Глава 6. Десять стадий


...

Кризис рождения: от появления на свет до семи лет

С рождения мы в течение примерно семи лет пребываем на стадии развития, удачно характеризуемой словом “дремота”. Мы не способны понять, кем являемся и что можем получить от родителей. В младенчестве мы связаны со своими няньками и родителями и растем, окруженные их любовью и заботой. Наше собственное отношение к миру и связям с ним начинает формироваться с самого рождения. Вышедший из материнской утробы младенец не способен приобрести то, что ему нужно. Если о ребенке не заботиться, он умрет. Эти физические реалии формируют у малыша одно из двух настроений: “У меня есть потребности, и я способен их удовлетворить” или “У меня есть потребности, но я неспособен их удовлетворить”. Таким образом, мы будем продвигаться по жизни, чувствуя себя или могущественными, или бессильными.

Малыш чувствует себя или способным, или бессильным приобрести то, что ему нужно.

Первые впечатления от жизни всегда являются самыми глубокими и наиболее долговременными. Хотя при рождении ваш ум еще неразвит, вы способны чувствовать и оценивать ситуацию, в которой оказались. Вы или чувствуете, что можете получить то, что вам надо, или ощущаете свою неспособность сделать это. По той причине, что лет шестьдесят назад в роддомах младенцев начали держать отдельно от мамаш, множество детей, повзрослев, решили, что неспособны обрести необходимое. К счастью, сегодня от этой практики повсеместно отказываются. Мы стали понимать важность связи между родителями и ребенком.

Человек, ощутивший в детстве бессилие, повзрослев, не обязательно ощутит неспособность обрести желаемое. Во многих случаях отсутствие чего бы то ни было, может сделать нас более сильными. Если мы чувствуем, что не можем получить то, в чем нуждаемся, — поневоле ведем себя так, чтобы не выглядеть слабыми. Но, даже достигнув своего, мы чувствуем порой, что никому не нужны.

Если я чувствую, что мне не дадут того, что мне надо, то решаю, что мне надо подрасти и обрести способность самому всего добиваться. Прежде чем я смогу делать все сам, у меня уже появится ощущение излишней, гипертрофированной ответственности и независимости. Я могу чувствовать себя вполне способным достичь внешнего успеха, но при этом буду упускать внутренний успех.

Если ребенок растет слишком быстро, он пропускает некоторые важные стадии развития.

Другая распространенная реакция на чувство бессилия — неспособность определить, что нам нужно и чего хочется.

Если мы не получаем то, в чем нуждаемся, нам трудно прочувствовать и определить свои потребности. Не имея о них четкого представления, трудно ощутить, что мы достойны их удовлетворять, что имеем на это право. И наоборот: чем больше мы получаем того, в чем нуждаемся, тем яснее осознаем свою потребность в этом, тем сильнее чувствуем, что имеем на это право.

Четкое знание своих потребностей дает ощущение, что мы вправе их удовлетворять.

Без ясного ощущения своих прав, мы расходуем в процессе приобретения желаемого слишком много сил. Доставляя удовольствие родителям ради того, чтобы они дали нам необходимое, мы по ошибке отказываемся от себя. Бессилие может сделать нас или чересчур зависимыми от других, или заставит слишком полагаться на самих себя. Если в начале жизни вы внутренне чувствуете себя способным получить то, в чем нуждаетесь, значит, в конце концов достигнете здорового равновесия между зависимостью от других и надеждой на себя.

Если я считаю, что мне не дадут того, в чем я нуждаюсь, то сам стремлюсь приобрести то, что мне хочется. Существует различие между тем, что нам нужно, и тем, чего мы хотим. В своих потребностях мы зависим от других; в своих желаниях мы полагаемся на себя. Детям требуется на протяжении многих лет получать необходимое, прежде чем они обретут способность приобретать то, чего им хочется. Вплоть до двадцати одного года мы в большей степени зависим от того, что делается для нас. После того как мы разменяли третий десяток, у нас появляется намного больше возможностей получить то, чего мы хотим.

Психология bookap

Если мы слишком быстро научились заботиться о себе, то думаем, что должны делать все сами. Мы не ценим помощь других и даже отказываемся от важной поддержки. В отношениях с близкими мы не чувствуем себя комфортно. Во всех странах мира, где новорожденных не отлучают от матерей, дети намного ближе к своим родителям и семьи намного сплоченнее.

Хотя в развитых странах мы и пережили родовую травму отрыва от матери, в этом есть свои плюсы. Для того чтобы найти лучший путь, порой надо пойти в неверном направлении. Целое поколение стремилось делать все самостоятельно, своими силами обретать необходимое во внешнем мире. Сегодня эти люди заново осознают свою потребность в любви. Появилось множество психотерапевтических методов, помогающих нам вернуться обратно и залечить травмы, вызванные дефицитом того, в чем мы так нуждались в раннем детстве (когда были максимально беспомощны и ранимы).