Глава 2. Необузданный, по образу Которого мы созданы


...

Выиграть битву

Иисус Христос заставляет врага высказаться, показать свое истинное лицо и пристыжает его в присутствии многих людей. Ведет ли себя Бог как джентльмен??? Только если вы не на службе у Его врага. Бог должен выиграть битву, от ее исхода зависит наша свобода. Как сказал Тремпер Лонгман, «в сущности, каждая книга Библии — и Ветхого, и Нового Завета — можно даже сказать, каждая страница, рассказывает нам о том, как сражался Господь». Интересно, назвали бы египтяне, которые удерживали еврейский народ в рабстве, Яхве славным парнем? Казни, моровая язва, смерть каждого первенца — не очень-то это по-джентльменски, не так ли? Что сказала бы Мисс Хорошие Манеры о возвращении земли обетованной? Разве массовое уничтожение людей имеет что-то общее с традицией «приглашать в гости своих новых соседей»?

Помните одного неистового человека — Самсона? Он совершил немало настоящих мужских поступков: убил голыми руками льва, избил до смерти и раздел тридцать филистимлян, когда они настроили его жену против него, и в конце концов, когда они сожгли ее, убил тысячу человек ослиной челюстью. С таким парнем шутки плохи. Но обратили ли вы внимание на одно обстоятельство? Все эти события происходили тогда, когда «сходил на него Дух Господень» (Суд. 15:14; курсив мой. — Дж. Э.). А теперь я хочу внести ясность: я вовсе не пропагандирую образ крутого «мачо». Я не предлагаю всем отправиться в спортзал, а затем пойти на пляж и швырять песок в лицо слабакам-фарисеям. Я пытаюсь освободиться от чрезвычайно ошибочного представления, которое сложилось у нас о Боге — особенно об Иисусе, — а значит, и о мужчине, который сотворен по Его образу. Дороти Сэйерс написала, что церковь «очень успешно подрезала когти Льву от колена Иудина», превратив Его в «угодное ей домашнее животное для бледных приходских священников и набожных старушек». Разве с таким Богом вы встречаетесь в Библии? Вот что Он ответил Иову, который усомнился в Его силе:

Ты ли дал коню силу

и облек шею его гривою?

Можешь ли ты испугать его, как саранчу?

Храпение ноздрей его — ужас;

Роет ногою землю и восхищается силою;

Идет навстречу оружию;

Он смеется над опасностью, и не робеет,

И не отворачивается от меча;

Колчан звучит над ним,

Сверкает копье и дротик;

В порыве и ярости он глотает землю

И не может стоять при звуке трубы;

При трубном звуке он издает голос: «гу! гу!»

И издалека чует битву,

Громкие голоса вождей и крик.

Иов 39:19–25


Боевой жеребец унаследовал отважное сердце своего Создателя. Так же, как и мы; каждый мужчина является «отпрыском победной ветви». Или по крайней мере являлся таковым. Чтобы определить, что за мужчина перед вами, надо лишь обратить внимание на то, какое впечатление он производит на вас. Скучно ли вам с ним? Пугает ли он вас своими богословскими идеями? Хочется ли вам закричать оттого, что он такой «славный» малый? В Гефсиманском саду, темной ночью, толпа убийц «с фонарями и светильниками и оружием» пришла за Христом. Обратите внимание на их малодушие — почему они не пришли за Ним при свете дня, когда Он был в городе? Бросился ли Иисус в страхе прочь? Нет, Он с достоинством вышел встретить их.

Иисус же, зная все, что с Ним будет, вышел и сказал им: кого ищете? Ему отвечали: Иисуса Назорея. Иисус говорит им: это Я. Стоял же с ними и Иуда, предатель Его. И когда сказал им: «это Я», — они отступили назад и пали на землю. Опять спросил их: кого ищете? Они сказали: Иисуса Назорея. Иисус отвечал: Я сказал вам, что это Я; итак, если меня ищете, оставьте их, пусть идут…

Ин. 18:4–8; курсив мой. — Дж. Э.

Вот вам и проявление силы. Отважный выход Иисуса поразил толпу убийц, которая пришла за ним. Несколько лет назад один хороший человек дал мне прочитать стихотворение о Христе под названием «Баллада о прекрасном Друге» («Ballad of the Goodly Fere»), написанное Эзрой Паундом. Это стихотворение стало моим любимым. Оно написано от лица одного из мужчин, которые следовали за Христом, возможно, от лица Симона Зилота; стихотворение наполнится для вас особым смыслом, когда вы узнаете, что автор называет Иисуса Fere, что на древнеанглийском языке значит «товарищ» или «друг»:

Разве не потеряли мы прекраснейшего Друга
Из-за священников и преступников?
Конечно, Он любил отважных мужчин,
Корабли и открытое море.
Когда они пришли целой толпой, чтобы забрать нашего Друга,
Было приятно видеть улыбку на Его лице,
«Сначала дайте уйти Моим спутникам», — сказал прекрасный Друг.
«Или быть вам проклятыми», — сказал Он.
Да, Он отправил нас подальше от этой толпы,
И презрение прозвучало в Его смехе:
«Почему вы не схватили Меня, когда Я
Ходил один по городу?» — спросил Он.
Мы пили хорошее красное вино за Его здоровье,
Когда мы последний раз собрались вместе.
Наш прекрасный Друг не был трусливым священником,
Он был самым лучшим Человеком на свете.
Я видел, как Он, размахивая связкой веревок,
Выгнал из храма сотню мужчин
За то, что они превратили святой дом молитвы
В место своего обогащения и торговли…
Я видел, как Он усмирил сотню мужчин
На галилейских холмах.
Они притихли, когда Он спокойно прошел мимо них,
Взгляд Его напоминал мрачное море.
Море, которое не выносит мореплавателей,
На просторах которого гуляют лишь вольные ветры,
Как волны озера Геннисаретского, которые Он усмирил
Несколькими словами, сказанными внезапно.
Прекрасный Друг был нашим Учителем,
Товаришем ветру и морю,
Если они думают, что убили нашего прекрасного Друга,
То они безнадежные глупцы.


Иисус не был ни «трусливым священником», ни бледным служкой с волосами, зачесанными на прямой пробор, говорящим тихо и мягко, избегающим конфликтов, позволившим себя убить, потому что у него не было другого выхода. Он умел плотничать, находил общий язык с рабочим людом. Он — Господь Сил, главнокомандующий армии ангелов, и когда Он вернется, мы увидим Его во главе устрашающего воинства, восседающим на белом коне, с мечом острым, облеченным в одежду, обагренную кровью (см.: Откр. 19). Этот образ больше напоминает нам Уильяма Уоллеса, чем мать Терезу.

Нет сомнений — в Божьем сердце есть что-то неистовое.