Глава 6. Десять стадий


...

Безмолвный кризис: от семи до четырнадцати

Начало обучения в школе может стать для детей настоящим потрясением. Но, как правило, об этом никто не знает или не вспоминает. Это безмолвный кризис, так как дети уходят из дому и родители не знают, что с ними происходит. Если ребенок не чувствует себя свободным в проявлении своих чувств, очень часто он не только не рассказывает о них родителям, но и сам не силится осознать, что с ним происходит. Чтобы узнать, что творится у них внутри, детям в этом возрасте нужен еще кто-то, кто проявит заинтересованность к их внутреннему миру, заставит заглянуть в себя и поведать о своих ощущениях, переживаниях и желаниях.

Если в раннем возрасте ребенок не получил должной заботы, то на второй стадии взросления он, вполне вероятно, попытается оставаться “маленьким”. Он может вспыхивать детским раздражением, мочиться в постель, сосать пальцы или демонстрировать другие виды регрессивного поведения. Вместо того чтобы ребенка за это наказывать, родителям надо понять, что он просто стремится отступить назад и наполнить свои первые резервуары любви. Родители могут помочь ребенку, предоставляя ему время и возможность получить то, в чем он нуждается.

Примерно в семилетнем возрасте у нас проявляется потребность в активных играх, развлечениях и дружбе. Это выглядит так, словно мы очнулись от сна первых семи лет жизни. Период от семи до четырнадцати лет — время учиться тому, без чего не обойтись в социуме, а также умению отдыхать. Несомненно, эти возрастные границы условны. Некоторые дети пробуждаются раньше, другие “спят” дольше. Если в первые четырнадцать лет жизни у нас не было возможности (безопасной) противиться переменам и испытать весь спектр переживаний, мы не можем четко определить, кем являемся и чего хотим.

На “игровой” стадии мы учимся не торопиться с получением желаемого. Но прежде — научаемся участливому отношению к другим, щедрости. Эти приобретенные качества позволяют нам лучше понять, чего хочется нам самим, и терпеливее ждать исполнения желаний. Существенная часть данного процесса — вспышки раздражения из-за того, что что-то не по-нашему. Когда взрослые реагируют на эмоциональные всплески ребенка с любовью, не диктаторски, это становится важной составляющей здорового развития эмоциональной сферы ребенка. Совсем без детских истерик не обойтись — именно они учат вашего сына или дочь справляться с сильными желаниями, не подавляя их. Если родители в ответ не выходят из себя, ребенок в конце концов понимает, как контролировать свое поведение.

Взрослые — и те порой ведут себя как дети. По-хорошему, надо бы им научиться получать необходимое, не выплескивая на других свои отрицательные эмоции. В большей части тех случаев, когда мы обвиняем в своем несчастье других, нам нужно наполнить первый резервуар любви. На что бы вы ни указывали обвиняющим перстом, остальные три пальца всегда обращены к нашим первым вместилищам любви. Чтобы освободиться от осуждения других людей, необходимо прислушиваться к своим чувствам и относиться к ним так, как родители относятся к капризам своих детей. В десятой главе мы узнаем, как поддерживать эти резервуары заполненными, не уподобляясь двухлетнему ребенку.

Поддержание первых резервуаров любви наполненными — в основе чувства безопасности. Если нами пренебрегали — мы не испытываем драгоценного чувства поддержки. Даже обретя внешнюю безопасность, мы не можем ощутить истинный покой, поскольку не знаем, чего заслуживаем. В глубине души таится ощущение, что у нас могут все отнять. Мы думаем: для того чтобы нас любили, нужно быть хорошими, и правильно себя вести. Но для маленького ребенка эта слишком большая нагрузка. Ему нужна безусловная и чистая любовь.

Только если наши первые эмоциональные потребности в любви удовлетворены, мы сможем испытать радость от прикосновения к своему истинному “я”. Если в детстве мы ощущали любовь и заботу о себе, то во взрослой жизни любовь к себе будет даваться нам сама собой. Без этого прочного фундамента всю оставшуюся жизнь мы так и не сможем по достоинству оценить себя.

По своей природе мы уже полны радости, любви, покоя и уверенности. Детям подобные ощущения даны от рождения. Но, перестав получать ту любовь, в которой нуждаются, они постепенно утрачивают контакт со своей истинной природой. От любви, отмеренной нам в раннем детстве, зависит и степень нашей связи с тем, кем мы являемся на самом деле. Так же как любовь соединяет нас с другими, она связывает нас и с самими собой.

В детстве мы лишены возможности любить себя. Единственный способ осознавать себя — наблюдать свое отражение в зеркале родительской любви и подмечать, как к нам относятся домашние и друзья. Если они демонстрируют уважение, мы понимаем, что достойны уважения. Если они заботятся о нас, мы считаем, что имеем на это право. Если они помогают нам, тратя свое время и энергию, мы чувствуем, что стоим этой заботы.

В начальной школе (от семи до четырнадцати) детям необходимее всего ощущение безопасности. По мере того как ребята растут, познают мир и готовятся к жизни в нем, им следует позволить делать множество ошибок — из тех, на которых учатся. Одновременно родителям нужно направлять жизнь ребенка и защищать его от негативных влияний. Для маленького человечка это время забав и свободного самовыражения. Если подходить к ребенку с мерками совершенства, это может повредить его естественному развитию.

Взрослые склонны быть чересчур серьезными и ориентированными на работу потому, что именно этого от них ожидали в детстве. В их семьях делался слишком большой акцент на выполнении домашней работы, упорном труде и самопожертвовании ради семьи. На самом деле это время предназначено для единения с теми, кто заботится о ребенке; это время невинности и безусловного прощения.

На ранних стадиях рассматриваемого этапа ум еще не развился в той степени, чтобы быть способным проводить разграничение: “Я сделал что-то плохо, но я не плохой”.

Ребенок делает прямолинейный вывод: “Если сделанное мною плохо, значит, я плохой. Если со мной случается что-то плохое, значит, я плохой”. Даже взрослые в большинстве своем не осознают данного различия. Это происходит потому, что, когда они были детьми, их родители тоже не видели разницы между двумя изложенными выше утверждениями. Если ребенок не хочет исполнять ваших указаний, лучше сказать ему, что он “не контролирует свое дурное поведение”. Тогда он не будет ощущать себя ущербным.

Когда ребенок ведет себя плохо, родителям” вместо того чтобы сразу усмирять его, нужно немного подождать — минуту на каждый год жизни ребенка. Если ему восемь лет, значит, перерыв должен быть восьмиминутным. Когда ребенок ведет себя плохо, он не выполняет ваши желания и требования, выходит из-под контроля. За несколько минут передышки он сможет получить то, что ему нужно, чтобы снова стать управляемым. Просто оставьте ребенка на это время в комнате одного. Тем самым вы не позволите ему беспокоить своими выходками других, и одновременно предоставите ему возможность пережить бурные эмоции и освободиться от них. В это время у ребенка может проявиться вспышка гнева. Ну что же — она поможет ему научиться контролировать свои эмоции, не подавляя их.

Если взрослые понимают важность эмоциональной целостности человека и осознают ценность чувственного разума, то им легко понять, насколько важно с помощью подобных перерывов дать ребенку шанс обрести контроль над собой. Бог сделал наших детей такими, что их нужно воспитывать и устраивать “паузы”, если они упрямятся.

Если ребенок не хочет оставаться в комнате или ванной, лучше не закрывать дверь на защелку, а самому удерживать ее закрытой — пусть знает, что он не оставлен и что за дверью кто-то есть. Регулярное проведение таких перерывов позволяет ребенку не терять контакта со своими чувствами, в частности — с желанием сделать других счастливыми.

Наказания не достигают своей цели. Тюрьмы заполнены людьми, которых наказывала жизнь и родители. Девяносто процентов находящихся в тюрьмах — мужчины, а девяносто процентов обратившихся за психиатрической помощью — женщины. Когда мужчину наказывают, он вымещает зло на других, тогда как женщины вредят самим себе. Это одна из основных причин, почему в период полового созревания для девочек свойственна заниженная самооценка, а для мальчишек — хулиганские выходки. Парни склонны относиться к миру так же, как когда-то обошлись с ними, то же происходит и с девушками.

Психология bookap

Наказание постепенно делает нас невосприимчивыми к своим чувствам. В результате — мы теряем свое естественное желание доставить родителям удовольствие. Многие из нас, повзрослев, становятся на удивление заботливыми потому, что в детстве не смогли в должной мере порадовать своих родителей и домашних. Если родители помогают детям радовать их, у мальцов формируется здравая самооценка.

На этой стадии родители могут ощутить себя в какой-то мере бессильными помочь своим детям. Как бы вы ни любили своего ребенка, вы не можете сделать его счастливым, если друзья не будут хорошо к нему относиться. Как бы вы ни любили его, вы не можете дать ему любовь к себе самому. Но вы можете помочь своим детям. Выслушивая их и пытаясь понять, вы уже им помогаете. Безусловная забота родителей поддержит надежду ребенка на получение от членов семьи и друзей того, что ему нужно. Также родители очень помогают своему ребенку, когда устраивают его контакты с другими детьми, дают возможность подружиться со сверстниками. На этой стадии ребенку необходимо успешно адаптироваться к социальным законам и условиям жизни в обществе. Забота родителей не теряет своего значения. Однако чересчур большая опека — это не хорошо. Когда родители дают слишком много, дети отталкивают их от себя; им надо самим делать что-то для себя.