Предисловие.

Со смертью Вильгельма Райха "эмоциональная чума" поразила своего самого сильного противника. В число "невинных" жертв недуга попадали с тех пор, как существует историческая традиция - причем без каких бы то ни было исключений, - все те, кого умертвила эта специфическая болезнь человечества. Но Райх не был жертвой по незнанию. Он был первым человеком, который осмысленно исследовал и в достаточной мере понял биопатологическую основу бедствия, порождаемого угнетением генитальной любовной жизни. На протяжении всей своей жизни он искал подходящий метод для борьбы с этой напастью. Он никогда не упускал возможности обратить внимание общества на тот факт, что, собственно, "эмоциональная чума" и есть единственный враг человека, что она, если ее не понять и не вести против нее эффективную борьбу, сделает невозможным устранение страха смерти у ребенка, у подростка и у массы людей, страдающих биофизическими и эмоциональными заболеваниями. Следствие сказанного заключается в том, что это заболевание, поразившее самого Райха, не было неожиданностью. Он распознал опасность, заключенную в ней, и с мужеством подлинного ученого подвергся ее разрушительному воздействию. По мере того как болезнь прогрессировала, он искал выход из того мира псевдоюридической болтовни, в который его втянула "чума", и при этом стремился не скомпрометировать научную истину.

С момента смерти Райха наблюдался постоянный спрос на его книги, ясно свидетельствующий о том, что "чума" не достигла своей цели - сокрытия правды. Клеветнические нападки на ученого, направленные на его дискредитацию и отвлечение внимания общественности от сделанных им новаторских научных открытий, хотя и не полностью, но потеряли свою эффективность, так что теперь должно стать возможным обращение к работам Райха с целью их трезвой оценки.

"Функция оргазма" была первым трудом Райха, переведенным на английский язык. Это не учебник, а скорее научная биография. "Систематическое изложение и не дало бы представления читателю о том, как постановка проблемы и ее решение ведут к возникновению другой проблемы, и не показало бы, что данная работа не является чистым открытием и что каждая часть этого труда обязана своим существованием движению по собственному пути научной логики".

Потрясает то обстоятельство, что Вильгельму Райху, который был инструментом этой логики, пришлось умереть в государственной больнице. Трагично, что были беспомощны те, кто заботился о нем, и что было много людей, знавших об этом и ничего не сделавших, чтобы изменить ситуацию. Нельзя продолжать стоять в стороне и говорить: "Прости им, ибо не ведают они, что творят". Придет время, когда мы найдем способ, чтобы прекратить это постоянное убийство жизни и знания о жизни. Это знание существует, и оно снова стало доступным благодаря публикации трудов Райха. Мы должны научиться переносить правду. Мы должны научиться понимать и признавать биоэнергетическую функцию оргастической конвульсии и должны научиться понимать то, чем мы станем и что мы делаем, не давая проявляться этой функции или отрицая ее существование.

Эта книга содержит знание, и в знании - надежда.

Нью-Йорк, 1961 г

Мэри Хиггинс,

член правления

Фонда попечения о детях

им. Вильгельма Райха