Глава 9

Возраст Тома Сойера: с восьми до двенадцати


...

Ограды

Мальчик в возрасте Тома Сойера формирует свой кодекс чести. Он ищет себе лидера, которого бы он уважал, и подходящие для себя нормы поведения. Тайные общества и ритуалы становятся для него крайне важным элементом жизни, его потрясает до глубины души, если родители или другие люди не держат своего слова. Он пристально наблюдает за родителями и готов мгновенно указать на любое несоответствие между тем, что мы говорим и что делаем. Он требует от нас, как и от себя, непременного соблюдения норм и правил. Любое лицемерное заявление, требующее от него соблюдения этических норм, которых мы сами не придерживаемся, приводит мальчика в смятение и вызывает бурное негодование, усиливающееся в отроческом возрасте. Если мальчик ворует или лжет, он готов понять, какие сложности создает такое поведение в его собственной жизни и жизни окружающих. Если же он ловит нас на лжи, даже на самой тривиальной «белой» лжи, ощущение предательства навсегда уничтожает его доверие к нам. Если же эта ложь имеет отношение к нему, то его вера в нашу любовь будет навечно подорвана.

Кеннет, отец девятилетнего Бенджи, пережил такой тяжелый урок. Кеннет развелся с матерью Бенджи два года назад. Но он проводил с Бенджи все выходные, и мысль о встрече грела их всю неделю. Недавно Кеннет встретил Джилл, которая ему очень понравилась. Сначала они с Джилл встречались только в то время, когда Бенджи не было. Потом Кеннет стал приглашать Джилл на выходные. Бенджи в таких случаях был спокоен и отстранен, но Кеннет решил, что Бенджи нужно время, чтобы узнать Джилл, прежде чем он ему откроется. Но однажды Кеннет сказал, чтобы Бенджи не приходил в выходные, потому что у него много работы. И на той же неделе Бенджи подслушал, как мать по телефону ругалась на отца, что он не сказал о поездке, которую они совершили с Джилл. Бенджи совсем отстранился от отца. И хотя Кеннет извинился перед ним, потребовалось немало времени, чтобы Бенджи снова поверил, что для отца он по-прежнему много значит.

Мальчику в переходном возрасте хочется знать, какие существуют нормы и правила и что последует, если их нарушить. Когда требования предъявляются четко, мальчик восьми — двенадцати лет чувствует себя спокойно. Зная, что его ждет и чего ждут от него, ребенок обретает свободу действий.

Но в этом возрасте еще приходится сохранять некоторые кирпичные стены, которые обеспечивали безопасность мальчика, когда он был моложе. Он и сейчас не умеет предвидеть последствия своих действий до того, как начнет действовать: например, он по-прежнему может выскочить на улицу за укатившимся мячом и не заметить приближающегося автомобиля. Поэтому лучше, наверное, если он будет знать: выходить на улицу без взрослых нельзя.

Но теперь кирпичные стены можно использовать и как ограничительные меры вследствие какого-либо проступка, ибо пока еще ему доступна лишь конкретная причинно-следственная связь. Например, если раньше правило, что из школы сын пешком или на велосипеде возвращается прямо домой, было нерушимым, как кирпичная стена, то теперь ее можно заменить плетнем, разрешив ему задерживаться дома у своего друга Теда, если он оттуда позвонит, чтобы мы знали, где он находится. Забыв позвонить нам, мальчик рискует опять оказаться за кирпичной стеной требования идти из школы прямо домой, нигде не задерживаясь. Мальчик младше восьми лет нуждался в нашем непосредственном контроле за его поведением; его восприятие времени и пространства было настолько ограниченным, что использовать отсроченные последствия было неблагоразумно. Сейчас, в возрасте с восьми до двенадцати, он уже может планировать события во времени, может предсказать реакцию окружающих (мама наверняка будет сердиться!) и может, соответственно, помнить о том, что его ждет, если он нарушит соглашение.

Эти соглашения должны иметь характер плетня, а не договора, поскольку соблюдать договор под силу лишь детям более старшего возраста. В младшем подростковом возрасте нашим сыновьям по-прежнему нужны напоминания и поддержка в выполнении ими своих обязанностей. Мальчик еще и сейчас всегда рад доставить нам удовольствие, заслужить нашу похвалу и внимание, сделав доброе дело; психологическая сила еще только начинает побуждать его изнутри к тому, чтобы сделать дело ради самого дела. Поэтому для него жизненно важна наша искренняя похвала. Мы выделили слово «искренняя», потому что мальчик всегда почувствует преувеличенность похвалы и будет сомневаться в своем праве на нее. И главное, нашему Тому Сойеру необходимо наше постоянное присутствие и участие: он ждет от нас руководства, наставления, помощи, поддержки, совета и… пространства, на котором он сможет доказать себе свою способность быть самим собой.

Для того чтобы правильно установить ограды и последствия, воспользуйтесь следующей схемой. Опишите проблему или задачу, которую вы хотите поставить перед своим сыном. В соответствии с возрастом ребенка и уровнем его возможностей укажите тип ограничений и сформулируйте последствия. За помощью вы можете обратиться к главе 5. Не забывайте о том, что границы время от времени нужно пересматривать, меняя тип ограничений и вид последствий, чтобы сын всегда чувствовал себя в безопасности и чтобы требования оптимально соответствовали его возможностям.