пою именно для них, в их честь и в их славу.

Имя "сработало" сразу, дало внутреннее спокойствие. Никаких конфликтов с начальником у меня больше не было, а прошло уже полтора года. Все вопросы улаживались легко и спокойно. И уж совсем неожиданным сюрпризом был букет цветов, преподнесенный на мой день рождения.

Повествование продолжил Вадим.

- Ко мне обратилась молодая женщина по имени Лиза. Горько рыдая, она изложила историю своей несчастной любви. Случилось, что она горячо полюбила одного человека, и тот поначалу отвечал ей взаимностью. У Лизы была очень интересная работа в солидной фирме, а влюбилась она в директора этой фирмы. Конечно, многие сотрудники знали, что у Лизы "служебный роман". Она жила яркой, насыщенной жизнью, но в один миг все рухнуло.

Внезапно, без всяких объяснений, возлюбленный стал избегать встреч, а когда слышал голос Лизы по телефону, поспешно клал трубку. И хотя по долгу службы им приходилось видеться, директор держался подчеркнуто холодно и официально, показывая своим видом, что между ними все кончено. Вскоре она узнала, что некий "доброжелатель" нашептал на ухо шефу невесть что о ней. Повсюду Лизу преследовали косые взгляды. А то, что она не оказалась в числе приглашенных на день рождения директора, привело ее просто в отчаяние. Лиза страдала от одиночества и обиды за то, что ее бросили.

Выяснилось, что все ее отношения с мужчинами сопровождались подобными чувствами. Лиза испытала их несколько лет назад, когда ее бросил муж, а также раньше, в восьмом классе школы. В ту пору с ней неожиданно перестал встречаться мальчик Миша - ее первая любовь. Причиной разрыва послужило нашептывание кого-то из его приятелей: "Лизка целовалась с другим".

Происшедшее с Лизой является наглядным примером мощного вихря, когда похожие события и переживания воспроизводятся на разных витках жизненной спирали, иногда с поразительной точностью. Для переименования Лизе было предложено отыскать момент, когда она выдавала Мише радость и душевное тепло.

Она сразу вспомнила чувство любви и благодарности к Мише, когда однажды они молча брели по лесу, держась за руки и шурша осенней листвой. Лиза превратилась из "той, которая страдает от потери любимого" в "ту, которая гуляет за руку с Мишей по осеннему лесу".

И это было настоящее превращение. Вместо заплаканной, несчастной "страдалицы" передо мной сидела оживленная женщина с горящими глазами, без умолку тарахтевшая, что у нее будто гора с плеч свалилась.

Было очевидно, что разрыв с Мишей - далеко не первый эпизод, сопровождавшийся ощущениями утраты и одиночества. Лиза призналась, что когда их отношения были безоблачными, ее временами охватывал "как бы беспричинный страх". Она боялась, что эта идиллия закончится. Но вспомнить более ранний эпизод ей не удавалось. Чтобы помочь Лизе найти корневое событие, я (Борода) привел пример работы со своей личной историей.

- Однажды я решил разобраться с давней проблемой - с привычкой обижаться на людей и обстоятельства, которые обходились со мной "незаслуженно", "несправедливо". Я ехал в метро, расслабившись и закрыв глаза. Оттолкнувшись от последнего случая, в котором испытал чувство обиды, и поддерживая его в себе, я заскользил по цепочке событий в прошлое. В какой-то момент я застопорился, чувствуя, что не могу вспомнить более раннее событие. Я вошел в состояние СПЛЕНа, перестал напрягать память и просто расслабился.

Вдруг, будто в фильме с замедленной скоростью, я увидел себя со стороны, совсем маленького (около года). Тетя несет меня, закутанного в зеленое одеяльце. Она спускается по лестнице, неожиданно спотыкается и роняет меня. Я ударяюсь о ступеньки и поднимаю дикий рев, но не от боли, а от страха и обиды: за что меня так?!

Как переименоваться? Быстро перескакиваю чуть назад, в момент, когда беззаботно лежал на тетиных руках. Внезапно я понимаю, что смотрю на мир глазами того маленького мальчика. Мир выглядит совершенно по-другому - ярко и необычно. Потолок, стены, перила - все усыпано сверкающими искорками, похожими на танец снежинок в свете фонаря. Окружающее пространство не имеет устойчивой формы, оно словно дышит.

Я снова оказываюсь в вагоне метро. Сколько времени я находился в этом состоянии? Скорее всего, несколько секунд, а потом оно ускользнуло, и от него осталось смутное ощущение. Но и этого оказалось достаточно, чтобы испытать восхитительное чувство освобождения, будто вернулся к чудесному источнику радости внутри самого себя. И если теперь возвращается знакомое чувство обиды, мне достаточно вспомнить чарующий миг детства.

Не успел я завершить рассказ, как Лиза возбужденно воскликнула:

- Вспомнила! Мне три годика. Мой обожаемый папочка везет меня на санках в нашем парке. Хрустит снег, ярко сияет солнышко. Большущие сугробы переливаются всеми цветами радуги. И вдруг мир поблек. Чувство счастья сменилось удивлением, а затем леденящим страхом: "А где папочка? Я осталась совсем одна, в незнакомом месте! Наверное, он больше никогда не придет!" И я заревела во весь голос. Оказывается, папа подшутил, привязал санки, а сам спрятался за дерево. Я же, засмотревшись на игру красок, этого не заметила. Впервые в жизни я испытала настоящее потрясение, связанное с внезапной потерей дорогого человека. И хотя папа, услышав мои вопли, поспешно вышел из укрытия, с тех пор во мне поселился страх потери близких людей.

После этого, казалось бы, невинного эпизода Лиза всю жизнь транслировала страх и ожидание потери в окружающий мир. Она с радостью согласилась сменить заевшую пластинку. Мысленно вернувшись на прогулку в парке, Лиза предложила папе сыграть в снежки. Вместо диагностического имени: "Я та, которая сильно испугалась, когда папа спрятался", Лиза приобрела новое имя: "Я та, которая играет с папой в снежки".

Наши с Лизой дороги пересеклись еще раз. Я встретил ее через полгода на семинаре по Симорону. В ее жизни очень многое изменилось. Она призналась, что обрела глубокое внутреннее спокойствие. На вопрос о возвращении "блудного директора" Лиза небрежно отмахнулась: "Да нужен он мне был!"

Наконец Женя не выдержала такого напора и вспомнила живую картину своего детства.

- Зима, мне около трех лет. Я заболела свинкой. Поскольку моя мама была молодой коммунисткой, то работа для нее была важнее, чем я, и меня оставили дома одну, считая взрослой. А соседке, жившей тремя этажами ниже, поручили проведывать меня. Прошло часа два, мне стало жалко себя оттого, что меня оставили одну, оттого, что у меня болит ухо, и я разрыдалась. В моей голове пронеслись гневные слова: "С больными детьми так не поступают!" Я начала орать, чтобы хоть кто-то услышал, что бедный ребенок один, ему страшно и тоскливо. Но никто не услышал меня, не пришел и не пожалел. Неожиданно я поняла, что лучше ходить в нелюбимый детский сад, чем болеть дома одной, и вскоре выздоровела.

Учитывая наш с Вадимом опыт, мы высказали предположение, что это не корневой эпизод. Поиск корня можно было выполнить по ключевым фразам: "С беременными женщинами так не поступают! С больными детьми так не поступают!" Но Женя оказалась талантливой пациенткой. Мы работали у нее дома, и Женя, с сияющими глазами и румянцем на щеках, побежала и принесла семейный альбом с фотографиями. Листая альбом, она вспомнила целую серию эпизодов, включая корневой.

- Я - совсем маленькая. Ночь, темно, воинская часть в лесу на границе Австрии и Венгрии (мой папа - военный). Я проснулась ночью и обнаружила, что в комнате, кроме меня, никого нет. Жуткая, звенящая тишина. К горлу подкатил комок слез, и я сказала себе: "С маленькими детьми так не поступают!" Я выбралась из кровати и подумала, что родители не подозревают о том, что я сама научилась вылезать из кровати. Затем я оделась, открыла дверь, вышла на улицу и закрыла за собой дверь на ключ. Крадучись, тихо спустилась мимо спящего часового и пошла по плохо освещенной дорожке из гравия через дубовый лес в столовую, которая находилась далеко от нашего домика. Мне было жутко страшно. В голове отчаянно вертелась одна мысль: "Я все равно дойду, всем назло! Пусть им будет стыдно! Ведь они меня бросили, а так с детьми не поступают!"

Наконец я дошла до столовой и нашла маму, которая пекла на завтрак булочки. Мама ахнула от удивления и возмущения. На лице отразились вопросы, на которые у нее не было ответов: "Как она могла выбраться из кровати, пройти мимо часового и прийти сюда?" Маме ничего не оставалось, как дать мне кусок теста, и мы с нею до утра лепили булки. У меня не получалось, тесто все время рвалось, и мне хотелось затянуть его потуже. Но один мой пирожок все-таки посадили на противень.

Переименование не составило труда, и вместо диагностического имени: "Я та беременная, от которой ушел муж, а с беременными так не поступают" было выбрано впечатляющее: "Я та, которая вылезает из кровати, крадется мимо часового, идет через лес и лепит с мамой булочки!" Для удобства его можно сократить: "Я та, которая идет через лес".

Дело было летом, и через несколько дней Борода и я поехали на очередной слет "Радуга". А когда вернулись через две недели, то выяснилось, что Женя затеяла грандиозный ремонт. Ее квартира напоминала руины после прямого попадания артиллерийского снаряда. Дошло до того, что пришлось переделывать часть кирпичной кладки девятиэтажного дома. Женя была с утра до ночи занята покупкой стройматериалов и мебели. Хотя муж к ней пока не вернулся, но от депрессии не осталось и следа. Напротив, несгибаемая Женя параллельно с ремонтом начала писать диссертацию.

Новогодний танец, или "как стать шаманом".

Я начал осваивать симоронский танец, но проверить его легендарную силу на какой-либо трудной проблеме пока не удавалось. Подходящий случай представился в новогоднюю ночь, исполненную всяких тайн, загадок и чудес.

По комнате плавал хвойный аромат еловых веток, стоявших в большой хрустальной вазе. Украшавшие их разноцветные шары переливались яркими красками. С экрана телевизора доносилась бессмертная фраза подвыпившего Ипполита: "Какая гадость эта ваша заливная рыба!" Моя жена, Ленуля, хлопотала на кухне. Я тоже изображал бурную деятельность, курсируя с тарелками в руках из кухни к праздничному столу, изредка прикладываясь по дороге то к хрустящему огурчику, то к скользкому грибочку.

Предновогодняя суета была нарушена телефонным звонком подруги жены. Ольга просила нас срочно приехать и спасти ее от пьяного в стельку мужа, который с руганью и угрозами ломится в запертую дверь ее комнаты. Перспектива ехать за тридевять земель и утихомиривать разбушевавшегося Ольгиного мужа меня не шибко привлекала. Ведь до Нового года оставалось два с небольшим часа.

Напомню, что симоронцы - народ ленивый и "своими ногами никуда не ходят". Ольге были переданы инструкции: успокоиться и ждать благоприятной развязки конфликта. Я собрался поработать с этим сигналом по новой методике - с помощью танца. Сигнал явно был вихревым - по словам Ленули, муж Ольги несколько лет регулярно "закладывал за воротник" и устраивал скандалы.

Настроившись на ситуацию, я начал танец. Для неподготовленного наблюдателя он выглядит весьма экзотично и иногда смахивает на танец шамана. Тело танцора совершает спонтанные движения и может принимать самые необычные позы. Кроме того, танец сопровождается оригинальным звуковым оформлением - то завыванием, то мелодичной песнью, то раскатистой вибрацией. Ленуля наблюдала сие действо впервые и, испытав поначалу легкий шок, с трудом сдерживалась от хохота. Когда я замер, стоя на одной ноге, в позе, напоминающей то ли ласточку, то ли лягушку с растопыренными лапами, ее диагноз был краток и безапелляционен: "Кащенко!" Однако на кухню она вернулась вполне успокоенная, а я немного поработал с максимом - воспроизводил последнее движение танца и сопровождал его мантрой. Я чувствовал, что работа выполнена качественно, так как сам ощутил прилив сил, состояние внутреннего покоя и безмятежности.

Вскоре происшествие было забыто. Шел третий час ночи наступившего Нового года, когда жена позвонила Ольге узнать обстановку. Потрясенная до глубины души, та сообщила, что после ее звонка муж внезапно утихомирился. Более того, он принялся извиняться за недостойное поведение и умолял простить его. Мир был восстановлен, и они уселись встречать Новый год. Но влияние симоронских плясок этим не ограничилось. Через две недели мы узнали от Ольги, что с той минуты он не берет в рот ни капли спиртного.

Столь крутого поворота событий я, уже начавший привыкать к сюрпризам Степаныча, никак не мог предположить. Эта история стала одним из узловых моментов моей практики волшебника, так как она окончательно убедила меня в том, что перед симоронавтом открываются невероятные возможности. А если вспомнить, что симоронавт - насмешник и шут гороховый, то он, лукаво прищурив глаз и усмехаясь, добавит, что в этом рассказе ничего фантастического нет. Просто посредством "шаманского" танца я отныне позволил самому себе справляться со сложными проблемными ситуациями.

Метаморфозы.

Моя свекровь Изабелла Матвеевна до моего замужества относилась ко мне с большой симпатией. Она всегда была приветлива, доброжелательна, спрашивала, как я себя чувствую, как дела на работе. Непременно поила чаем, угощала пирогами с брусникой и фирменным айвовым вареньем. На каждый праздник она с удовольствием вручала мне подарки.

Отшумела свадьба, и через два дня Изабеллу Матвеевну словно подменили. Прихожу из школы (я - учительница) - в доме гробовая тишина. Свекровь даже не вышла из комнаты. Недоумевая, я отправилась на кухню, готовить обед. Заслышав звон посуды, она появилась в дверях и замерла, не поздоровавшись. Я спросила, какое блюдо приготовить? С искаженным лицом она пробурчала: "Мне все равно, свою стряпню ешь сама!" И развернувшись, удалилась. Началась черная полоса моей жизни.

Свекровь изменилась до неузнаваемости. Куда делись ее любезность, улыбка? Она перестала меня замечать, не выходила из комнаты, не здоровалась, ни о чем не спрашивала. Если я подходила к ней, предлагая помощь, Изабелла грубо отгоняла: "Уходи отсюда, ничего не надо, я сама все сделаю". Готовила я лучше, чем она, и это вызывало ее ревность. Если свекор хвалил мое кулинарное произведение - жди новой бури. Однажды Изабелла Матвеевна с ехидной улыбкой заявила: "На работе женщины заметили, что я стала приходить к ним пить чай. Сказали, что меня сноха объедает". Это меня очень задело, так как почти все продукты покупали мы с мужем, и готовила обычно я.

Мои попытки уладить конфликт каждый раз натыкались на неприступную стену. Стоило подойти к Изабелле Матвеевне, как она отворачивалась и уходила. Войти к ней в комнату я не могла, опасаясь оскорблений. Сыну Изабелла говорила, что все нормально, и в его присутствии вела себя, как и прежде. Я рассказывала мужу о происходящем, но он отказывался влезать в мои отношения со свекровью: "Если это случится при мне, я поговорю с матерью. А так, без доказательств не могу".

Создалась тупиковая ситуация. Я отчаялась, не зная, что предпринять, и без конца плакала. Не хотелось ничего делать. После работы я дожидалась, пока вернется муж, и лишь тогда отправлялась домой. Единственным желанием было уйти вообще из этой квартиры. При виде Изабеллы в тренировочных штанах и свитере, с пучком седых волос, собранных на затылке, ее холодных блестящих очков, меня пробирала внутренняя дрожь. Я была на грани нервного срыва: ночами не спала; на работе, в транспорте, в магазине - всюду терзали думы. Этот кошмар длился полгода.

И тут я познакомилась с одной симоронисткой, которая обучила меня благодарению. Я поблагодарила Изабеллу за предупреждение, что мне придется бежать из дома куда глаза глядят. Принесла ей в дар радость, спокойствие, приятное общение. И два дня подряд в ответ на любые выпады свекрови я награждала ее воображаемыми подарками: корзиной редчайших цветов, шикарными вечерними платьями, изысканным нижним бельем, дореволюционными жестяными коробками с монпансье, кухонным комбайном с искусственным интеллектом и так далее. Ко мне вернулось спокойствие, в сердце затеплилась надежда.

На третий день свершилось нечто сверхъестественное. Я вернулась с работы, и вдруг Изабелла появилась на пороге своего логова и спросила: не хочу я ли кушать? Я остолбенела, точно пораженная громом среди ясного неба. Не успела я раздеться, как увидела свекровь, шустро перебирающую ногами в вязаных тапочках, которая неслась мне навстречу с цветочным горшком. Посреди продолговатых колючих листьев распустились крупные, пурпурные цветы. Изабелла Матвеевна не могла сдержать восторга: "Посмотри, сколько он у меня стоял и вдруг зацвел! Посмотри, какой он красивый". Впервые за время совместной жизни она обратилась ко мне в отсутствие мужа. Это была первая ласточка.

После распускания "аленького цветочка" свекровь вновь стала ласковой и радушной, и мне больше не пришлось награждать ее симоронскими дарами. Изабелла терпеливо вникает во все мои заботы, предоставляет простор для поварских изысков и с удовольствием нахваливает их. Любая моя хозяйственная покупка, будь-то мочалка или щетка, вызывает одобрение со стороны Изабеллы. Не дай бог, она заметит, что я занялась уборкой квартиры, немедля спровадит: "Отдыхай, ты устала после рабочего дня".

Муж радуется, что я стала более спокойной и внимательной. И последний штрих: ежедневно мы с Изабеллой Матвеевной проводим обсуждение мыльных телесериалов. Хотя я не являюсь их страстной поклонницей, свекровь держит меня в курсе важнейших событий. Я своевременно узнаю, что Мануэла в очередной раз объяснилась в любви Фернандо, а коварная Ракель опять строит козни.

Дубленка для жены.

Наступили холода, и на повестку дня встал вопрос о покупке зимней одежды моей дорогой половине. На семейном совете постановили отправиться на вещевой рынок за дубленкой. В силу ряда причин, мое участие в этом важном мероприятии считалось абсолютно необходимым. Я понял, что от похода на рынок не отвертеться. Но уверенности в том, что нам удастся купить дубленку, у меня не было. Вызывало озабоченность определенное качество Ленули (в одних источниках его именуют привередливостью, в других - чувством вкуса). Оно связано с трудностью выбора из большого числа однородных вещей и проявляется с особой силой на толкучке. Неоднократно жена возвращалась с рынка, так и не сделав нужную покупку.

Тратить несколько часов впустую не хотелось, и я заранее "отсиморонил" предстоящее событие. Монолог был примерно таков:

- Я благодарю тебя, Ленуля, за предупреждение о том, что мы можем бродить по рынку целый день, обойдем его вдоль и поперек несколько раз и, едва волоча ноги, приползем домой, так ничего и не купив. И каждый день мы будем посвящать тесному знакомству с рынками и магазинами Москвы, пока не обследуем их все. Наступит весна. Деньги у нас иссякнут, обувь с одеждой износятся. А мы, будто вечные странники, босиком, в лохмотьях, будем скитаться по городам и весям нашей необъятной Родины.

Дойдя до этого места, я почувствовал, как по моей заросшей щеке скатилась скупая, мужицкая слеза. Сгущать краски дальше не хотелось, и я завершил монолог:

- Благодарю тебя, Ленуля, за предупреждение и дарю тебе спокойствие и уверенность в виде маслянистой темно-фиолетовой шпалы. Из нее тянется вверх изумрудно-зеленый побег, облепленный кленовыми листьями с прожилками. Рядышком стоит фарфоровая фигура шахматного коня , с гривой курчавых негритянских волос и, громко чавкая, объедает нежную листву.

Вооруженный замечательной шпалой, я спокойно отправился в путь. По дороге на рынок жена невзначай поинтересовалась, симоронил ли я покупку. И получив утвердительный ответ, незаметно, но с облегчением вздохнула. Дубленка была куплена через полчаса, после третьей остановки у торгового ряда. Во время шествия по рынку я прибегал к услугам шпалы, но такой скороспелости не ожидал. Когда Ленуля сказала, что эту дубленку мы берем, я попытался уговорить ее помедлить - все-таки дорогую вещь покупаем. И был приятно удивлен, услышав твердый ответ, что если вещь нравится, то ее надо брать не раздумывая. Прозвучала даже некоторая бравада в голосе, дескать, не собираюсь я по всему рынку носиться!

Вызов врача.

Зима, эпидемия гриппа. Мне звонит мама и говорит, что она заболела. У нее температура 38,5, и она уже полчаса не может дозвониться в поликлинику. Мама просит меня поехать и вызвать врача. Она живет одна, и, кроме меня, помочь ей некому. Ехать, конечно, не хочется (полчаса в один конец). На ум приходит классическая симоронская поговорка: "Симорон своими ногами никуда не ходит". И чего она не дозвонилась? Видимо, задолжал маме внимания, душевного комфорта. Я произнес монолог:

- Благодарю тебя, мама, за предупреждение о том, что мне, возможно, придется поехать в поликлинику. Мало того, что я могу потратить час на проезд, так придется долго стоять в очереди в регистратуру. А в это время больные будут чихать и кашлять прямо мне в лицо. В результате, я и сам могу заболеть.

Осталось переименоваться. Я представил маму. Она лежала в лихорадке, одна в квартире, ей хотелось пить. Я мысленно заварил ей травный чай, и увидел, как она с удовольствием выпила целебный чай с малиновым вареньем. Я почувствовал, что нашел точное имя: "Я тот, который поит маму чаем". Повторяя его, набрал номер поликлиники и дозвонился со второго раза.

Долой контрольную по английскому!

- Пап, поехали лыжи покупать.

- Неохота.

- Ну, я же симоронил!

- Тогда поехали.

Разговор в семье симорониста.

Настя, ученица младших классов, побывала на учебном семинаре по Симорону и мастерски овладела этим искусством. Дети вообще прирожденные волшебники, для них это так же естественно, как дышать.

Настя не проявляла особого усердия в изучении английского языка, а в ближайшем будущем перед ней маячила контрольная работа. Мама очень беспокоилась из-за контрольной, так как с большим трудом устроила девочку в элитную школу, и двойка могла вызвать весьма неприятный разговор с учительницей.

Перед Настей стоял выбор: или готовиться, или прибегнуть к помощи Симорона. Третий вариант, объединяющий два первых, был отвергнут сразу, хотя он дает фантастические результаты. Нетрудно догадаться, что и первый вариант, требующий корпения над учебником, Настю не особенно привлекал. И она положилась на Симорон.

Маме была вынесена благодарность за то, что она предупредила Настю о возможности получить двойку за контрольную. Это грозило девочке исключением из школы и суровыми репрессиями со стороны мамы. И в благодарность за предупреждение Настя послала маме олимпийское спокойствие и уверенность в себе. Подарок выглядел как ежик, который тащит на иголках разноцветные зефирины.

Ежиковы старания не пропали даром, и в результате контрольную по английскому откладывали три раза. Сначала из-за неотложных дел у самой учительницы, потом весь класс был отправлен на прививку, потом еще что-то помешало. А главная виновница всей этой кутерьмы получила дополнительное время - три недели. Вот бы использовать его для подготовки... Но зачем готовиться, если Симорон обеспечит тебе "зеленую улицу"? В конце концов контрольная состоялась, Настя получила тройку, и все остались довольны.

Конечно, лень весьма почитается в Симороне и состояние приятной лености является основным состоянием симоронавта, но всему есть предел!

Синий чемоданчик и Карлсон.

Мой сын Андрей учится в восьмом классе. Раньше его дневник украшали сплошные тройки. Если не напомнить ему, мог совсем забыть об уроках. Никакие уговоры и наказания не действовали.

Я поблагодарила Андрея за предупреждение о том, что он может учиться еще хуже, вообще перестанет делать уроки и может быть изгнан из школы с позором. Я стала размышлять, как подарить сыну недостающий душевный комфорт, и поняла, что в детстве часто навязывала Андрюшке собственное мнение, ограничивая его творческие способности. Вспомнила, что заставляла его через силу читать букварь. Он сразу становился рассеянным, начинал зевать. Конечно, сыну требуется больше свободы, самостоятельности. Я стала искать момент, когда давала возможность Андрею проявить творческую инициативу.

В возрасте четырех-пяти лет у малыша было любимое занятие. Он вытаскивал из кладовки синий чемодан "Юный техник", извлекал молотки, отвертки, рубанок и принимался мастерить. Ничего особенного, на мой взгляд, Андрей не сооружал. Зато получал огромное удовольствие от самого процесса - вытащит все инструменты, разложит на полу, постучит, построгает. Может даже приколотить покрепче расшатавшуюся ножку табуретки. И я переименовала его в "того, кто громко стучит молотком".

Прошло две недели, и у Андрея появились четверки. Он закончил вторую четверть с фантастическими результатами - четыре по истории и литературе. А жирная четверка в дневнике по русскому языку просто сразила меня наповал! Ведь уже несколько лет трояк по русскому был привычным явлением. Теперь я не знаю, чего от сына ждать. В третьей четверти он принес четверку по физике, этого никогда раньше не было. А последняя лабораторная работа по физике была оценена на пять баллов. Я стала лучше понимать Андрея, давать ему больше свободы. Спокойно отпустила его в Петербург с классом, перестала нервничать, когда он поздно приходит домой.

Кроме учебы, раньше меня беспокоила другая проблема. В третьем и четвертом классах он много читал, но потом книги исчезли со стола. Сын целыми днями болтался на улице, а за книжку его не усадить. Пожалуй, и в этом вопросе я перегнула палку, заставляя Андрея читать книги против желания. Поблагодарила сына за предупреждение о том, что он совсем перестанет читать, и дала себе новое имя: "Я та, которая читает Андрею книгу о Карлсоне". Это - любимая книжка его детства. Он всегда заливисто хохотал, слушая похождения Малыша и Карлсона. Андрюшка был маленьким толстым человечком, и наибольший восторг у него вызывало откровение Карлсона: "Я красивый, умный и в меру упитанный мужчина в самом расцвете сил!"

Андрей сразу начал читать запоем. За последние два месяца проглотил "Три мушкетера", "Граф Монте-Кристо", "Робинзон Крузо". Недавно заметила у него на столе книгу Зощенко.