Глава 2. Необузданный, по образу Которого мы созданы


...

А как же приключения?

Если вы хоть немного сомневаетесь в том, что Господь любит дикую природу, проведите ночь в лесу… в полном одиночестве. Отправьтесь на прогулку в грозу, поплавайте вместе со стаей китов, разозлите лося. Кто, в конце концов, создал всех этих животных? Большой Барьерный риф, рядом с которым плавает много белых акул, индийские джунгли, в которых полно тигров, пустыни юго-запада, где водятся гремучие змеи, — можно ли назвать эти места «приятными для отдыха»? Большинство мест на земле небезопасны, но они красивы. Я понял это несколько поздно, когда отправился в верховья реки Кенай на Аляске. Мы с моим приятелем Крейгом хотели поймать лосося и радужную форель, которые водятся в холодных водах этой реки. Нас предупреждали, что в этих краях есть медведи, но мы не поняли всей серьезности этих предупреждений, пока не оказались в глухом лесу. Повсюду были видны следы гризли — рядом с тропой были разбросаны дохлые рыбы с откушенными головами, повсюду кучи помета, следы огромных лап на стволах деревьев на уровне головы. «Нам конец, — подумал я. — Что мы здесь делаем?»

И тут мне пришла на ум такая мысль: когда Бог сотворил наш мир, Он увидел, что «это хорошо», во имя всего святого. Тем самым Он дал нам знать, что Ему очень нравятся приключения, опасность, риск, элемент внезапности. Все творения Божьи непростительно дикие. Богу нравится такая природа. Что же можно сказать о Его собственной жизни? Мы знаем, что Ему предстоит выиграть битву, но любит ли Он приключения? Я хочу сказать, что Бог заранее знает все, что произойдет, так ведь? Тогда откуда взяться хоть капле риска в Его жизни; разве не находится все под Его неослабным контролем?

Пытаясь защитить суверенность Божью, богословы несколько перестарались, представив нам Бога неким шахматистом, Который играет и за белых, и за черных, делая ходы и за Себя, и за нас. Хотя ясно, что это не так. Бог — это Личность, Которая постоянно идет на риск. Без сомнения, самым рискованным шагом было дать ангелам и людям свободную волю, вплоть до свободы отвергнуть Бога — не единожды, а каждый день. Разве Господь ввел человека в грех? «Никак», — говорит апостол Павел (см.: Гал. 2:17). Значит, Бог не может играть всеми фигурами на шахматной доске, ведь люди постоянно грешат. Падшие ангелы и люди используют свою власть, чтобы ежедневно совершать злодеяния, вселяющие ужас. Разве Бог останавливает каждую пулю, выпущенную в невинную жертву? Разве Он препятствует тому, чтобы сексуальная связь подростков приводила к беременности? В нашей жизни гораздо больше риска, чем зачастую мы согласны допустить.

Большинство из нас делают все, что в их силах, чтобы свести риск к минимуму. Мы пристегиваем ремни безопасности, следим за уровнем холестерина в крови и пытаемся контролировать рождаемость. Я знаю несколько пар, которые приняли решение не иметь детей; они просто не хотят, чтобы в их жизни были страдания, которые нередко приносят нам дети. А что если они родятся больными? Что если они отвернутся от нас и от Бога? Что если?… Что касается Бога, то кажется, Он отказался от всякой предосторожности. Несмотря на то что Он знал, что произойдет, какие сердечные муки, какие потрясения и страдания принесет Ему наше непослушание, Он решил иметь детей. И в отличие от некоторых родителей, которые контролируют каждый шаг своих детей, лишая их возможности самостоятельно принимать решения, Бог оставил нам удивительную свободу выбора. Он не заставлял Адама и Еву слушаться Себя. Он пошел на риск, поразительный риск с ошеломляющими последствиями. Он позволил другим войти в Его историю и сделал так, чтобы их выбор мог коренным образом менять ее.

Вот какой мир Он создал. Этот мир по-прежнему существует. И Бог не оставил этот мир, несмотря на бардак, в который мы его превратили. Его жизнь, которая проходит в живом общении с нами и нашим миром, можно назвать почти радостной и безусловно героической. «И явился Господь…» — эта фраза, в той или иной форме, пожалуй, наиболее часто встречается в Библии, когда речь идет о Боге. Вспомните те истории, которые Он нам рассказал. Например, тот момент, когда народ израильский подошел к Чермному морю, преследуемый разъяренным фараоном и его армией. Именно в этот момент появляется Господь. Или историю Седраха, Мисаха и Авденаго, которые были спасены лишь после того, как их бросили в раскаленную печь. Лишь после этого явился Господь. Он позволил толпе убить Иисуса, похоронить Его… и только после этого Он явил Себя. Знаете, почему Богу нравятся такие невероятные истории? Потому что Ему нравится справляться с такими ситуациями. Ему нравится показывать, что в Его силах справиться с ними.

Богу не свойственно ограждать Себя от риска и искать «местечко» поспокойнее. Совсем наоборот. На самом деле чаще всего Он позволяет ситуации разворачиваться непредсказуемо. Против Голиафа, закаленного бойца и опытного убийцы, Он посылает… маленького веснушчатого пастушка с пращой. Большинство командиров, отправляющихся в бой, хотят, чтобы их армия была по возможности многочисленной. Господь же уменьшил армию Гедеона, сократив число воинов с тридцати двух тысяч до трехсот. Затем Он вооружил это небольшое войско светильниками и пустыми кувшинами. И это не одна или две битвы, в которых Господь идет на риск. Задумывались ли вы когда-нибудь о том, как Он дал людям Евангелие? Богу надо было оставить человечеству послание, без которого оно было бы обречено на погибель. Какой же способ Он придумал? Для начала Он выбрал самых непривлекательных людей: пару блудниц, несколько необразованных рыбаков, сборщика податей. Так Благая весть дошла до нас. Невероятно.

Отношения Бога с нами и нашим миром — это отношения в полном смысле этого слова. И как в любых отношениях, в них существует определенная степень непредсказуемости и большая вероятность того, что кому-то эти отношения причинят боль. Самое рискованное предприятие, на которое отваживается человек, — это любовь, ведь недаром К. С. Льюис сказал: «Полюбите что-нибудь, и ваше сердце познает сильную боль и, возможно, будет разбито. Если же вы хотите сохранить его целым и невредимым, не отдавайте его никому, даже животному». Но Бог отдает Свое сердце, снова и снова, до тех пор пока оно буквально не истекает кровью. Его готовность идти на риск просто поразительна — она намного выше, чем у любого из нас, окажись мы на Его месте.

Церковь долгие годы находилась в тупике, пытаясь примирить суверенность Божью и свободу человеческой воли. Мы должны смиренно признать, что в этом вопросе много темных мест. Как бы то ни было, в сердце Божьем определенно есть что-то дикое.