Глава 2. Необузданный, по образу Которого мы созданы


...

Откуда мы родом?

Возможно, я и зашел в магазин маленьким мальчиком со странностями, но вышел из него, ощущая себя шерифом Уайеттом Эрпом,5 Одиноким Рейнджером,6 Китом Карсоном.7 Я обрел индивидуальность и место в истории. Мне предложили стать «опасным». Мальчик должен стать мужчиной, а мужчина должен осознать свою мужественность, и такое предложение — обязательное для этого условие. Мужчине просто необходимо знать, откуда он родом, какова его природа. Один из поворотных моментов в жизни моего друга Крейга, возможно самый главный момент, наступил в тот день, когда он снова взял фамилию своего отца. Отец Крейга, Эл Макконнел, погиб на корейской войне, когда Крейгу было всего четыре месяца. Его мать во второй раз вышла замуж, и Крейга усыновил его отчим, вечно всем недовольный капитан военно-морского флота, который в минуты гнева называл пасынка «чайкой». Этим словом он определял индивидуальность Крейга и его место в истории. Отчим говорил: «Крейг, ты просто чайка. Все, что ты можешь, это сидеть, пронзительно кричать и…» (вы сами можете закончить фразу).


5 Национальный герой Америки, легендарный шериф. — Примеч. пер.

6 Герой американского вестерна. — Примеч. пер.

7 Легендарный герой Америки, охотник, разведчик, участник войн с индейцами. — Примеч. пер.


Когда Крейг повзрослел, он узнал правду о своем прошлом — узнал, что его настоящий отец был воином и погиб в сражении, что он планировал стать миссионером и нести свет Евангелия туда, куда до него не приходил ни один христианин. Крейг выяснил, что его прадеда звали Уильям Макконнел, он был одним из первых миссионеров в Центральной Америке, выдающимся человеком, который не раз рисковал своей жизнью, чтобы рассказать о Христе людям, живущим без Бога. Крейг сменил фамилию и стал Макконнелом, обретя вместе с новой фамилией гораздо более благородное прошлое и гораздо более «опасное» место в истории. Если бы так повезло всем нам. Многие мужчины стыдятся своих отцов. «Ты точная копия своего отца», — такие обидные слова бросают многие озлобленные матери своим сыновьям. Большинство знакомых мне мужчин стараются как можно меньше походить на своих отцов. На кого же им остается равняться? От кого они смогут унаследовать представление о мужской силе?

Может быть, нам следует направить свои поиски к истокам, к тем мощным корням, от которых растут все эти ветви. Кем является тот Единственный, от кого, как утверждают, мы произошли, чей образ несет в себе каждый мужчина? Каков Он? Если сказать мужчине, который пытается найти истоки своей силы, что он сотворен по образу Божьему, вряд ли это сильно воодушевит его. Для большинства мужчин Бог или слишком далек, или слаб — такими они воспринимают своих земных отцов. Давайте начистоту: каким мужчиной был, по-вашему, Иисус Христос? «Наверное, Он был кротким и смиренным, — заметил мой друг. — Я хочу сказать, что представляю себе Его этаким добрым малым, окруженным детьми. Чем-то похожим на мать Терезу». Именно так на картинах, висящих во многих церквах, изображен Иисус. На самом деле только такие изображения Иисуса я и видел. Как я уже говорил, после них у меня оставалось впечатление, что Иисус Христос — это самый милый парень на земле. Мистер Роджерс с бородой. Если бы мне сказали, что мне надо стать похожим на Него, я бы подумал, что мне предлагают стать слабым и пассивным. Приятным для всех, отличным парнем. Похожим чем-то на мать Терезу.

Мне же больше хотелось бы походить на Уильяма Уоллеса.