Глава 5. Битва за мужское сердце

Теперь ты оказался здесь, одному Богу известно где,
Ты стал одним из тех легкораненых, которые могут ходить.

Джен Крист

Самая трудная задача на земле — вернуть мужчине его сердце.

Из фильма «Michael»

Без борьбы не получится ничего стоящего.

Брюс Кокберн

Несколько лет назад в жизни моего среднего сына Блейна произошло большое событие — он пошел в школу. Это очень важное событие в жизни любого ребенка, когда он прощается с комфортом и безопасностью родного дома, выходит из-под маминой опеки и проводит весь день в школе, среди «больших детей». Но Блейн — очень общительный, располагающий к себе мальчик, прирожденный лидер, и мы знали, что он легко освоится в новой обстановке. Каждый вечер, когда семья собиралась за обеденным столом, он радовал нас рассказами о своих приключениях. Таким образом, вместе с ним мы как будто возвращались в эти счастливые первые школьные дни, вновь испытывая радость от того, что наполняет восторгом детские сердца: новая блестящая коробочка для ланча, совершенно новый желтый простой карандаш, пенал «Крайола» со встроенной точилкой, новая парта, новые друзья. Он рассказывал нам все о своей новой учительнице, спортзале, играх, в которые они играли на переменах, о том, как он выходил победителем во всех состязаниях. Но однажды вечером он сел за стол и не проронил ни слова. «Что случилось, тигр?» — спросил я. Он ничего не ответил, даже не посмотрел на меня. «Что произошло?» Он ничего не хотел рассказывать. Наконец, все прояснилось — ему досталось от одного хулигана. Один задира из первоклассников толкнул его на школьном дворе на глазах у всех его друзей. Когда он рассказывал нам эту историю, слезы текли по его щекам.

«Блейн, посмотри на меня». Он медленно, с неохотой, поднял свои заплаканные глаза. На его лице был написан стыд. «Я хочу, чтобы ты внимательно выслушал то, что я сейчас скажу. Когда в следующий раз этот задира снова толкнет тебя, вот что ты должен сделать — ты слышишь, Блейн?» Он кивнул, его большие глаза смотрели прямо на меня. «Я хочу, чтобы ты поднялся… а затем ударил его… так сильно, как только сможешь». На лице Блейна отразилось удивление и радость. Затем он улыбнулся.

Боже мой, зачем я дал ему этот совет? И почему он так обрадовался, услышав мои слова? Почему некоторые из вас радуются подобным советам, а другие приходят в смятение?

Да, я знаю, что Иисус велел нам подставлять другую щеку. Но на самом деле мы извратили смысл этой заповеди. Вы не можете научить мальчика пользоваться своей силой, постоянно запрещая ему применять ее. Иисус был в состоянии постоять за Себя, поверьте мне. Но Он решил не делать этого. Мы же предлагаем мальчику, над которым издеваются, которого унижают в присутствии его приятелей, отказаться от своей силы, своего достоинства и неподвижно стоять на месте на том основании, что этого хотел Иисус? Таким образом мы лишаем его мужественности на всю жизнь. С этого момента он будет расти пассивным и запуганным. Он станет взрослым, так и не узнав, что значит постоять за себя, так и не узнав, мужчина ли он на самом деле. Конечно, он будет обходительным, даже милым, почтительным, будет знать, как себя вести. Возможно, со стороны его поведение будет казаться нравственным, будет казаться, что он подставляет другую щеку, но на самом деле это проявление слабости. Вы не можете подставить щеку, которой у вас «нет». В наших церквах полно таких мужчин.

В тот момент душа Блейна на миг застыла в нерешительности. Затем его глаза обрели былой огонь, и выражение стыда исчезло с его лица. Но души очень многих мужчин по-прежнему находятся в состоянии нерешительности, потому что никто — понимаете, никто — никогда не предлагал им стать опасными, познать свою собственную силу, понять, что они могут справиться с трудностями. «Я чувствую, что внутри меня бушует океан, и я постоянно пытаюсь успокоить и смирить эти волны, — сознался один молодой человек лет двадцати. — Мне бы хотелось быть опасным, — добавил он со вздохом. — Вы думаете, это возможно? Мне кажется, что я должен просить на это разрешение». Да с какой стати молодой человек должен просить разрешения на то, чтобы быть мужчиной? Подобные чувства возникают потому, что нападки на мужское сердце продолжаются долгое время и после того, как была нанесена рана. Я не хочу, чтобы у вас сложилось неправильное впечатление — мужчина бывает ранен не раз, а много, много раз на протяжении всей своей жизни. Почти каждый удар приходится в одно и то же место и направлен против мужской силы. Она уходит вместе с жизнью, как будто мужчина лишается одного позвонка за другим, пока не становится совсем бесхребетным.