Глава 9. Выиграть сражение: стратегия


...

Бог с нами

Будь тверд и мужествен; ибо ты народу сему передашь во владение землю, которую Я клялся отцам их дать им; только будь тверд и очень мужествен… <…> Вот Я повелеваю тебе: будь тверд и мужествен, не страшись и не ужасайся; ибо с тобою Господь, Бог твой, везде, куда ни пойдешь.

Иис.Нав. 1:6–7, 9


Иисус Навин знал, что такое страх. Несколько лет он был «заместителем командира», правой рукой Моисея. Но пришел и его черед стать во главе войска. Народу израильскому не суждено было легко и просто прийти и занять землю обетованную, они вынуждены были сражаться за нее. И Моисея не было с ними в этот час. Если бы Иисус был совершенно уверен в своей победе, то зачем было бы Богу снова и снова говорить ему о том, что не надо бояться? Более того, Господь сказал Иисусу особые слова ободрения: «…как Я был с Моисеем, так буду и с тобою: не отступлю от тебя и не оставлю тебя» (Иис.Нав. 1:5). Каким Он «был с Моисеем»? Отважным воином. Помните моровую язву? А египетских воинов с их лошадьми и колесницами, которые утонули в Чермном море? Именно после этого проявления силы Божьей народ израильский запел: «Господь — муж брани, Иегова имя Ему» (Исх. 15:3). Бог сражался за Моисея и за Израиля; после этого Он пообещал Иисусу Навину, что будет сражаться и за него, и израильтяне взяли Иерихон и разбили всех своих врагов.

Иеремия тоже знал, что значат слова «Господь со мною». «Но со мною Господь, как сильный ратоборец, — пел он, — поэтому гонители мои споткнутся и не одолеют…» (Иер. 20:11).

Об этом не забывал и Иисус Христос, когда сражался за нас здесь, на земле:

Вы знаете происходившее по всей Иудее, начиная от Галилеи, после крещения, проповеданного Иоанном: как Бог Духом Святым и силою помазал Иисуса из Назарета, и Он ходил, благотворя и исцеляя всех, обладаемых диаволом, потому что Бог был с Ним.

Деян. 10:37–38; (курсив мой. — Дж. Э.)


Как смог Иисус одержать победу над сатаной? Бог был с Ним. Эти слова помогают нам понять всю силу обетования Христа, Который сказал: «…Я с вами во все дни до скончания века» и «не оставлю тебя и не покину тебя» (Мф. 28:20; Евр. 13:5). Это значит, что Он не просто будет поблизости или утешит нас в наших несчастьях. Это значит, что Он будет сражаться за нас, с нами, так, как Он сражался за Свой народ на протяжении многих веков. Пока мы с Иисусом Христом, нам совершенно нечего бояться.

Когда сатана запугивает нас, он взывает к предателю внутри нас и его стремлению сохранить свою жизнь. И пока мы пытаемся сохранить свою жизнь, оберегаем свое «я», его тактика работает. Мы отступаем назад. Но верно и обратное. Когда мужчина принимает решение стать воином, когда он готов отдать свою жизнь за высшие идеалы, его не может запугать большой серый волк, который грозит разрушить его маленький домик. После описания войны между ангелами и сатаной, которая началась на небе и продолжается на земле, в Книге Откровение сказано о том, каким образом ангелы победили:

Они победили его

кровию Агнца

и словом свидетельства своего,

и не возлюбили души своей

даже до смерти.

Откр. 12:11


В самом опасном положении находятся те мужчины, которые слишком дорожат своей жизнью. Все мужчины умирают; но лишь немногие из них по-настоящему живут. Конечно, вы можете создать себе спокойную жизнь… и окончить свои дни в тишине и покое, бормоча о своих прошлых злоключениях. Но я бы предпочел смерть через повешение. Кроме того, чем меньше мы пытаемся «спасти душу свою», тем более успешными воинами мы становимся. Вот что писал Г. К. Честертон по поводу смелости:

В понятии «смелость» заключено противоречие. Она подразумевает сильное желание жить, которое принимает форму готовности к смерти. «Кто хочет душу свою сберечь, тот потеряет ее; а кто потеряет душу свою ради Меня, тот сбережет ее» — это высказывание вовсе не предполагает мистическую практику для святых и героев. Это совет на каждый день для моряков и альпинистов. Его надо поместить в путеводитель по Альпам или учебник по строевой подготовке. Смелость — неважно, каким образом она проявляется — по сути своей противоречива. Человек, затерявшийся в море, может спасти свою жизнь, только если он будет отчаянно ею рисковать. Он сможет избежать смерти, лишь пройдя в сантиметре от нее. В солдате, окруженном врагами, которому нужно вырваться из этого окружения, сильное желание жить должно уживаться со странным безразличием к смерти. Он не должен просто цепляться за жизнь, иначе он станет трусом и не сможет спастись. Он не должен просто ждать смерти, иначе он станет самоубийцей и не сможет спастись. Он должен стремиться к жизни, будучи к ней совершенно безразличен; он должен желать жизни, как глотка воды, и все же пить смерть, как вино.