Глава 8

Возраст Христофора Колумба: с рождения до семи лет


...

Ограды

Мальчик — это не маленький взрослый. Наиболее распространенная ошибка, которую совершают родители в отношении детей с младенческого возраста до семи лет, это когда они обращаются с детьми как с крошечными взрослыми. Как только мальчик научится говорить, ему начинают объяснять, почему ему можно или нельзя что-нибудь делать, предоставляют возможность выбора, логически убеждают вести себя по-другому и ошарашивают рациональными доводами, связанными со временем и пространством. Маленький ребенок воспринимает время и пространство совсем не так, как взрослые. Именно поэтому четырехлетний малыш проводит так много времени за чисткой зубов: он наслаждается замечательным ощущением воды, бегущей сквозь пальцы. И именно поэтому ему так трудно понять, когда же папа наконец придет с работы: два часа кажутся ему такими же долгими, как и два дня. Сказав ему, что «для этого нужно столько же времени, как доехать до бабушкиного дома», можно вызвать приступ бурных слез, потому что получасовая поездка до бабушкиного дома может казаться ему такой долгой, что ее невозможно вынести. Для того чтобы время проходило для ребенка быстрее, лучше занять его игрой, книжкой, домашними делами, нежели пытаться объяснить ему, через сколько времени папа наконец войдет в двери.

Мальчик нуждается в руководстве, а не в возможности выбирать. Всем нам знакома такая сцена: мама на кухне, трехлетний сын рядом играет с глиной. Она спрашивает малыша: «Что ты хочешь — сухой завтрак или оладьи? Какой сухой завтрак — „Ваше здоровье“, кукурузные хлопья, геркулес или гранулы? Что тебе дать к ним: йогурт, молоко или пополам? Чем подсластить — медом или сахаром? Ты будешь белый сахар или темный?» — и так далее, и так далее. Вальдорфский педагог и всемирно известный лектор Евгений Шварц утверждает, что «ребенок, которому не хватает живого примера взрослого, уверенного в себе и способного направлять ребенка, в дальнейшей жизни будет вынужден вести суровую борьбу, чтобы достичь внутренней уверенности и способности пользоваться внутренней системой руководства… ребенок, которому предоставляют слишком широкие возможности выбора, превращается во взрослого, испытывающего большие затруднения при необходимости принять решение».

Жизнь мальчика первых семи лет зависит от того, сумеют ли родители обеспечить ему пространство для роста и развития, установить режим дня и создать определенные ритуалы, которые придадут отличительную форму и надежное постоянство его существованию. Для мальчика очень важно знать, что каждое утро после того, как он проснется, он примет вместе с папой душ, что одежда будет лежать рядом с ним, что он оденется и все члены семьи будут завтракать вместе, держась за руки и говоря спасибо за еду, что он должен отнести свою плошку для каши на кухню, как только закончит есть, что он сначала почистит зубы и вымоет руки, а потом будет играть.

Этот простой распорядок устанавливают и поддерживают родители. И вот мы берем сына за руку и говорим; «теперь пора принять ванну» — и ведем его с собой в ванную. Или: «Пора убирать игрушки. Эти кубики как потерявшиеся автомобили. Давай поищем для них гараж (коробку, в которую их надо сложить)». Твердо установленный распорядок дел позволяет свести к минимуму ту борьбу, которую обычно приходится вести, добиваясь от ребенка выполнения таких дел, как одевание, чистка зубов и собирание игрушек, нужно только быть рядом, чтобы помочь малышу. В этом возрасте ребенок гордится, подражая нам в любом деле. Однако очень важно не ожидать от ребенка, что он по собственному почину сделает то, о чем его просят. Это — возраст повторений, ребенку необходимо настойчиво и терпеливо все показывать снова и снова, прежде чем он сможет соблюдать установленный распорядок по своей собственной инициативе.

Маленькому мальчику нужны кирпичные стены. Мальчику с рождения до 4–5 лет, в зависимости от индивидуальных особенностей, необходимы кирпичные стены, которые только и могут обеспечить его физическую и эмоциональную безопасность. Маленькие мальчики надеются, что родители сами упорядочат их жизнь, и поэтому они могут свободно следовать за своим инстинктом Христофора Колумба, с естественной энергией и отсутствием внутренних запретов. Им не следует разрешать играть на улице, вблизи открытых водоемов и рядом с кухонной плитой. Это абсолютные запреты, и здесь не может быть места для дискуссии. До пяти лет мальчикам лучше всего играть в большом огороженном дворе с надежно запертыми воротами. В нашей части страны, где распространены передние дворы, наш сын знает, что играть на переднем дворе, когда там нет взрослых, нельзя.

Ему почти шесть лет, но он все еще живет по этому незыблемому правилу, хотя другие ограничения уже немного смягчены. Ему разрешено переходить улицу со своим девятилетним другом Сином. Он участвует в приготовлении пищи на кухонной плите, конечно под нашим надзором. Ему уже начинает хватать простых плетней, на что указывает его готовность взять на себя обязанность кормить кошку и накрывать стол к обеду. Он еще часто забывает об этом, но обычно сразу же делает, если ему напомнить.

Последствия должны соответствовать ситуации и характеру мальчика. Ничто в мире не остается непотроганным, непопробованным и нераскрытым. Это означает, что хрустальная ваза прабабушки и спички для камина должны быть убраны из пределов досягаемости. «Да! Я шлепнула его по руке, — говорит обезумевшая мать, которая не может справиться с двухлетним сыном. — Он должен понимать, что не имеет права трогать мои вещи!» Беда здесь в том, что сын испытывает лишь изумление и обиду оттого, что мать его стукнула. Боль в пальцах не имеет для него никакого отношения к красивым блестящим вещицам, которыми он забавлялся. Никакие суровые слова, объяснения, шлепанье по рукам не помогут, лучше просто убрать бьющиеся или опасные предметы, чтобы он не мог до них дотянуться, пока не подрастет настолько, что сможет обращаться с ними достаточно осторожно или будет понимать, что этим можно любоваться, но нельзя трогать. Павлов доказал, что мы можем при помощи поощрений и наказаний научить животное делать то, что нам нужно. Мы можем добиться этого и с нашими сыновьями, но лишь если заплатим за это их и своим эмоциональным благополучием. Его миссия — исследовать, а мы лишь проводники, которые обязаны сделать его экспедиции спокойными и максимально безопасными.

Мы оставили вам место, чтобы вы могли проанализировать те ограды, которые установили для своего сына. Подумайте о трех областях деятельности, где ему нужны ограничения. Выберите ограду, которая соответствует возрасту мальчика и потребностям данного этапа его развития. Напишите, как вы можете установить границы, чтобы он был в безопасности и в то же время держался на оптимальном уровне своих навыков, чтобы не требовать от ребенка слишком многого, что находится за пределами его возможностей.

Важно заметить, что если установленные вами ограды не помогают, то, возможно, они слишком тесные или слишком слабые, слишком маленькие или слишком большие. Отрегулируйте их, поискав модель, подходящую для вас и вашего сына. Он будет постоянно расти, и ему будет необходимо все больше пространства для прогулок. Частый анализ того, как соответствуют друг другу потребности его развития и прочность установленных вами оград, будет способствовать развитию и росту мальчика и сбережет вам здоровье.