Симоронские истории.

Глава 9. Разное.

Тренинги в Урюпинске.

Меня разыскал Сергей, заинтересовавшийся школой волшебников. Он представился руководителем клуба любителей бега "Попробуй, догони" в городе Урюпинске. В последнее время Сергей занимался не только проведением марафонских забегов, но и организовал духовный клуб. Помещение "Попробуй, догони" было переоборудовано - там открылся маленький магазинчик, в котором Сергей продавал книги, ароматические палочки, шарики, аудио- и видеокассеты - весь стандартный набор, который обыкновенно присутствует в таких заведениях. Кроме того, Сергей устраивал в клубе семинары и тренинги, приглашая специалистов из разных городов. В выходные дни можно было просто прийти в клуб, встретиться с друзьями, побеседовать за чашкой чая о высоких материях.

Сергей пригласил меня провести четырехдневный тренинг по Симорону в Урюпинске, и я согласился. До этого я многодневных тренингов не проводил, хотя на последних двух слетах под Питером и в подмосковной Яхроме устраивал семинары и несколько месяцев вел в Москве симоронскую группу. У меня были аудиокассеты с записью последнего семинара Бурлана и конспекты нескольких старых тренингов. И я подумал, что, основываясь на этих материалах, смогу провести семинар.

До Урюпинска ехать чуть менее суток на поезде. Весь день я слушал кассеты с вдохновенными речами Петра Терентьевича и написал шпаргалку на первый день семинара.

В урочный час я явился на семинар. Зал в Доме Культуры был роскошный: покрытый лаком паркет, ковровые дорожки, пианино, мягкие стулья. К моему удивлению, собралась большая аудитория, которую никому не известный молодой человек может собрать лишь в провинциальном городе. Я слегка оробел, говорил неуверенно, периодически запинаясь и заглядывая в шпаргалку. Наконец одна хмурая дама, похожая на сову, не выдержала и с возмущением заявила, что она пришла сюда не для того, чтобы слушать выступление по бумажке. Я покраснел и в бумажку больше не заглядывал.

В дальнейшем "сова", которую звали Нина, несколько раз откровенно провоцировала меня, явно пытаясь сорвать семинар. Во время одного из ее нравоучений о том, как надо бы проводить семинар, я выскочил на трэк и увидел Нину на горном курорте. На середине большой горы, там, где кончается еловый лес, стояло несколько деревянных коттеджей. Светило яркое солнце, отражаемое мириадой крошечных снеговых зеркал. Нина сидела за столиком открытого кафе, с наслаждением отхлебывая ароматный кофе, и нежилась на припекающем солнышке. Все ясно: "Я тот, который угощает Нину чашечкой горного кофе".

Молниеносно пришла спасительная идея организовать несколько игр и медитаций. Симоронские игры очень эффектны. Любопытно наблюдать, как взрослые дяди и тети постепенно становятся похожими на детей. Достаточно одному раскрепоститься, как другие, глядя на него, тоже расслабляются. В конце концов, и в глазах Нины появился азарт, она улыбнулась. На играх я благополучно дотянул до положенного времени, и первый день семинара закончился.

Я поблагодарил Ванечку, который предупреждал, что если я не буду уверен в себе, то меня закидают тухлой капустой. И придется мне, как великому комбинатору, спасаться бегством от разъяренных урюпинцев. Ванечке была подарена фиолетовая бутылка Клейна, наполненная на треть жидкостью ртутного цвета. Над горлышком бутылки пульсировал перламутровый эллипс, окруженный нежно-розовым ореолом. Ваня удовлетворенно промурчал мне в ответ.

На второй день Нина, видимо, удовлетворенная горным кофе, не пришла. Я окончательно освоился, и началась спокойная плодотворная работа. Выяснилось, что я достаточно хорошо освоил симоронские техники и мне вовсе не нужны шпаргалки. Я изложил основы благодарения и переименования, и к концу семинара некоторые участники уже рассказали об успешном применении Симорона. В последний день семинара я провел очень красивую медитацию с выходом на трэк, которую в Урюпинске вспоминают до сих пор.

Семинар завершился благополучно. Сергей подарил мне на прощанье деревянную "птицу счастья", вручил небольшой гонорар, и я отправился восвояси.

Летом на слете под Питером мы с Бородой рассказывали Симорон дня четыре. Слушателей собиралось человек по пятьдесят. Обстановка вдохновляла на "подвиги". Весь лагерь был захвачен Симороном: со всех сторон слышалось: "ПВБ; я тот, который...". Чтобы подчеркнуть популярность Симорона, расскажу о Васе.

Когда я в первый день шел купаться на речку, то внезапно услышал громкий детский крик: "Вон Симорон идет!" (Симорон - это моя кличка на слетах). Кричал Вася, белобрысый мальчик лет шести.

Я познакомился с ним на прошлом слете. В тот раз я провел семинар, посвященный благодарению сигналов, и оказалось, что Вася был его слушателем. Видимо, играл рядом, а чуткий детский мозг фиксировал поступающую информацию. В предпоследний день того слета ко мне подошла Таня, Васина мама, с письмом. Мальчик написал послание на имя Симорона Степаныча, в котором просил воздушный шарик. На том слете было много иностранцев. Немка Кони подарила всем детишкам красивые воздушные шарики, а Вася этот шарик благополучно проткнул. Он поблагодарил Ванечку, а для верности написал письмо Симорону. Разумеется, пока Вася спал, Таня положила рядом с ним два воздушных шарика. Теперь читателю понятна реакция Васи, увидевшего меня.

Мы с Васей бросились друг к другу, и я взял его на руки. Поговорили о жизни. Позже Таня мне по секрету рассказала, что Вася обучал детей в детском саду Симорону.

Однажды мы сидели на бревнышках вокруг костра и беседовали о сновидениях. Наташа рассказала, что время от времени ей снится кошмарный сон со сценами сексуального насилия. Мы с Бородой взялись помочь ей разобраться с проблемой, породившей этот сон. Для этого мы попросили Наташу рассказать об отношениях с мужчинами. Наташа начала вспоминать эпизоды своей личной истории. В этот момент мимо проходил Вася, под панамой у которого был бубен. Вася шел и стучал по нему. Когда он увидел меня, то воскликнул: "Я тот, который стучит по бубну". Я попросил у Васи инструмент и предложил Наташе положить его под шляпу. Она ходила по кругу и повторяла: "Я та, которая стучит по бубну".

Покамест Наташа это исполняла, Вася сделал новый заход. Он подошел ко мне и сказал: "Посмотри, что у меня есть". Вася снял сандалики, и в них оказались тоненькие сосновые палочки, которые также были предложены Наталье. Она положила их в кроссовки, продолжая стучать по бубну. А Вася уже подошел с новым изобретением: "Хочешь посмотреть, что у меня?" и оттянул резинку трусиков. Там лежали небольшие толстые палки. Аудитория зашлась дружным гоготом. Палки были торжественно вручены Наташе с соответствующими инструкциями.

На следующий год мы вновь встретили Наташу. Ей не только перестали сниться кошмарные сны, но и в личной жизни произошли позитивные изменения.

За лето я набрался уверенности и опыта в проведении семинаров по Симорону, и когда Сергей снова пригласил меня в Урюпинск, то сомнений в успехе не было.

Я приехал в Урюпинск утром. Семинар начинался в 18.00, и у меня был целый день для подготовки. Позанимавшись часа два, я почувствовал голод. Зашел на кухню, поставил чайник и увидел целлофановый пакет с курагой. Попытался развязать пакет, но не тут-то было - узел оказался крепко затянут. Рука автоматически потянулась к ножу, видимо, сработал стереотип, заложенный в человечество Александром Великим. Стоп! Буквально несколько минут назад я мысленно проигрывал начало семинара, и в голове еще звучало, что "все является моей проекцией, частью меня". Зачем вносить ненужную деструкцию в мир и отрезать пакету "голову"! Я задумал поработать с узлом, а потом привести эту работу на семинаре в качестве примера, и произнес:

- Я благодарю тебя, узел, за предупреждение о том, что ты можешь не развязаться, несмотря на все мои усилия, и что в моей жизни может появиться множество запутанных узлов и ситуаций. Шнурки на моих ботинках могут превратиться в сплошные узлы, и я вынужден буду жить, не снимая ботинок даже на ночь. Мне придется мыться в них, а потом в них долго будет хлюпать вода. И за то, что ты предупредил меня об этом, уважаемый узел, я сердечно тебя благодарю.

Чтобы переименоваться, я попытался воплотиться в узел, стать им, и почувствовал напряжение в теле. Значит, нужно расслабиться. Сейчас явно не помешал бы массаж. Я нежно погладил узел*. Мое новое имя звучало так: "Я тот, который массирует узел". После этого я тихонечко потянул запутанные части узла в разные стороны и почувствовал, что он начал медленно развязываться.


* Замечу, что, вводя эту фразу в компьютер и одновременно слушая "Энигму", я несколько раз услышал relax (расслабься) и потом take a deep rest (расслабься очень глубоко).


Отведав травного чаю с ароматным медом и курагой, я опять стал готовиться к семинару, делая записи. Внезапно шариковая ручка перестала писать. Я уже был настроен на благодарственную волну, и имя нашлось моментально: "Я тот, который согревает ручку теплом руки". Ручка промурчала мне в ответ и начала ровно и мягко писать.

Эти две простые метафоры я использовал на семинаре для иллюстрации идеи переименования.

В первый день тренинга я получил впечатляющий сигнал поддержки. Мне казалось, что первый мой семинар в Урюпинске был слабым. Тем не менее выяснилось, что многие участники семинара сумели разрешить сложные проблемы: кому-то удалось получить квартиры, кто-то стал больше денег зарабатывать, а у кого-то улучшились взаимоотношения с близкими. Многие новоиспеченные волшебники помогли своим друзьям успешно справиться с разными проблемами и тем самым способствовали распространению Симорона.

Следующий день тоже начался удачно. Накануне со своей проблемой обратился Митя - жена ревновала его к "каждому столбу". Митя поблагодарил жену за предупреждение о том, что она может окончательно лишить его свободы: будет водить его за ручку, подписывать ему увольнительные на выход из дома, и в итоге все знакомые будут смеяться над ним. Митина жена была переименована через трэк: "Я та, которая стреляет из арбалета по воздушным шарикам".

Довольно поздно придя домой, Митя с удивлением обнаружил, что жена спит. Раньше она всегда ждала возвращения мужа, чтобы выяснить, где он пропадал. На плите стояла еда, наш герой поел и лег спать. Проснувшись утром, он привычно затаился и прислушался. Вместо ожидаемого ворчания и угроз он услышал, что жена, гремя тарелками на кухне беззаботно напевает песню, следовательно, настроение у нее прекрасное. Самое интересное, что это произошло даже несмотря на то, что Митя напрочь забыл о переименовании жены и ни разу не повторил ее нового имени.

В свой следующий приезд в Урюпинск я узнал, что у Мити больше не было проблем с женой на почве ревности.

Третий день начался с истории, рассказанной Анной. Накануне она купила на базаре сапоги, у которых сразу отвалился каблук. Она занесла их на базар. Продавщицы на месте не оказалось, и Анна отдала их хозяину лотка для замены, оставив свой адрес и предупредив, что зайдет за новой парой. Вечером Анна рвалась раньше времени уйти с семинара, чтобы успеть за сапогами. Я предложил Анне переименоваться, что та и сделала, но легкое беспокойство ее не покинуло. Вернувшись после семинара домой, Анна увидела в прихожей новую пару сапог - продавщица сама их принесла.

Закончу этот рассказ поучительной историей (хотя можно было бы продолжать и продолжать). Когда я объяснял технику переименования с поиском корня, со своей проблемой вышла Тамара. Она вложила все свои сбережения (довольно приличную сумму) в банк, который через некоторое время перестал выдавать деньги. Причем выяснилось, что несколько участников семинара тоже вложили деньги в этот банк.

Сначала Тамара поблагодарила банк за предупреждение о возможности потери денег. Затем я задал вопрос, когда в жизни Тамары случались похожие ситуации. Оказалось, что ее дети заняли у нее деньги на мебель и не отдали. Затем Тамара вспомнила, что сама не отдала денежный долг матери. Наконец, она поняла, что задолжала маме внимание, заботу, душевный комфорт. Последние пять лет жизни матушка была слаба, и Тамара не брала ее на дачу - пришлось бы много времени ухаживать за ней, вместо работы на огороде. Мама шибко огорчалась по этому поводу, так как очень любила проводить лето на даче.

Теперь нужно выдать маме душевный комфорт. Тамара вообразила, что берет ее на дачу. Представилась такая картина: та сидит на крылечке и греется на солнышке, а Тамара несет ей корзиночку свежесобранной клубники. Мама с удовольствием ест клубнику, на ее лице - благодарная улыбка.

Тамара почувствовала, что свалился камень, долго отягощавший ее душу. От радости она не могла сдержать слез. Раскрасневшаяся и счастливая, она ходила по кругу и повторяла: "Я та, которая угощает маму клубникой", а группа дружным хором подтверждала это имя.

Вскоре я узнал конец истории. Не прошло и месяца, как банк начал выплачивать деньги. Был установлен максимальный предел суммы, выплачиваемой одному лицу. Тамаре удалось получить вдвое большую сумму наличными, а другую часть ей компенсировали УАЗиком и гаражом. За банком осталось совсем немного денег, причем он собирался продолжить погашение долгов.

Этот рассказ отчасти носит демонстрационный характер. В нем показано, каких многообещающих результатов можно достигнуть на тренинге по Симорону при поддержке единомышленников. В системе Симорон коллективной работе отводится большая роль и разработано много эффективных групповых техник. А теперь представьте себе, что творится на занятиях в Киеве, где группы в сотню человек проходят обучение в течение года у самого Бурлана!

Жадность.

Когда Бурлан на семинаре в Москве впервые объяснял технику переименования с поиском корня, то заметил, что с помощью этой техники можно изменить какие-то качества личности. Если я, к примеру, застенчивый, то я нахожу корневой эпизод, когда застенчивость появилась впервые, и переименовываюсь. Прямо на семинаре я замыслил разобраться, почему в моих отношениях с людьми присутствовала корысть и жадность: я часто сравнивал стоимость услуг и подарков, не любил одалживать деньги. Я занырнул в прошлое и сразу нашел корневой эпизод.

Мне около четырех лет. Ясный летний день. Отец забрал меня из детского сада. Наш путь пролегал мимо воинской части. Вдруг за забором я увидел офицерскую фуражку с синим околышем. Отец нашел длинную палку, просунул ее сквозь забор и ловко достал фуражку. Моему ликованию не было предела. Я и до этого круглосуточно играл в солдат, и, по рассказам матери, одним из моих первых слов было "садаты".

Я все выходные проходил в этой фуражке, маршируя в ней перед зеркалом, и хотел пойти в ней в сад. Видимо, меня убедили не брать фуражку, а взять только кокарду. Как она была красива! Как переливалась золотом на солнце!

Когда в детском саду я с напускным равнодушием показал кокарду, то глаза у ребят заблестели. Меня обступили плотным кольцом и наперебой выхватывали ее друг у друга. Всеобщему восхищению не было предела. Мой друг, Юрка, выпросил у меня кокарду и пообещал дать что-нибудь взамен. Через какое-то время я понял, что не увижу больше свою драгоценность и что взамен он ничего не даст. Весь мир померк, потерял смысл. Я впервые в жизни понял, что меня предали, обманули.

Сидя на семинаре, я чуть не расплакался, вновь пережив сильные чувства, которые бурлили в моей душе много лет назад.

Я вспомнил еще один эпизод, относящийся к этому возрасту. Отец подарил мне небольшую тяжелую коробку. Когда я открыл ее, то у меня перехватило дыхание - в коробке находились железные солдатики: командир со знаменем, солдатик с гранатой, мотоциклист, пушка, танк и так далее. Солдатики были необычные, не зеленого цвета, как у всех, а - бронзового! Когда я нес коробку в детский сад, то в глубине души догадывался, чем все может кончиться - у меня растащат солдатиков. Так оно и получилось.

Я нашел корневой эпизод, когда во мне поселилась жадность, и решил переиграть события по новому сценарию.

Сначала я поблагодарил Юрку за предупреждение о том, что в моей жизни могут встретиться люди, которые будут брать у меня какие-то нужные и ценные вещи и не возвращать их, а я постепенно превращусь в Плюшкина. После этого я переписал сценарий тех событий.

Я мысленно взял в детский сад фуражку, и мы все играли с нею. Возникли споры: кто и сколько времени будет ее носить? Я придумал игру "Конкурс Генералов". Участники конкурса по очереди надевали фуражку и маршировали, а воспитательница оценивала качество строевой подготовки. Победитель конкурса получал звание генерала и право носить фуражку до обеда. А тот, кто быстрее всех засыпал, носил фуражку после тихого часа.

Я увидел сияющее лицо Юрки, победившего в первом конкурсе генералов, и довольные лица других ребят. Я рад, что сумел сделать счастливыми всех мальчишек и даже воспитательницу! Имя найдено: "Я тот, который устраивает конкурс генералов".

Результат переименования не заставил себя ждать. В пятницу вечером нам позвонила теща и сообщила, что у них сломался телевизор. Тесть собрался в понедельник везти его в ремонт, несмотря на то что сильно болел и почти не вставал с постели. Жена исподволь стала зондировать возможность покупки родителям нового телевизора. Я колебался: может отдать старый "Горизонт" теще с тестем, а себе купить новый? Тут я вспомнил, что "устраиваю конкурс генералов", и, представив себе счастливые лица родителей, принял решение.

В приподнятом настроении мы купили "Gold Star" и привезли его родителям. Они радовались как дети, а вместе с ними радовались и мы. Выяснилось, что с утра у них было очень грустное настроение, и теща сказала: "Почему мы такие несчастные? Никто никогда не подарит нам телевизор!" И нежданно-негаданно, через несколько часов, он волшебным образом появился.

Отныне, когда я понимаю, что в какой-то момент мною руководит жадность, я "устраиваю конкурс генералов". Более того, я применяю это имя в случаях, когда я даю предметы (например, книги) во временное пользование, или когда я даю деньги в долг.

Сейчас основным мотивом моих поступков является уверенность в том, что мне выгодно быть бескорыстным - в этом мой "шкурный" интерес! Ведь все являются моей проекцией, и то, что я делаю другим, я делаю, прежде всего, самому себе. Поэтому я иногда могу позволить себе роскошь провести недорогой семинар или за минимальную плату (а иногда и бесплатно) поработать с заказчиком. Я знаю - Симорон меня не забудет!

Волшебное преображение.

Я работаю продавцом в магазине, у которого два владельца. Один, которого зовут Алексей Александрович, частенько захаживал в магазин и противным голосом делал нам замечания:

- У вас бардак: ценники написаны криво, товар разложен неправильно.

От его бесконечных придирок не только у меня, но и у всех портилось настроение и опускались руки. Кассир ошибалась, молодые продавцы разбегались по углам, стараясь не попадаться Алексею на глаза.

У Алексея трое детей, и, видимо, он привык читать нотации и жене, и детям, - всех ставить в угол. И эта привычка распространилась у него на подчиненных - он старался "поставить в угол" и нас. Внешний вид Алексея не соответствовал его положению: шнурки развязаны, кроссовки стерты, волосы торчат в разные стороны, руки вечно грязные, в машинном масле, а на губе то ли шрам, то ли болячка.

На одном из семинаров Бурлана, когда объяснялась техника переименования актуального сигнала, мне захотелось применить ее к Алексею. Я мысленно помыла его, сделала массаж, подстригла Алексея и стала думать, как быть с болячкой на губе. Мне представился тибетский старичок, подаривший целебный бальзам из трав, собранных высоко в горах. Я стала мазать ароматным бальзамом болячку. Он был очень нежный, моментально впитывался в кожу, делая ее упругой и гладкой. Я почувствовала удовлетворенное мурчание Алексея и сформировала имя: "Я та, которая лечит рану бальзамом с Тибета". Я ходила по кругу, повторяя это имя, заглядывая каждому участнику группы в глаза, находя подтверждения целительного имени.

Довольно долго после переименования Алексей к нам не приходил. Он даже не появился, когда наш магазин переехал в новое помещение. Наконец, через четыре месяца, Алексей к нам пожаловал. В первый момент я его не узнала. Он выглядел как фотомодель с обложки западного журнала: модная прическа, гладкая кожа, строгий костюм с галстуком. В него можно было влюбиться. Болячка на губе стала малозаметной, и увидеть ее можно лишь внимательно приглядевшись. Ровным, спокойным голосом он произнес: "Господа, вам надо облагораживаться. Заведите цветы". С тех пор Алексей как будто заново родился - стал уравновешенным, доброжелательным, а если и делал замечания, то по делу.

Наш магазин специализируется на продаже верхней одежды. Помещение магазина небольшое, и поэтому склад находился в подвале. Этот подвал облюбовали крысы, они с удовольствием лакомились не только коробками, но и одеждой. Грузчики жаловались, что наглые крысы ничуть не боятся людей, крутятся под ногами и мешают работать. Ребята купили ружья и, когда выпадала свободная минутка, ходили в подвал поохотиться на грызунов, но от этого число серых хищников не уменьшалось.

Однажды я спустилась в подвал и остолбенела - прямо на клавиатуре компьютера сидела крыса, величиной с хорошего котенка. Ничуть не смущаясь и не обращая на меня внимания, она занималась своими делами - ведь это была ее законная территория.

В другой раз, я увидела на ступеньках, ведущих в подвал, пяток крыс, сидевших рядочком. Мне показалось, что они с надеждой смотрели на меня. Признаюсь, что мне стало жаль голодающих крыс, и я решила втихаря покормить их хлебом - не все же им коробки с тканями есть!

Неоднократно предпринимавшиеся попытки потравить крыс к успеху не привели, и я подумала, что пора применить Симорон. Я поблагодарила крыс за предупреждение, что они могут перебраться из подвала в зал и будут носиться по магазину, сметая все на своем пути. Я переименовала крыс на ЯСном и получила мантру ТУРИМЭКС, с которой постоянно работала. Крысиная головоломка разрешилась неожиданно - через полгода наша фирма купила другое помещение, и магазин переехал.