Глава 2. Необузданный, по образу Которого мы созданы


...

Действительно храброе сердце

Уоллес, как вы помните, главный герой фильма «Храброе сердце». Это воин и поэт, который в начале XIV в. выступил освободителем Шотландии. В момент появления на сцене Уоллеса Шотландия представляла собой порабощенную страну, столетиями находившуюся под железной пятой английских монархов. И английский король Эдуард I по прозвищу Длинноногий, который правил в то время, был самым худшим из всех. Безжалостный угнетатель, Эдуард I опустошал Шотландию, его армия убивала ее сыновей и насиловала дочерей. Шотландское дворянство, мнимые защитники своего народа, взвалили на плечи простых людей тяжелое бремя, а сами тем временем набивали свои кошельки за счет удачных сделок с Эдуардом Длинноногим. Уоллес был первым, кто бросил вызов английским угнетателям. Король Эдуард пришел в ярость и послал свою армию к полю под Стерлингом, чтобы подавить восстание. Шотландские горцы спустились к этому месту группами от ста до тысячи человек. Пришло время показать, на что способны обе стороны. Но дворяне, малодушные трусы, не хотели сражаться. Они хотели заключить соглашение с Англией, в результате которого им досталось бы еще больше земель и власти. Это были типичные фарисеи, бюрократы… управляющие по делам религии.

Не имея своего лидера, шотландцы начали терять боевой дух. Сначала по одному, затем целыми группами они стали спасаться бегством. В этот момент подъехал Уоллес с отрядом своих соратников, их лица были вымазаны синей краской, они были готовы к битве. Не обращая внимания на дворян, которые уехали на переговоры с английскими военачальниками в надежде договориться о новой сделке, Уоллес выступает с речью к напуганным шотландцам: «Сыны Шотландии… вы приехали сюда сражаться, как свободные люди, а вы и есть свободные люди». Этими словами он выразил их суть и указал причину, по которой им надо сражаться. Он напомнил им, что нельзя жить в постоянном страхе, что каждый из них рано или поздно умрет, «И умирая в своей постели, спустя многие годы, вы будете готовы отдать все дни, которые пройдут с этого мгновенья, чтобы вернуться на это поле и доказать своим врагам, что они могут отнять ваши жизни, но не вашу свободу!» — так он убедил шотландцев, что они могут достойно сразиться с англичанами. Когда он закончил свою зажигательную речь, люди воспрянули духом. Они были готовы к битве. Затем один из друзей Уоллеса спросил:

«Прекрасная речь, но что же нам теперь делать?» «Быть собой», — был ответ. «Куда ты направляешься?» — последовал вопрос. «Я собираюсь драться». В конце концов, кто-то должен был противостать английским тиранам. Пока дворяне всеми силами пытались добиться выгодного соглашения, Уоллес выехал вперед и прервал переговоры. Он вступил в бой с английскими лордами, который перерос в битву при Стерлинге — битву, с которой началось освобождение Шотландии.

Итак, на кого больше похож Иисус Христос: на мать Терезу или на Уильяма Уоллеса? Я бы ответил… когда как. Если вы прокаженный, отверженный, если вы изгой общества, к которому никто никогда не прикасался, ибо вы «нечистый», если все, о чем вы когда-либо мечтали, это обращенное к вам доброе слово, тогда Иисус — воплощение бесконечного милосердия. Он протянет вам руку и поддержит вас. С другой стороны, если вы фарисей, один из самоуверенных «защитников морали»… берегитесь. Не раз Иисус «вступал в бой» с подобными лицемерами. Вспомните, например, историю об исцелении скорченной женщины из 13-й главы Евангелия от Луки. Вот что стоит за этой историей: фарисеев вполне можно сравнить с шотландским дворянством — как и последние, они взвалили на плечи народа Божьего тяжелое бремя, сами же и пальцем не пошевелили, чтобы облегчить его. Более того, в своем слепом следовании Закону они настаивали, что исцелить кого-то в субботу — значит совершить грех, так как врачевание равносильно «работе». Они настолько исказили смысл Божьих заповедей, что стали думать, будто человек существует для субботы, а не суббота для человека (см.: Мк. 2:27). У Иисуса уже было несколько стычек с фарисеями, и причиной некоторых из них был именно этот вопрос, приводивший этих лицемеров в бешенство (см.: Лк. 6:11).

Пытался ли Иисус ходить вокруг да около предмета спора, чтобы «не раскачивать лодку» (как предпочитают делать сегодня многие руководители)? Уходил ли Он от ответа, чтобы «сохранить единство церкви»? Ничего подобного. Он говорил прямо, без обиняков, Он уязвил фарисеев, Он вступил с ними в бой. Давайте еще раз прочитаем эту историю:

В одной из синагог учил Он в субботу. Там была женщина, восемнадцать лет имевшая духа немощи: она была скорчена и не могла выпрямиться. Иисус, увидев ее, подозвал и сказал ей: женщина! ты освобождаешься от недуга твоего. И возложил на нее руки, и она тотчас выпрямилась и стала славить Бога. При этом начальник синагоги, негодуя, что Иисус исцелил в субботу, сказал народу: есть шесть дней, в которые должно делать; в те и приходите исцеляться, а не в день субботний.

Лк. 13:10–14


Можем ли мы верить этому человеку? Этому скользкому типу. Он все переворачивает с ног на голову. Иисус Христос гневно отвечает:

…Лицемер! не отвязывает ли каждый из вас вола своего или осла от яслей в субботу и не ведет ли поить? Сию же дочь Авраамову, которую связал сатана вот уже восемнадцать лет, не надлежало ли освободить от уз сих в день субботний? И, когда говорил Он это, все противившиеся Ему стыдились; и весь народ радовался о всех славных делах Его.

Лк. 13:15–17