Глава 16. Устранение двенадцати препятствий


...

8. Избавиться от придирчивости

Утратив врожденное знание о том, что жизнь несовершенна и никогда не будет совершенной, вы становитесь придирчивым. Вы ждете от себя и других слишком многого. По-вашему, все должно быть идеальным, или совершенства нет вовсе. Отыскивая в других несуществующие достоинства, вы никогда не станете счастливыми и не испытаете чувства удовлетворения. Вы чересчур взыскательны для этого и потому отвергаете дары жизни. Все вами оценивается и сравнивается. Не обнаружив вокруг себя ничего сносного, вы лишаете себя возможности свободно отдавать и принимать любовь.

Ожидая от жизни совершенства, вы не можете расслабиться, наслаждаться собой и тем, что у вас есть.

Потребность в совершенстве ложна. Она зарождается в детстве, когда мы стараемся в угоду родителям быть безукоризненными. По ошибке мы считаем: нам необходимо быть совершенными, чтобы они стали счастливыми. Каждый ребенок рождается с естественным желанием радовать родителей.

Стремление радовать других—это здорово, но перегибы в этом желании — уже патология.

Если прежде ребенок не радовал родителей, в нем может развиться потребность ощущать себя совершенным. В детстве мы были на седьмом небе от счастья, когда чувствовали, что родители нами довольны, и очень расстраивались, если разочаровывали их. Чтобы порадовать отца и мать, мы пытались внести изменения в свое поведение и в ощущения, отвергая тем самым свою суть. Чем больше мы в угоду родителям отвергали свое истинное “я”, тем сильнее чувствовали, что должны быть пай-мальчиками.

Если ребенок не сумел осчастливить родителей, он испытывает потребность быть совершенным.

В детстве нас не гладили по головке, когда мы вдруг выходили из себя. В результате мы не смогли получить подтверждение того, что с нашими чувствами все в порядке. Ребенок должен иметь возможность свободно прочувствовать эмоции всех уровней, а потом постепенно научиться управлять ими. Если родители не одобряют какой-то эмоции, естественно, что, испытывая ее снова, ребенок будет ощущать, что с ним что-то не так. Чтобы заслужить одобрение родных, он вынужден подавлять свои чувства.

Ребенку необходимо получить подтверждение того, что его отрицательные эмоции—нормальное явление.

В детстве необходимо сделать много ошибок, чтобы выучиться на них. Но часто нам внушали: “Ты совершил ошибку, значит, с тобой что-то не так”. Поэтому большинство из нас так и не узнали, что делать оплошности — это нормально. Пребывая в уверенности, что не должны ошибаться, мы на пороге того, чтобы признать и необходимость быть совершенным.

В детстве нам надо было узнать” что совершать ошибки — это естественно.

Если мы наделены каким-то особым даром или талантом, это также ведет к нашей придирчивости. Раз мы талантливы, нам хочется быть в центре внимания. Мы привыкаем чувствовать восторженное отношение к себе, вызванное нашими способностями. В результате нам трудно решиться делать то, в чем мы менее совершенны.

Привыкнув радовать своих родителей (делая что-то лучше других детей), мы боимся разочаровать их, занявшись тем, что получается у нас не так хорошо. Но если мы не пройдем через борьбу, не набьем шишек, стремясь к поставленной цели, — так и не узнаем, что нас продолжают любить даже тогда, когда нас постигла неудача.

Ребенку важно испытать неудачи, чтобы узнать, что делать ошибки — нормально.

Ощущение своей неспособности удовлетворить все запросы родителей выливается в чувство неполноценности. Хотя придирчивый человек может быть самым совершенным в своей области, сам он думает иначе. Иногда придира не только не любит то, чем занимается, но и ненавидит свое дело.

Хотя придирчивый человек в своей профессии (области деятельности) может быть самым совершенным, сам он не чувствует себя таковым.

Чтобы осознать скрытое чувство неполноценности, определяющее многие из наших внешних ощущений и желаний, запишите на магнитофон свою беседу с кем-нибудь. Когда люди слушают свой голос, большинство из них приходит в замешательство, так он им не нравится. Иногда человек даже не верит, что это его голос.

Причина такой сильной реакции в том, что внутри себя мы заняли круговую оборону, чтобы компенсировать детское ощущение своей неполноценности. Сопротивляясь отрицательным оценкам, которые нам давала жизнь на разных этапах, мы создали в уме свой искусственный образ.

Поскольку на самом деле голос, записанный на пленку, отличается от нашего представления о нем, прослушивание фонограммы проявляет детский страх: если мы не будем достаточно хороши, от нас откажутся. Страх перерастает в сильное замешательство. Нам трудно принять себя, даже если другие, слушая запись, считают, что наш голос звучит замечательно.

Прослушивание магнитофонной записи своего голоса проявляет детскую боязнь оказаться недостаточно хорошим.

Если внутри нас кроются отрицательные эмоции, прослушивание магнитофонной записи сразу проявит их. Чтобы избавиться от этих чувств, необходимо вернуться в прошлое и поработать над ними.